Я за живое общение

Благодаря гаджетам и соцсетям круг общения каждого человека сегодня вырос в разы, контактов у нас все больше, и затрат на общение все меньше. Можно вообще иметь только виртуальных друзей. Однако мы продолжаем общаться вживую, ездить на конференции и ходить на встречи. Event LIVE спросил у коллег и специалистов в сфере коммуникаций о том, заменят ли онлайн-мероприятия общение face-to-face, зачем людям живое общение в эпоху диджитализации, и в какую сторону вообще сегодня меняется межличностное общение.

Человек — настоящее в мире фейков

Алена Август, эксперт по коммуникациям, директор Август&Ко, член комитета по политическим технологиям РАСО:
Как бы ни пыталось нас гаджетизировать бегущее время, самым ценным и все более ценным становится личное общение, живые коммуникации. Почему? Потому что в мире, полном фейков, лишь человек остается человеком. В России личные контакты играют особую роль — мы эмоциональнее многих, и чувство «свой-чужой» очень важно для деловых контактов, принятия решений, создания общих проектов.

Опыт организации всероссийского конкурса управленцев «Лидеры России» еще раз проиллюстрировал, как важны живые контакты и свои по духу люди — многие наши участники, даже не прорвавшиеся в заветную сотню победителей, остаются на связи и решают деловые вопросы, организовывают проектные группы, встречаются вживую.

Ничего ценнее человека для человека пока не придумано. Наверно, с этим связан еще один эффект — боязнь неожиданной развиртуализации фейсбучных френдов как возможность ошибки и рассогласования имеющегося виртуального образа и живого человека со всеми его заморочками.

Личная встреча эффективнее

Дина Назарова, PR-Директор маркетингового агентства Media108:
Никакие технологии не заменят ценности человеческого отношения, особенно в работе пиарщика, где связи продолжают оставаться одной из ключевых компетенций. В нашем ежедневном общении мы можем днями переписываться с журналистами и другими группами общественности, не зная при этом в лицо адресата. Но даже мимолетная личная встреча, короткое «привет” на вечеринке, решает порой гораздо больше тысячи печатных слов.

Человек-существо социальное

Елена Александпрова, основатель Кадрового центра, консультант-эксперт ASL consulting:
Человеку нужен человек, поэтому, несмотря на активность соцсетей, людям хочется живого общения. Масса клубов, организованных онлайн, выходят в оффлайн, причем активность возрастает и множится с каждым днем. Человек — существо коллективное, у него физиологическая потребность к живому общению. Конечно, люди делятся на интровертов и экстравертов, но по утверждению психологов, во-первых чистых типажей практически нет, в рабочем режиме человек может быть интровертом, но попадая в круг по своим увлечениям, может стать активным лидером, который своими рассказами о «футболе» заразит всех.

Вебинары, онлайн-трансляции мероприятий, записи выступлений, скайп-конференции, месенджеры и другие инструменты дают нам возможность быть здесь и сейчас, общаться там, где нам удобно без отрыва от наших текущих дел. Мы передаем новости, делимся событиями, делаем запросы и получаем ответы. Но ничто не заменит живого общения face-to-face с человеком. Чувствовать его энергетику, улавливать нюансы реакций, видеть заинтересованные глаза, замечать меняющиеся интонации – это дорогого стоит.

При живом общении человек использует все свои органы чувств, от обоняния до тактильного, никакое онлайн-общение этого не заменит.

Яркий пример — не так давно в соцсетях познакомилась с гольф-клубом, организованным с целью показать демократичность данного спорта. Многие годы «Гольф» считался элитарным, закрытым клубом статусных персон.

Если убрать пелену пафоса и дорогостоящую экипировку, впрочем, как и во многих других видах спорта, то ценность самой игры в том, чтобы собрать интересных людей, а эстетика полей, азарт игры и бурные обсуждения самой игры и результатов помогают расслабиться и зарядиться для работы. Очень удобный формат для коучинга, практикую со своими клиентами — когда берешь клюшку в руки, проблемы растворяются сами собой и человек открывается, легче работать. Онлайн такое времяпрепровождение невозможно.

Личные встречи необходимы

Ярослава Заруева, основатель ANT Persona:
Онлайн-мероприятия никогда не заменят face-to-face. Общение – единственный способ выстроить взаимоотношения с внешним миром, миром людей. Общение дает возможность обмениваться информацией, идеями, эмоциями, впечатлениями. И общение не подразумевается только речевое, мы ведь наблюдаем, как общаются глухонемые люди.

Потребность в общении заложена в психологии человека, кому-то его необходимо больше, кому-то меньше, но все мы нуждаемся в общении, в обмене. Этот обмен наполняет нашу жизнь, делает ее цветной, многогранной. Общение дает человеку ощущение нужности, востребованности в том числе. В наше столь высокотехнологичное время существует масса способов общаться без личных встреч, но как же они необходимы!

Почему мы, имея возможность купить записи любимого исполнителя или услышать его песни на радио, все равно стараемся не пропустить концерт, стараемся купить билет на места поближе, поудобнее? Да, мы хотим услышать «живое» исполнение и получить «энергетический заряд», передаваемый исполнителем публике. Мы хотим получить подтверждение того, что в нас откликается, когда мы слушаем его музыку. Мы ходим на концерт за ощущениями.

Так же и в общении face-to-face при нетворинге: общение «вживую» для нарабатывания пула новых контактов, выстраивания устойчивых связей с теми, кто нам интересен или кому интересны мы. Как мы пытаемся определить «свой/чужой»? Мы можем бесконечное количество раз просмотреть видеоролик или онлайн-трансляцию какого-то интересного нам профессионала, прочесть массу его статей, быть подписанными на его блог или страничку. Мы уже доверяем ему, мы смотрим с ним на мир одними глазами. Но личная встреча может развеять образ, который мы создали для себя, читая или слушая.

Человек стремится выйти в поле живого общения, он хочет получить впечатление от встречи, вынести для себя конкретные ощущения от знакомств, составить свое личное представление о том, с кем разговаривает или кого слушает.

Эти впечатления, ощущения помогают нам отметить для себя особенности поведения, интонаций, уловить или не уловить харизму, получить массу информации, которую мы считываем, общаясь с человеком. И понять – наш ли это человек, готовы ли мы выстраивать и продолжать взаимоотношения с данным конкретным человеком или группой людей, а может быть и компанией в целом. Это помогает нам откинуть ненужное, вычленив необходимое для нас как для индивидуума или как для бизнес-единицы. Так мы создаем свое окружение, свою сферу партнерства и взаимодействия для профессиональной деятельности или бизнеса.

Мессенджеры, приложения и платформы приходят на помощь в построении связей на мероприятии и могут заменить живое общение среди делегатов и организаторов. Авторы разработок утверждают, что диджитал-нетворкинг – это эффективно. Подробности читайте в материале Как пройти в библиотеку, или Digital нетворкинг

Людям важно почувствовать

Надежда Муравьева, руководитель Ресурсного центра личности «Новая высота»:
Есть две основных причины, почему онлайн-мероприятия никогда не заменят face- to- face. Первая кроется в том, что бОльшая часть людей – визуалы и кинестетики. Аудиалов меньше всего, а онлайн-мероприятия – это скорее про аудиалов и немного про визуалов. Все, что нам удается пощупать, почувствовать, вызывает у нас больше эмоций, больше доверия. И в доверии кроется вторая причина – с глазу на глаз мы можем поделиться с человеком сокровенным, а вот онлайн-общение не может гарантировать приватности. Особенно в наш век развития технологий все тайное становится явным очень быстро. Поэтому люди и предпочитают больше личное общение. Здесь, кстати, есть еще один нюанс: в камере человек может выглядеть идеально, в соответствии с выбранным образом, а вот при личной встрече могут вылезти реальное поведение, реальный статус, реальные качества. Не каждый готов рисковать, выходя в реал. Но: ничто не заменит личного общения! Душевно, тепло, доверительно. Именно поэтому онлайн-мероприятия будут существовать и множиться, но настоящие доверительные отношения будут складываться только при личном общении. Можно провести параллель с личными отношениями: виртуально, конечно, прикольно, пока нет возможности пообщаться вживую, потому что вживую гораздо приятнее. Ведь так?

Материал подготовлен эксклюзивно для Event LIVE, при перепечатке или цитировании активная, открытая для индексации гиперссылка на страницу с публикацией обязательна.
Фото в материале: Facebook, .com, Pxhere.com
CC0 Public Domain
Бесплатно для личного и коммерческого использования
Не требуется атрибуции

Общение через мессенджер — это общение с прошлым, через стену набранного текста. Моё восприятие концентрируется на эту стену, а не на человека. Как создавать близость или общность при таком общении?

Общение вживую ярче, богаче и питательней общения через мессенджеры.
Сейчас вы читаете сообщение из прошлого, набранного одним пальцем. Мы с вами находимся, как пишет Маклюэн, в последовательном визуальном поле. Сообщение идёт за сообщением, комментарий — за комментарием. Из этих последовательных ходов строится наше каждодневное общение.
К чему приводит увеличение текстовых сообщений? Сколько в день вы отправляете и получаете текстовых сообщений? В скольких чатах вы участвуете? У скольки чатов отключили звуковые уведомления?
У текстовых сообщений, помимо недостатка в обрубании 3,5 каналов восприятия, есть одно достоинство. В стене из текстовых сообщений можно строить ворота-вход, приглашающий единомышленников к живому разговору.

Сравните ощущения, когда разговариваете и когда переписываетесь. Ощущения помогут вам понять: с кем вы хотите общаться в живую и с кем хотите общаться через стену текстовых сообщений.

С начала этого года компании получили возможность сдавать налоговую отчетность через Интернет. Однако бизнес не стал спешить с переходом на новую систему. Налоговики выяснили, что как минимум 10% московских компаний никогда не променяют живое общение с инспектором на виртуальное. А остальные просто подождут «лучших времен». Введенная в начале года новая система сдачи отчетности терпит фиаско. В понедельник Московское управление Министерства по налогам и сборам сообщило, что доля подключившихся к виртуальному общению с чиновниками составила чуть более 1% столичных компаний (или 5,5 тыс. из 400 тыс. зарегистрированных в столице юрлиц). Сдают отчетность и того меньше: 2,8 тыс. предприятий. Компании называют налоговикам разные причины нежелания работать в безбумажном виде. Для кого-то слишком дорого покупать программное обеспечение. Других не устраивает возможная утечка информации. И наконец, некоторые честно признаются, что хотят общаться с налоговым инспектором лично. «Используемые программы сложны как в настройке, так и в сопровождении, — говорит замдиректора по автоматизации компании «Главный бухгалтер» Иван Тягунов. — Все компании используют разное ПО, и им не очень удобно забивать информацию в другую форму. Без помощи программиста бухгалтеру с программами не справиться. Для того чтобы явление стало действительно массовым, надо упрощать ПО и совершенствовать каналы связи». Одна из причин, почему процесс упрощения программ не идет вовсе, — отсутствие на рынке конкуренции. Программирование и подключение к защищенным каналам связи сегодня осуществляет единственная компания — «Такском». Для них выгода от монопольного присутствия на рынке очевидна. За первые месяцы «обкатки» системы прибыль компании составила как минимум $550 тыс. (из расчета $100 за пакет программ на 5,5 тыс. компаний). Вдобавок пока «Такском» — эксклюзивный провайдер каналов связи, по которым можно общаться с налоговым инспектором. Месяц подключения к каналу стоит $10. Да и московское УМНС рекомендует налогоплательщикам пользоваться услугами именно этой компании. В понедельник «Финансовым Известиям» не удалось связаться с представителями «Такскома». Однако налоговики утверждают, что в монополизме компанию обвинить нельзя. Провайдером для передачи налоговой отчетности, по их словам, может быть кто угодно: «просто пока никто не пришел и не предложил свои решения». Сами налоговики считают, что через Интернет получать данные удобнее как инспекторам, так и самим налогоплательщикам. «Даже если бухгалтер приносит данные не на бумаге, а на дискете, происходит хоть и автоматизированный, но все же перенос сведений в базу данных. И от ошибок, вызванных «человеческим фактором», никто не застрахован, — говорит и.о. руководителя отдела по работе со СМИ московского УМНС Татьяна Матвеева. — При передаче данных через Интернет ошибок быть не должно. Кроме того, по безбумажной системе сдать отчетность можно в последний день до 24 часов ночи, в то время как инспекция закрывается в 18-00″. Правда, если еще в конце прошлого года МНС говорило о неминуемом переходе компаний на работу с инспекциями в режиме онлайн, то теперь сроки массового внедрения новых технологий налоговики прогнозировать не берутся. «Это всего лишь один из видов сдачи документов, предусмотренный законодательством, — говорит Татьяна Матвеева. — Нововведения всегда трудно приживаются».

общественный деятельЕвгений Ямбург

общественный деятельЕвгений Ямбург Из-за пандемии коронавируса образование переходит в онлайн 107 стран полностью закрыли общеобразовательные учреждения: более 870 миллионов детей перешли на дистанционное обучение, согласно данным ЮНЕСКО. Общемировой тренд коснулся и России. С начала апреля многие школьники обучаются в дистанционном режиме из-за пандемии коронавируса.
Корреспондент «Актуальных комментариев» поговорил с доктором педагогических наук, академиком РАО Евгением Ямбургом о трудностях и преимуществах дистанционного образования.
— Как обстоят сейчас дела с удалённым образованием в школах? Сказывается ли подобная форма обучения на качестве образования?
— Москва — особый регион, и мы оказались готовы к этой ситуации по двум основаниям. Во-первых, очень серьезная техника в школах, во-вторых, подготовлены учительские кадры, потому что учителя уже несколько лет участвуют в программе проекта «Московская электронная школа», они умеют делать презентации и т.д. Здесь прежде всего нужна очень серьезная материальная база и нормальные подготовленные кадры. В Москве все это оказалось. Поэтому я должен сказать, что у меня огромная школа, где более двух тысяч относительно здоровых детей, и есть еще автономное подразделение там, где центр Дмитрия Рогачева (онкологический центр), Детская республиканская больница, Морозовская больница, где у нас идет проект «УчимЗнаем» (госпитальная школа), а там вообще уже много лет без дистанционного образования не обойтись. Там есть общешкольные пространства, где собираются дети, но, если была тяжелая процедура и химиотерапия, у него в руках планшет, и он следит за этим уроком. Поэтому в этом смысле для нас здесь ничего нового нет.

Если говорить о качестве образования, то здесь происходят очень тяжелые вещи. Да, с самого начала я хочу сказать, что я не фанат дистанционного обучения. Потому что никакое дистанционное обучение никогда не заменит живого общения с учителем, но на этом я ставлю точку и хочу рассказать о положительных вещах.
Все зависит от того, как это организовано. Есть два таких канала: электронные уроки и онлайн-уроки, где есть прямой контакт с ребенком. Здесь нужен серьезный баланс, и такая работа идет. Я смотрю на детей с 1 по 11 класс и наблюдаю интересные вещи. Во-первых, многим детям нравится такая форма обучения, многие говорят, что это «прикольно», потому что возможность дистанционного обучения очень интересная. Во-вторых, второй вывод очень странный и очень смешной, но правильный: эти дети все-таки уже цифровое поколение. Они уже с молодых ногтей очень хорошо разбираются в гаджетах. А вот взрослые, говоря подростковым языком, «не догоняют». Есть такая пословица «яйца курицу не учат», но в данном процессе все наоборот. Дети осуществляют технологический прорыв и являются драйверами новых технологий. Это все, конечно, непростая работа. Она очень непростая для управленческих команд, но потому что, можете себе представить, столько классов, а в одной семье один ребенок может быть во втором, а другой в десятом классе. Нужно очень гибкое расписание и дополнительный компьютер. Москва это оплатила.
С учетом психологии, возрастных особенностей для начальной школы уроки идут с половины девятого до одиннадцати, а после одиннадцати выспавшиеся довольные старшеклассники уже начинают включаться в работу. Кроме того, работают различные кружки, факультативы и центры дополнительного образования. Например, в Москве занятия ведут Лопинский ансамбль, ансамбль «Школьные годы», потому что важны не только знания. Поверьте, мы закон Ома и «жи\ши» детям объясним, но они получают такую важную для 21 века компетенцию — умение работать на удаленке. А я не исключаю, что в будущем большая часть людей будет работать на удаленке.
Кроме этого, я должен сказать такое образование меняет отношение к учителю. Мир становится как-то умнее. До войны с коронавирусом у нас в центре внимания были поп-звезды, футболисты, но сегодня вдруг оказывается, что главные герои — врачи, которых нужно поддерживать, потому что они на переднем крае этой борьбы, но и учителя тоже. Поймите, для того чтобы подготовить такие уроки, а у учителя может быть шесть классов, нужен колоссальный труд. Что такое провести конференцию? Они для этого сидят у компьютера днем и ночью, потому что это новая задача. Одно дело презентация на реальном уроке, где живые дети, а здесь надо сделать так, чтобы основные идеи вошли туда, и дети не посадили глаза, потому что урок в начальной школе не может быть больше двадцати минут, а в средней школе больше тридцати. Но учителя готовят такие уроки днем и ночью. Они тоже герои. Сегодня учителя и врачи — это соль земли. Надо это понимать, что идет мощная и интенсивная работа. Классные руководители проводят классные часы, дети хотят видеть друг друга, они скучают по школе. Малыши посылают своим учителям «обнимашки», поэтому, не будучи фанатом дистанционного образования, я хочу сказать, что, с одной стороны, как это часто бывает во время войн, а это война, люди напрягаются и прорываются к новым технологиям. Все это потом можно использовать с успехом.
Но обратите внимание, что здесь вы имеете дело с Москвой. Мой проект «УчимЗнаем» работает в 34 регионах, начиная от Хабаровска и Владивостока, заканчивая Калининградом, и мы постоянно на связи с разными школами. Бывают разные ситуации. Например, есть регион, где детей из ближайшей деревни пять километров везут к столбу на шоссе, где ловит интернет. Они там занимаются, потому едут обратно. Это тоже реальность. Россия — страна очень пестрая. С другой стороны, Волгоградская область. В 300 км от Волгограда есть сельские школы, где туалет во дворе, но есть скоростной интернет, и они работают не хуже, чем московские школы. Пестрая картина и неидеальна. Но к этому надо идти, и я думаю, что рано или поздно мы придем к тому, что дистанционное образование мы будем использовать в меру.
— Как нынешний режим изоляции сказывается на подростках и их взаимоотношениях с родителями?
— Вопрос не только в продолжении обучения, чтобы дети не отстали, вопрос в поддержании нормальной психологической атмосферы. Она становится все хуже и хуже: идут панические атаки, люди в замкнутом пространстве начинают бросаться друг на друга, растет количество детских самоубийств. Мы и так занимали одно из первых мест в Европе по количеству детских суицидов. Происходят тяжелые вещи, потому что в этом пространстве «крыша едет». И если бы не было обучения, дети еще больше бегали по потолку и ругались бы с родителями. А так здесь еще и родители подключаются к обучению, поэтому здесь стоит задача не только обучающая, но и психологического излечения, вернее профилактики суицидов, агрессии и взрывов.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *