Я умираю но не сдаюсь

Главная » Подвиги в наследство » Брестская крепость: «Умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина»

20 июля 1941 года один из последних защитников Брестской крепости нацарапал на стене: «Умираю, но не сдаюсь!»

7 тысяч советских воинов и 300 семей военнослужащих почти месяц сдерживали продвижение 45-й дивизии фашистов (более 17 тысяч солдат и офицеров).

К моменту нападения Германии на СССР в Бресткой крепости дислоцировалось 7 стрелковых батальонов и 1 разведывательный, 2 артиллеристских дивизиона, некоторые спецподразделения стрелковых полков и подразделения корпусных частей, сборы приписного состава 6-й Орловской Краснознаменной и 42-й стрелковой дивизий 28-го стрелкового корпуса 4-й армии, подразделения 17-го Краснознаменного Брестского пограничного отряда, 33-го отдельного инженерного полка, часть 132-го батальона войск НКВД. То есть от 7 до 8 тысяч советских воинов и 300 семей военнослужащих.
С первых минут войны крепость подверглись массированным бомбардировам и артиллеристскому обстрелу. Штурмовала Брестскую крепость немецкая 45-я пехотная дивизия (около 17 тысяч солдат и офицеров), которая наносила лобовой и фланговые удары во взаимодействии с частью сил 31-й пехотной дивизии. На флангах основных сил действовали 34-я пехотная и остальная часть 31-й пехотной дивизий 12-го армейского корпуса 4-й немецкой армии, а также 2 танковые дивизии 2-й танковой группы Гудериана. Противник в течение получаса вел ураганный артобстрел по всем входным воротам в крепость, предмостным укреплениям и мостам, по артиллерии и автопарку, по складским помещениям с боеприпасами, медикаментами, продовольствием, по казармам, домам начальствующего состава. Следом шли ударные штурмовые группы врага.
В результате артобстрела и пожаров большинство складов и материальная часть были уничтожены или разрушены, перестал действовать водопровод, прервалась связь. Значительная часть бойцов и командиров была выведена из строя в самом начале военных действий, гарнизон крепости расчленен на отдельные группы. В первые минуты войны в бой с противником вступили пограничники на Тереспольском укреплении, красноармейцы и курсанты полковых школ 84-го и 125-го стрелковых полков, находившихся у границы, на Волынском и Кобринском укреплениях. Упорное сопротивление позволило утром 22 июня выйти из крепости примерно половине личного состава, вывести несколько пушек и легких танков в районы сосредоточения своих частей, эвакуировать первых раненых. В крепости осталось 3,5-4 тысяч советских воинов.
Противник имел почти 10-кратное превосходство в силах. В первый день боев к 9 часам утра крепость была окружена. Передовые части 45-й немецкой дивизии попытались с ходу овладеть крепостью (по плану немецкого командования к 12 часам дня). Через мост у Тереспольских ворот штурмовые группы врага прорвались в Цитадель, в центре ее захватили доминирующее над другими постройками здание полкового клуба, где сразу же обосновались корректировщики артиллерийского огня. Одновременно противник развил наступление в направлении Холмских и Брестских ворот, надеясь соединиться там с группами, наступавшими со стороны Волынского и Кобринского укреплений. Этот замысел был сорван.

У Холмских ворот в бой с врагом вступили воины 3-го батальона и штабных подразделений 84-го стрелкового полка, у Брестских — в контратаку пошли бойцы 455-го стрелкового полка, 37-го отдельного батальона связи, 33-го отдельного инженерного полка. Штыковыми атаками враг был смят и опрокинут. Отступающих гитлеровцев плотным огнем встретили советские воины у Тереспольских ворот, которые к этому времени были отбиты у противника. Здесь закрепились пограничники 9-й погранзаставы и приштабных подразделений 3-й погранкомендатуры — 132-го батальона НКВД, бойцы 333-го и 44-го стрелковых полков, 31-го отдельного автобатальона. Они держали под прицельным ружейным и пулеметным огнем мост через Западный Буг, мешали противнику налаживать понтонную переправу.
Только немногим из прорвавшихся в Цитадель немецким автоматчикам удалось укрыться в здании клуба и в рядом стоящем здании столовой комсостава. Противник здесь был уничтожен на второй день. В последующем эти здания неоднократно переходили из рук в руки. Почти одновременно ожесточенные бои развернулись на всей территории крепости. С самого начала они приобрели характер обороны отдельных ее укреплений без единого штаба и командования, без связи и почти без взаимодействия между защитниками разных укреплений. Оборонявшихся возглавили командиры и политработники, в ряде случаев — принявшие на себя командование рядовые бойцы.
Уже через несколько часов боев командование немецкого 12-го армейского корпуса вынуждено было направить на крепость все имеющиеся резервы. Однако, как доносил командир немецкой 45-й пехотной дивизии генерал Шлиппер, это «также не внесло изменения в положение. Там, где русские были отброшены или выкурены, через короткий промежуток времени из подвалов, водосточных труб и других укрытий появлялись новые силы, которые стреляли так превосходно, что наши потери значительно увеличивались». Противник безуспешно передавал через радиоустановки призывы к сдаче в плен, посылал парламентеров. Сопротивление продолжалось.
Защитники Цитадели удерживали почти 2-километровое кольцо оборонительного 2-этажного казарменного пояса в условиях интенсивных бомбардировок, артобстрела и атак штурмовых групп противника. В течение первого дня они отбили 8 ожесточенных атак вражеской пехоты, блокированной в Цитадели, а также атаки извне, с захваченных противником плацдармов на Тереспольском, Волынском, Кобринском укреплениях, откуда гитлеровцы рвались ко всем 4 воротам Цитадели. К вечеру 22 июня противник закрепился в части оборонительной казармы между Холмскими и Тереспольскими воротами (позже использовал ее как плацдарм в Цитадели), захватил несколько отсеков казармы у Брестских ворот. Однако расчет врага на внезапность не оправдался; оборонительными боями, контратаками советские воины сковали силы противника, нанесли ему большие потери.
Утро 23 июня вновь началось с артобстрела и бомбардировки крепости. Бои приняли ожесточенный, затяжной характер, которого враг никак не ожидал. Упорное героическое сопротивление советских воинов встретили немецко-фашистские захватчики на территории каждого крепостного укрепления.
На территории пограничного Тереспольского укрепления оборону держали воины курсов шоферов Белорусского пограничного округа под командованием начальника курсов старшего лейтенанта Ф.М. Мельникова и преподавателя курсов лейтенанта Жданова, транспортной роты 17-го погранотряда во главе с командиром старшим лейтенантом А.С. Черным совместно с бойцами кавалерийских курсов, саперного взвода, усиленных нарядов 9-й погранзаставы. Им удалось очистить от прорвавшегося противника большую часть территории укрепления, но из-за недостатка боеприпасов и больших потерь в личном составе удержать ее они не могли. В ночь на 25 июня остатки групп Мельникова, погибшего в боях, и Черного, форсировали Западный Буг и присоединились к защитникам Цитадели и Кобринского укрепления.
На Волынском укреплении к началу военных действий размещались госпитали 4-й армии и 28-го стрелкового корпуса, 95-й медико-санитарный батальон 6-й стрелковой дивизии, находилась немногочисленная часть состава полковой школы младших командиров 84-го стрелкового полка, наряды 9-й погранзаставы. На земляных валах у Южных ворот оборону держал дежурный взвод полковой школы. С первых минут вражеского вторжения оборона приобрела очаговый характер. Противник стремился пробиться к Холмским воротам и, прорвавшись, соединиться с штурмовой группой в Цитадели. На помощь из Цитадели пришли воины 84-го стрелкового полка. В черте госпиталя оборону организовали батальонный комиссар Н.С. Богатеев, военврач 2-го ранга С.С. Бабкин (оба погибли). Ворвавшиеся в госпитальные здания немецкие автоматчики зверски расправлялись с больными и ранеными.
Оборона Волынского укрепления полна примеров самоотверженности бойцов и медперсонала, сражавшихся до конца в развалинах зданий. Прикрывая раненых, погибли медсестры В.П. Хорецкая и Е.И. Ровнягина. Захватив больных, раненых, медперсонал, детей, 23 июня гитлеровцы использовали их в качестве живого заслона, погнав впереди атакующих Холмские ворота автоматчиков. «Стреляйте, не жалейте нас!» — кричали пленные.
К концу недели очаговая оборона на укреплении затухла. Некоторые бойцы влились в ряды защитников Цитадели, немногим удалось пробиться из вражеского кольца.
В Цитадели — самом крупном узле обороны — к концу дня 22 июня определилось командование отдельных участков обороны: в западной части, в районе Тереспольских ворот, ее возглавили начальник 9-й погранзаставы А.М. Кижеватов, лейтенанты из 333-го стрелкового полка А.Е. Потапов и А.С. Санин, старший лейтенант Н.Г. Семенов, командир 31-го автобата Я.Д. Минаков; воинов 132-го батальона — младший сержант К.А. Новиков. Группу бойцов, занявших оборону в башне над Тереспольскими воротами, возглавил лейтенант А.Ф. Наганов. К северу от 333-го стрелкового полка, в казематах оборонительной казармы сражались бойцы 44-го стрелкового полка под командованием помощника командира 44-го стрелкового полка по хозяйственной части капитана И.Н. Зубачева, старших лейтенантов А.И. Семененко, В.И. Бытко (с 23 июня). На стыке с ними у Брестских ворот сражались воины 455-го стрелкового полка под командованием лейтенанта А.А. Виноградова и политрука П.П. Кошкарова. В казарме 33-го отдельного инженерного полка боевыми действиями руководил помощник начальника штаба полка старший лейтенант Н.Ф. Щербаков, в районе Белого дворца — лейтенант А.М. Нагай и рядовой А.К. Шугуров — ответственный секретарь комсомольского бюро 75-го отдельного разведывательного батальона. В районе расположения 84-го стрелкового полка и в здании Инженерного управления руководство на себя взял заместитель командира 84-го стрелкового полка по политической части полковой комиссар Е.М. Фомин. Ход обороны требовал объединения всех сил защитников крепости.
24 июня в Цитадели состоялось совещание командиров и политработников, где решался вопрос о создании сводной боевой группы, формировании подразделений из воинов разных частей, утверждении их командиров, выделившихся в ходе боевых действий. Был отдан Приказ № 1, согласно которому командование группой возлагалось на капитана Зубачева, его заместителем назначен полковой комиссар Фомин.

Практически они смогли возглавить оборону только в Цитадели. И хотя командованию сводной группы не удалось объединить руководство боями на всей территории крепости, штаб сыграл большую роль в активизации боевых действий. По решению командования сводной группы были предприняты попытки прорвать кольцо окружения. 26 июня пошел на прорыв отряд (120 человек, в основном сержанты) во главе с лейтенантом Виноградовым. За восточную черту крепости удалось прорваться 13 воинам, но они были схвачены врагом. Безуспешными оказались и другие попытки массового прорыва из осажденной крепости, пробиться смогли только отдельные малочисленные группы.
Оставшийся маленький гарнизон советских войск продолжал сражаться с необыкновенной стойкостью и упорством. О непоколебимом мужестве бойцов гласят их надписи на крепостных стенах: «Нас было пятеро Седов, Грутов, Боголюб, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22 июня 1941. Умрем, но не уйдем отсюда…»; «26 июня 1941 г. Нас было трое, нам было трудно, но мы не пали духом и умираем, как герои». Об этом же свидетельствуют обнаруженные во время раскопок Белого дворца останки 132 воинов и надпись, оставленная на кирпичах: «Умираем не срамя».
На Кобринском укреплении с момента начала военных действий сложилось несколько участков ожесточенной обороны. Жесткое прикрытие выхода из крепости через Северо-западные ворота воинов гарнизона, а затем и оборону казармы 125-го стрелкового полка возглавил батальонный комиссар С.В. Дербенев. В районе Западного форта и домов начсостава, куда проник противник, оборону возглавили командир батальона 125-го стрелкового полка капитан В.В. Шабловский и секретарь партбюро 333-го стрелкового полка старший политрук И.М. Почерников. Оборона в этой зоне угасла к концу третьего дня.
Напряженный характер носили бои в районе Восточных ворот укрепления, где в течение почти двух недель сражались бойцы 98-го отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона. Противник, форсировав Мухавец, двинул в эту часть крепости танки и пехоту. Перед бойцами дивизиона стояла задача — задержать врага в этой зоне, не дать ему возможности проникнуть на территории укрепления и сорвать выход частей из крепости. Возглавили оборону начальник штаба дивизиона лейтенант И.Ф. Акимочкин, в последующие дни вместе с ним и заместителем командира дивизиона по политчасти старший политрук Н.В. Нестерчук.
В северной части главного вала в районе Северных ворот в течение двух дней сражалась группа бойцов из разных подразделений (из тех, кто прикрывал выход и был ранен или не успел уйти) под руководством командира 44-го стрелкового полка майора П.М. Гаврилова. На третий день защитники северной части главного вала отошли в Восточный форт. Здесь же в укрытии находились семьи командиров. Всего собралось около 400 человек. Руководили обороной форта майор Гаврилов, заместитель по политчасти политрук С.С. Скрипник из 333-го стрелкового полка, начальник штаба — командир 18-го отдельного батальона связи капитан К.Ф. Касаткин.
В земляных валах, окружающих форт, были прорыты окопы, на валах и во внутреннем дворе установлены пулеметные точки. Форт стал неприступным для немецкой пехоты. По свидетельству противника, «сюда нельзя было подступиться, имея только пехотные средства, так как превосходно организованный ружейный и пулеметный огонь из глубоких окопов и подковообразного двора скашивал каждого приближающегося. Оставалось только одно решение — голодом и жаждой принудить русских сдаться в плен…»
Гитлеровцы методически целую неделю атаковали крепость. Советским воинам приходилось отбивать по 6-8 атак в день. Рядом с бойцами были женщины и дети. Они помогали раненым, подносили патроны, участвовали в боевых действиях.
Фашисты пустили в ход танки, огнеметы, газы, поджигали и скатывали с внешних валов бочки с горючей смесью. Горели и рушились казематы, нечем было дышать, но когда в атаку шла вражеская пехота, снова завязывались рукопашные схватки. В короткие промежутки относительного затишья в репродукторах раздавались призывы сдаваться в плен.
Находясь в полном окружении, без воды и продовольствия, при острой нехватке боеприпасов и медикаментов гарнизон мужественно сражался с врагом. Только за первые 9 дней боев защитники крепости вывели из строя около 1,5 тысяч солдат и офицеров противника.
К концу июня враг захватил большую часть крепости, 29 и ЗО июня гитлеровцы предприняли непрерывный двухсуточный штурм крепости с использованием мощных (500 и 1800-килограммовых) авиабомб. 29 июня погиб, прикрывая с несколькими бойцами группу прорыва, Кижеватов. В Цитадели 30 июня гитлеровцы схватили тяжелораненых и контуженых капитана Зубачева и полкового комиссара Фомина, которого фашисты расстреляли недалеко от Холмских ворот.
30 июня после длительного обстрела и бомбежки, завершившихся ожесточенной атакой, гитлеровцы овладели большой частью сооружений Восточного форта, захватили в плен раненых. В результате кровопролитных боев и понесенных потерь оборона крепости распалась на ряд изолированных очагов сопротивления.
До 12 июля в Восточном форту продолжала сражаться небольшая группа бойцов во главе с Гавриловым. Вырвавшись из форта, тяжело раненные Гаврилов и секретарь комсомольского бюро 98-го отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона Г.Д. Деревянко, попали в плен. Но и позже 20-х чисел июля в крепости продолжали сражаться советские воины. Последние дни борьбы овеяны легендами.
К этим дням относятся надписи, оставленные на стенах крепости ее защитниками: «Умрем, но из крепости не уйдем», «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.07.41 г.».
Ни одно из знамен воинских частей, сражавшихся в крепости, не досталось врагу. Знамя 393-го отдельного артиллерийского дивизиона закопали в Восточном форту старший сержант Р.К. Семенюк, рядовые И.Д. Фольварков и Тарасов. 26.09.1956 года оно было откопано Семенюком. В подвалах Белого дворца, Инженерного управления, клуба, казармы 333-го полка держались последние защитники Цитадели. В здании Инженерного управления и Восточном форту гитлеровцы применили газы, против защитников казармы 333-го полка и 98-го дивизиона, в зоне 125-го полка — огнеметы… Противник вынужден был отметить стойкость и героизм защитников крепости. В июле командир 45-й немецкой пехотной дивизии генерал Шлиппер в «Донесении о занятии Брест-Литовска» сообщал: «Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к сопротивлению».
Оборона Брестской крепости — пример мужества и стойкости советского народа в борьбе за свободу и независимость Родины. Защитники крепости — воины более чем 30 национальностей — до конца выполнили свой долг перед Родиной, совершили один из величайших подвигов в истории Великой Отечественной войны. За исключительный героизм при защите крепости звание Героя Советского Союза присвоено майору Гаврилову и лейтенанту Кижеватову. Около 200 участников обороны награждены орденами и медалями. 8 мая 1965 года Брестской крепости присвоено почетное звание «Крепость-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

* 20 июля 2020 г. Воен.мор. 12.09.2020 в 17:26 Ответить ПЛОЩАДЬ ПАМЯТИ, ПОМНИ ВОЙНУ! Павшим и живым защитникам социалистического Отечества посвящается творчество флотского композитора и поэта-песенника.
На стихи поэта-фронтовика, бывшего офицера-артиллериста Брестского гарнизона Михаила Ивановича Петрова «Раны сердца», дивизионный штурман Лен.вмб Балт.флота Геннадий Георгиевич Шапошников написал песню «ПОМНИ ВОЙНУ!» (Слова М. Петрова, музыка Г. Шапошникова), посвящённую героическим защитникам Бреста.
Затем, на стихи военкора армейских и флотских редакций, газет и журналов МО СССР, жены фронтового лётчика и матери военного лётчика, поэтессы Валентины Григорьевны Сааковой «Площадь памяти», офицер ВМФ Геннадий Георгиевич Шапошников создал одноименную песню-балладу «ПЛОЩАДЬ ПАМЯТИ» (Слова В. Сааковой, музыка Г. Шапошникова), посвящённую светлой памяти павших на войне в боях за нашу советскую Родину в 1941-1945 г.г.
Потом, была написана песня «КРАСНОФЛОТЦЫ МОРСКОЙ ПЕХОТЫ» (Слова и музыка Г. Шапошникова), которая посвящалась военным морякам, героически сражавшимся на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г.
В библиотеке Ансамбля Краснознамённого Черноморского флота есть в свободном электронном доступе музыкально-поэтические произведения лауреата Всесоюзного фестиваля народного творчества, поэта, композитора и журналиста, капитана 3-го ранга Шапошникова Г.Г., руководившего матросскими ансамблями «Волна» и «Ладожане», в прошлом, лучшего дивизионного штурмана советского флота, отличника погранвойск КГБ СССР и военкора ИТАР-ТАСС, ныне, старшего офицера ВМФ России Геннадия Георгиевича Шапошникова, ветерана Кр.Лен.вмб ДКБФ (в/ч 45618).

Брестская крепость — крепость в черте города Бреста в Белоруссии, у впадения реки Мухавец в Западный Буг, на границе сегодняшних Белоруссии и Польши.

Брестские крепостные укрепления заняли территорию около четырех квадратных километров на берегах Буга, Мухавца и каналов. Главное укрепление – Цитадель, разместилось на центральном острове, и было окружено Волынским, Кобринским и Тереспольским укреплениями. Внешняя линия земляных валов превышала 6,5 км при высоте около 10 м. В толще валов находились многочисленные каменные казематы.

22 июня 1941 года.

На востоке чуть розовеет полоска зари. Люди крепко спят после трудовой недели. Тихо повсюду в этот предутренний час. Не спят только пограничники. Зорко охраняют они рубежи своей родины.

Перед рассветом, пограничники увидели, плывущие с запада огни. Затем послышался гул моторов – это летели атаковать нашу Родину фашистские бомбардировщики. А через несколько секунд — грохот взрывов. Языки пламени взметнулись, казалось до самого неба. Яростный вой, грохот, разрушения, кровь, смерть.

Так началась Великая Отечественная война, и первыми удар приняли защитники Брестской крепости.

22 июня 1941 в 3:15 по крепости был открыт ураганный огонь, заставший гарнизон врасплох. В результате были уничтожены склады, водопровод, прервана связь, нанесены крупные потери гарнизону.

К моменту нападения в крепости было от 7 до 9 тысяч советских воинов, здесь же жило 300 семей военнослужащих. В 3:45 начался штурм Брестской крепости. С первых минут войны крепость подверглась массированным бомбардировкам с воздуха и артиллеристскому обстрелу, тяжелые бои развернулись на границе, в городе и крепости. Неожиданность атаки привела к тому, что единого скоординированного сопротивления гарнизон оказать не смог, и был разбит на несколько отдельных очагов.

Немецкое командование планировало захватить Брестскую крепость в первый же день к 12 часам, ведь непосредственный штурм крепости был поручен штурмовым отрядам 45-й дивизии, сформированной в горах Верхней Австрии, на родине Гитлера, и потому отличавшейся особой преданностью фюреру. Но защитники Брестской крепости сражались за каждый сантиметр земли.

Из немецких донесений:

«В 4 часа 42 минуты «было взято 50 человек пленных, все в одном белье, их война застала в койках».

«Вскоре, где-то между 5.30 и 7.30 утра, стало окончательно ясно, что русские отчаянно сражаются в тылу наших передовых частей. Их пехота при поддержке 35–40 танков и бронемашин, оказавшихся на территории крепости, образовала несколько очагов обороны. Вражеские снайперы вели прицельный огонь из-за деревьев, с крыш и подвалов, что вызвало большие потери среди офицеров и младших командиров».
«Там, где русских удалось выбить или выкурить, вскоре появлялись новые силы. Они вылезали из подвалов, домов, из канализационных труб и других временных укрытий, вели прицельный огонь, и наши потери непрерывно росли». Были разрушены здания, но защитники крепости, их жёны и дети спустились в подвалы.

Гитлеровцы целую неделю методически атаковали крепость. Советским воинам приходилось отбивать по 6-8 атак в день. Рядом с бойцами были женщины и дети. Они помогали раненым, подносили патроны, участвовали в боевых действиях.
Находясь в полном окружении, без воды и продовольствия, при острой нехватке боеприпасов и медикаментов гарнизон мужественно сражался с врагом. Только за первые 9 дней боев защитники крепости вывели из строя около 1,5 тысяч солдат и офицеров противника.

У защитников крепости кончались патроны, не было еды, но хуже всего было с водой. Рядом была река, а добраться до нее незаметно, было невозможно. Фашисты следили днем и ночью за этим участком и обстреливали берег реки. Баклага с речной водой нередко стоила жизни. Командование приняло решение: женщинам и детям сдаться. «Вы должны спасти детей, перенести муки плена во имя их жизни».

Фашисты ушли вперёд. Но крепость оставалась в окружении и сражалась. Представьте себе такую картину: вся территория вокруг крепости занята врагом, а над ней — красный флаг. Крепость отстреливается, отвлекает и удерживает немецкие части от дальнейшего наступления вглубь нашей страны.

Защитники Брестской крепости мужественно отбивали яростные атаки. С каждым днем фашисты усиливали натиск, неся серьезные потери. На 17 день штурма немцы объявили о взятии крепости, но это было не так. Еще около месяца оборонялась Брестская крепость – горсточка советских бойцов против почти целого корпуса фашистов. Гитлеровцы вошли в крепость только после того, как разрушили её почти полностью. Защитники Брестской крепости мужественно сражались с врагом до последней капли крови, до последнего вздоха. Об этом говорят надписи на стенах крепости.

Большинство защитников крепости погибло. Лишь небольшим группам удалось вырваться из вражеского окружения, пробиться к линии фронта или вступить в ряды партизан. Многие раненые оказались в фашистском плену. Некоторым из них удалось бежать. Борьбу с врагом они продолжали в рядах движения Сопротивления европейских стран. Участники обороны, около 200, награждены орденами и медалями, большая часть из них – ПОСМЕРТНО, лишь двое получили звание Героя Советского Союза – майор Гаврилов и лейтенант Кижеватов (посмертно).

Майор Лейтенант

Пётр Михайлович Андрей Митрофанович

Гаврилов Кижеватов

В музее Брестской крепости рассказывают легенду о советском солдате, который сражался один на протяжении 10 месяцев, не подпуская немцев к развалинам крепости. Немцы по радио говорили, что Москва захвачена, советская армия разбита, обещали ему замечательную, сытую жизнь. Но как только фашисты подходили к руинам, им отвечали огнем. Вышел солдат из крепости только тогда, когда фашисты признались, что Москва не захвачена, а наша армия сражается. Это был худой, изможденный человек, совершенно седой и слепой. В подвале было темно и, выйдя на свет, он потерял зрение. На вопрос фашистов: «Кто вы? Назовите свою фамилию, звание», он ответил: «Я советский солдат». Потрясенные мужеством советского солдата, немцы выстроились в шеренгу, а офицер отдал честь. До машины советский солдат не дошел, он упал замертво…..

Среди участников героической обороны были воины свыше 30 наций и народностей Советского Союза. Это был легендарный подвиг сынов советского народа, объединенных любовью к Родине и верой в нашу Победу!

Мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой»

8 мая 1965 года Брестской крепости присвоено почетное звание «Крепость-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда», которые позже были переданы мемориалу.

25 сентября 1971 года был открыт мемориальный комплекс «Брестская крепость-герой». Присутствовало более 600 ветеранов Брестского гарнизона 1941 года.

В едином архитектурно-художественном ансамбле мемориала, увековечившего «легендарную быль о героях Брестской крепости», представлены руины старой крепости, места боёв, монументальные скульптурные композиции.

Главный вход в мемориальный комплекс представляет собой врезанный в вал железобетонный параллелепипед с высеченной в нём пятиконечной звездой. Блок поддерживается откосом крепостного вала. Ширина прохода Главного входа – 18,5 м, длина железобетонного блока – 44 м, высота – 10 м, ширина – 35 м. На строительство израсходовано 700 кубометров железобетона.

Здесь постоянно щелкает метроном, и то и дело передается радиообращение «Говорит Москва…», позывные Центральной радиостанции Советского Союза – мелодия «Песня о Родине» композитора И.Дунаевского, голос Ю.Левитана, который оповещает о вероломном нападении фашистской Германии на СССР, песня композитора А.Александрова «Священная война», звуки бомбёжки и стрельбы.

В центре Цитадели — главная композиция мемориала: скульптура «Мужество» – изображение воина и знамени. Это огромная по своим размерам скульптура, состоящая из 200 частей (в длину до 54 м и высоте более 30 м). Наверное, это самая крупная скульптура-бюст в мире.

У подножья скульптуры «Мужество» — мемориал с Вечным огнем.

Его факел в виде небольшой квадратной плиты с углублённым в ней рельефным изображением пятиконечной звезды расположен в центре заглублённой площадки, вымощенной красными гранитными плитами. На площадке – надпись литыми бронзовыми буквами: «Стояли насмерть // Слава героям».

Здесь несут ежедневно почётную вахту юнармейцы Поста Памяти, созданного в 1972 г. Смена караула происходит через 20 минут. Недалеко от Вечного огня – мемориальная площадка городов-героев Советского Союза, открытая 9 мая 1985 г. Под гранитными плитами с изображением медали «Золотая Звезда» установлены капсулы с землёй городов-героев, доставленные сюда их делегациями.

О конкретных эпизодах и событиях героической обороны рассказывают горельефы.

В Цитадели, на левом берегу рукава реки Мухавец расположена скульптурная композиция «Жажда». Одна из драматических страниц обороны Брестской крепости – острая нехватка воды. Водопровод был выведен из строя в первый день войны, а лето в тот год стояло необыкновенно жаркое. Клубы дыма, пороховой гари заполняли горизонт.

Почерневшие лица бойцов, запекшиеся от жажды губы, свидетельствовали о неимоверных страданиях людей. Вода была необходима для охлаждения пулеметов, раненым, женщинам и детям – всем участникам обороны. Казалось, подходи к реке и бери ее, но подступы к воде обстреливались, ночью берега освещали прожекторы. Много бойцов и командиров погибло, пытаясь добыть драгоценные капли. После войны на берегах рек находили пробитые каски, фляжки, кружки и останки погибших. Создатели мемориала, зная об этой трагедии, решили рассказать о ней, используя мастерство скульптора. Фигура солдата, ползущего к воде с каской в руке, не оставляет никого равнодушным.

Сегодня в протянутой вперед каске – живые цветы от посетителей крепости.

Одним из главных элементов мемориала является стометровый обелиск в форме четырехгранного штыка русской винтовки системы Мосина (трёхлинейки), символизирующий победу над врагом, вечную славу героическим защитникам крепости. Это сложное инженерное сооружение высотой 104,5 м, весом 620 т.

Перед монументом и штыком-обелиском тремя рядами вытянулись черные гранитные плиты. 18 сентября 1971 г. под плиты были перезахоронены найденные в разное время останки 823 человек. Известные имена – 201 человека – были вынесены на плиты мемориала. В настоящее время под плитами покоится прах 1022 человек. Имена 276 бойцов, командиров Красной армии и членов семей увековечены. Имена остальных неизвестны.

22 июня 2011 года торжественно открыта скульптурная композиция «Героям границы, женщинам и детям мужеством своим в бессмертие шагнувшим».

Площадкой для скульптуры выбрано место у Тереспольских ворот, где под командованием начальника 9-й погранзаставы лейтенанта А.М.Кижеватова стояли насмерть пограничники.

Скульптурная композиция представляет собой изображение трех бойцов, идущих в атаку, жены командира с детьми, раненого пограничника, которому женщина дает глоток воды. В центре помещен пограничный столб с гербом СССР и мемориальной доской.

Величественный мемориальный комплекс, созданный на территории Брестской крепости, увековечил бессмертный подвиг ее защитников. Составной частью мемориала стал музей обороны Брестской крепости, открытый в 1956 г.

В экспозиции представлено около 4 тысяч разного рода экспонатов. Основной видовой ряд составляют фотографии, письма и документы двух противоборствующих в Великой Отечественной войне сторон, и предметы, найденные в разное время на территории Брестской крепости.

Выясняются всё новые и новые подробности героической обороны Брестской крепости, новые эпизоды, имена. Память о героических защитниках Крепости-героя Бреста всегда будет жить в нашем народе.

Надпись на стене казармы Брестской крепости
Я не очень люблю фильмы про войну и смотрю их достаточно редко. Но вот сегодня посмотрел фильм «Брестская крепость» и не пожалел. Фильм получился хороший, сильный. И с технической точки зрения сделан очень классно!

Так что рекомендую посмотреть тем, кто еще не видел. Как раз 9 Мая только прошло.
Но в этом посте я бы хотел поговорить не столько о самом фильме, сколько о ситуации в стране.
почему я вообще решил посмотреть «Брестскую крепость». Все началось с того, что увидел в блоге Алекса Экслера видео обзоры от BadComedian фильмов Никиты ,который гонит беса Михалкова «Утомленные солнцем — 2»: «Предстояние» и «Цитадель».
Ниже привожу ссылки на сами обзоры.
«Предстояние»:
— часть 1 — http://youtu.be/A5iXGsxiK9A
— часть 2 — http://youtu.be/wIERwRosxkY
«Цитадель»:
— часть 1 — http://youtu.be/QPYsGlkXoiw
— часть 2 — http://youtu.be/qjWuXY-qbZg
Сам я «УС-2» не смотрел. И после просмотра подробного обзора и не буду. Жаль тратить столько времени на откровенную и пошлую дешевку. Дешевку, на которую потрачено 100500 бюджетных денег. Кино, которое как и «Брестская крепость», было приурочено к 65-й годовщине победы, но в отличие от «Брестской крепости» оказалось не подарком, а плевком.
Несмотря на откровенный позор «Утомленных солнцем — 2», министр культуры Мединский поет этому ужасу дифирамбы. Отрывок можно увидеть в конце второй части обзора «Цитадели». Но если хотите проникнуться, вот ссылка на запись целиком: http://youtu.be/gYNTDY8P5Lw
И пока министр восхваляет удачный распил бюджета, про настоящих ветеранов мало кто вспоминает, кроме как на 9 Мая.
Ниже история про одного из ветеранов, который участвовал в обороне Брестской крепости. Взято с сайта фильма:
В 1992 году фразу повторил в своём предсмертном письме участник обороны Брестской крепости Тимерян Хабулович Зинатов. По словам научного сотрудника музея, Зинатов служил курсантом, в первые дни обороны был ранен, 30 июня попал в плен, бежал из немецкого концлагеря, закончив войну в действующей армии. За участие в обороне он был награждён орденом Отечественной войны II степени. После войны Зинатов каждый год приезжал в крепость. В сентябре 1992 года Зинатов после посещения крепости бросился под поезд, оставив письмо с посланием «ельцинско-гайдаровскому правительству», в котором писал: «…я хочу умереть стоя, чем на коленях просить нищенское пособие для продолжения своей старости и дотянуть до гроба с протянутой рукой! <…> Мы были героями, а умираем в нищете! Будьте здоровы, не горюйте за одного татарина, который протестует один за всех: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина!»». На могиле Зинатова были установлены памятники от Брестского горисполкома и от правительства и ветеранов Татарстана.
Так уж сложилось, что чтят у нас только мертвых.
UPD: в отличие от министра Мединского, зрители не утратили здравый смысл. Рейтинги на Кинопоиске:
«Брестская крепость»: 8.033
«Предстояние»: 4.862
«Цитадель»: 4.752

«Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина»

Надпись была сделана в Брестской крепости в районе Белостокских ворот в западной части Центрального острова.

Надпись обнаружили в руинах казармы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД ССС, который вместе с гарнизоном Красной Армии дислоцировался в крепости.Пала шестая немецкая. Как случился перелом во Второй мировой войне

В МВД России отметили, что запись была сделана защитником крепости, военнослужащим этого батальона Федором Рябовым месяц спустя после начала войны, когда немцы уже ворвались в Смоленск.

«Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня»

Знаменитые строки «Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня» были написаны школьницей Таней Савичевой 13 мая 1942 года.

Савичева вела свой дневник с начала блокады Ленинграда, в нем она фиксировала даты гибели членов своей семьи. Так первая запись в дневнике появилась 28 декабря 1942 года, когда умерла старшая сестра Евгения: «Женя умерла 28 дек в 12:00 час утра 1941 г», – записала Таня.»Родители не верили, что они могут что-то сделать». История узников концлагеря в Литве

Следом в дневнике указаны даты смерти бабушки Тани, брата Леонида, дяди Василия, дяди Алексея, мамы Тани.

«Все для фронта! Все для победы!»

Впервые лозунг Коммунистической партии СССР упоминается в директиве Совета народных комиссаров СССР от 29 июня 1941 года. 3 июля того же года в ходе выступления по радио ее озвучил Иосиф Сталин.»Отдадим должное русским товарищам». Что сказали Черчилль, Трумэн и Сталин в День Победы

«В тот момент лозунгом «Все для фронта! Все для победы!» партия повернула каждого советского человека лицом к опасности. Вокруг этого призыва объединились люди самых различных взглядов и привычек, военные и сугубо штатские, мужчины и женщины, без различия возраста и происхождения.

Во имя высшей патриотической цели – защиты своего Отечества поднялись народы всего нашего многонационального государства, многократно умножив своим единым духовным порывом материальную силу и мощь оружия», – вспоминал маршал Советского Союза Георгий Жуков.

В ходе обороны Брестской крепости, в районе Белостокских ворот западной части Центрального острова, во время Великой Отечественной войны 20 июля 1941 года на одной из кирпичных стен была сделана надпись «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина». Считается, что надпись сделана военнослужащим этого батальона Федором Рябовым.

Надпись была обнаружена в руинах казармы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР, одной из четырех воинских частей и подразделений войск НКВД, которые вместе с гарнизоном Красной Армии дислоцировались в крепости.

Чуть ниже надписи было зафиксировано слово «Умира…». Судя по всему, последние силы оставили бойца и он умер. Наиболее ценной информацией была дата — 20 июля 1941 года. То есть бои в крепости продолжались и 29-й день войны, когда передовые части группы армий «Центр» были уже в районе Смоленска.

В своем донесении командованию 4-й армии командир 45-й пехотной дивизии вермахта генерал-лейтенант Шлипер отмечал: «Потери очень тяжелые. За все время боев — с 22 по 29 июня — мы потеряли 1 121 человека убитыми и ранеными. Крепость и город Брест захвачены, бастион находится под полным нашим контролем, несмотря на жестокую смелость русских. По солдатам до сих пор стреляют из подвалов — фанатики-одиночки, но мы скоро с ними справимся».

Кто были эти одиночки? И до какого времени продолжались последние бои в крепости? Благодаря записям на камнях уже доподлинно известно, что бои шли и во второй половине июля. Последним официальным защитником Брестской крепости считается командир 44-го стрелкового подразделения майор Петр Гаврилов. Его, обессиленного и израненного, немцы взяли в плен 23 июля 1941 года в северной части крепости.

Кто был последним защитником или в числе последних защитников крепости, установить историкам не удалось. Известны факты того, что стрельба продолжалась и в августе. Из дневников унтер-офицера Макса Клегеля, дата — 1-е августа 1941 года: «В крепости погибли двое наших — полумертвый русский зарезал их ножом. Здесь до сих пор опасно. Я слышу стрельбу каждую ночь».

Предположительная дата конца сопротивления в крепости — 20 августа. Как раз в это время в немецкой военной прессе начали появляться фотографии, где были показаны солдаты огнеметного взвода, выполнявшие боевую задачу на территории Брестской крепости. Последних оставшихся в живых заживо выжигали огнем.

Также известно, что военному коменданту Бреста фон Унру была поставлена задача «привести крепость в порядок» к 20 августа, так как вскоре намечался приезд высокопоставленных лиц. Территорию Брестской крепости 26 августа посетили Адольф Гитлер и Бенито Муссолини.

Позднее часть стены с надписью была перевезена из Бреста в Москву, войдя в состав экспозиции Центрального музея Вооруженных сил. Копия надписи была выполнена в комплексе «Брестская крепость-герой». В музее крепости расположена скульптура в бронзе «Умираю, но не сдаюсь», подаренная минскими рабочими ко дню открытия мемориала в 1969 году.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *