Ювенальной юстиции

В последнее время призывы направить как можно больше усилий государства и всего общества на защиту детей звучат все чаще. В связи с этим повсюду мелькает понятие «ювенальная юстиция». В предыдущих статьях мы много писали о защите прав несовершеннолетних, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях. Вопросы такого рода подлежат урегулированию на уровне гражданского, уголовного, административного или семейного законодательства. Ювенальная же юстиция — понятие более широкое, многогранное, и мы попробуем разобраться в его тонкостях.

Что такое «ювенальная юстиция»?

Итак, слово «ювенальный» можно перевести с латинского как «молодой», «юношеский», а слово «юстиция» означает правосудие в широком смысле. Таким образом, ювенальная юстиция – это система государственных органов контроля, законов, мер, защищающих права детей, а не только система судов для подростков, как может показаться на первый взгляд.

Обратимся к истории. Закрепление прав ребенка произошло во второй половине XX века: в 1959 году Генеральной Ассамблеей ОOН была принята Декларации прав ребенка, позднее — Европейская социальная хартия и Конвенция ООН о правах ребенка. Считается, что именно эти три документа стали основным фундаментом для формирования ювенальной системы.

А что происходит в России?

Как таковой ювенальной системы в настоящий момент в России нет, хотя ее принципы были зафиксированы на законодательном уровне довольно давно. Российский Семейный кодекс, принятый еще в 1995 году, содержит почти весь перечень прав и гарантий несовершеннолетних, предусмотренный в международных конвенциях.

Кроме того, законодательную основу того, что можно назвать ювенальной юстицией, в России составляют Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» и Постановление пленума Верховного суда РФ от 01.02.2011 года № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних».

Поэтому даже малейший упрек в том, что наше государство предоставляет детям меньше прав, чем европейские страны, несправедливы и несостоятельны.

По данным на 2016 год в России действует 11 составов судей по делам несовершеннолетних судов общей юрисдикции в следующих регионах России:

  • Таганрогский, Шахтинский и Азовский городские суды, Егорлыкский районный суд – в Ростовской области;
  • Ангарский городской суд – в Иркутской области;
  • Абаканский городской суд – в республике Хакасия;
  • Петропавловск-Камчатский городской суд – в Камчатском крае;
  • Елецкий районный суд – в Липецкой области;
  • Володарский и Бежецкий районные суды г. Брянска, Дубровский районный суд– в Брянской области;
  • Ульяновский областной суд (специализированный состав при коллегии по уголовным делам).

В 2009 году была введена должность Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребёнка – классический элемент ювенальной системы. Аналогичные должности есть во всех субъектах страны.

Аргументы «за»

Споры о ювенальной юстиции не стихают уже несколько лет. Сторонниками ее законодательного оформления, как правило, являются люди, чья профессиональная деятельность связана с детьми из неблагополучных семей и так называемыми «трудными» детьми (несовершеннолетние правонарушители, беспризорники). Сторонники «ювеналки», например, понимают, что нельзя детскую и взрослую преступность мерить одинаковыми категориями, что наказание не всегда помогает исправиться подросткам и порой, наоборот, лишь усугубляет имеющуюся проблему. Практика показывает, что далеко не всегда судьи, специализирующиеся, к примеру, на рассмотрении «взрослых» уголовных дел, способны в полной мере дать правовую оценку действиям несовершеннолетнего подсудимого и вынести справедливый приговор.

К рассмотрению дел с участием несовершеннолетних всегда должен быть привлечен психолог, это предписано законом, но его помощь не всегда бывает полезной в обычных судах, так как судья не обязан прислушиваться к суждениям такого специалиста. Похожая ситуация складывается и с органами опеки: обычный суд обязан привлечь их к рассмотрению дела, но при этом может не учитывать их мнение.

Ювенальные же суды должны состоять из специально подготовленных судей, специализирующихся только на рассмотрении дел с участием несовершеннолетних. Это должно оградить детей от чрезмерного стресса и давления и гарантировать объективное рассмотрение дела и защиту интересов.

Кроме того, сотрудники органов опеки поддерживают ювенальную юстицию потому, что лучше других знают, насколько бесправны и беззащитны порой бывают дети в семье, если та является неблагополучной.

И хотя в обществе существует мнение о том, что введение ювенальной юстиции разрушит институт семьи и приведет к массовому отлучению детей от родителей, сторонники ювенального законодательства уверены, что этого не произойдет. Наоборот, основной задачей ювенальной юстиции должно стать сохранение кровной семьи для ребенка.

Аргументы «против»

Противников введения ювенальной юстиции в России тоже более чем достаточно.

Во-первых, это активные граждане, которые выступают против только потому, что не владеют в достаточной мере информацией. Во-вторых – люди, которые боятся, что контролирующие органы получат неограниченные полномочия и смогут отбирать ребенка у семьи при малейшем подозрении на нарушение его прав (например, если ребенок от простой детской обиды пожалуется на мать или отца за то, что родитель повысил на него голос). В-третьих, ювенальную юстицию не принимают религиозные люди, которые считают, что ее принципы не соответствуют российской традиционной культуре и православной духовности.

Если проанализировать публикации в СМИ, то можно прийти к выводу, что противников ювенальной юстиции больше, чем сторонников. Возможно, так и есть, но это не значит, что идея ювенальной системы плоха, просто в данной ситуации оппоненты смотрят на нее с разных ракурсов.

Те, кто выступают ЗА, в первую очередь говорят о необходимости введения ювенальных судов и систем реабилитации несовершеннолетних преступников. Противники же обращают внимание на то, что ювенальная юстиция также предполагает контроль семьи со стороны органов опеки, ведение паспорта здоровья, должность омбудсмена и другие механизмы и институты, которые раньше в России не существовали, не проработаны и поэтому пока кажутся сомнительными.

Безусловно, защита детей должна быть одной из приоритетных государственных задач, но как найти компромисс в спорах вокруг ювенальной юстиции? В 2008 году в России был введен новый термин «ювенальные технологии» — это общее название для разных институтов и технологий, помогающих отстаивать права детей.

К ним, например, относятся курсы повышения квалификации судей, рассматривающих дела в отношении неcовершеннолетних, программы реабилитации после детских психологических травм, методическая и психологическая помощь родителям и многое другое. Это тоже можно назвать ювенальной юстицией, но из нее исключены принципы, ставящие ребенка в противоречие с собственной семьей и делающие чиновников более полезными и авторитетными для детей, чем родные родители. Вероятней всего, ювенальная юстиция в ее традиционном виде никогда не будет принята нашим обществом, а значит, что пока нам не стоит переживать за сохранение семейных ценностей.

Иван Долгов

  • Маргарита Павлова: «Вмешательство в семейную жизнь – это хирургическая операция»

Сразу после утверждения поправки к Конституции о верховенстве семьи в Госдуме ускорилось прохождение законов, отодвигающих семью от вопросов принадлежности детей, которые противоречат духу принятой поправки. Клинч, в котором сошлись защитники и противники двух внесённых в Госдуму законопроектов о защите прав и интересов детей, отражает столкновение двух разных подходов к решению этих проблем.

Адепты ювенальной юстиции, базирующейся на формальном понимании прав ребёнка, с энтузиазмом ищут возможности для изъятия детей из семьи. Они исходят из презумпции вины родителей и ищут в законодательной базе лазейки, чтобы отнимать у них детей и передавать их в приёмные и опекунские семьи, детские дома и интернаты.

Противоположный подход основан на очевидном соображении о том, что дети страдают в разлуке с родителями, даже если благополучие семьи оставляло желать лучшего. Потому задача государства – всесторонне помогать семье. Применение такой крайней меры, как изъятие ребёнка, допустимо только в случаях реальной угрозы его жизни и здоровью из-за злостного невыполнения родителями своих обязанностей.

Компромисс невозможен

Ювенальный подход представлен в законопроекте, разработанном депутатом Госдумы Павлом Крашенинниковым и членом Совета Федерации Андреем Клишасом. Показательно, что оба – ключевые фигуры рабочей группы по поправкам к Конституции. Суть их ювенальной новации – в создании судебной машины, которая обеспечит быстрое изъятие детей из неблагополучных семей через суд и поставит на поток процедуру лишения родительских прав тех, кого суд только что разлучил со своими детьми.

Ключевое слово здесь «быстро». На решение суда об изъятии ребёнка отводится 24 часа, на подачу иска о лишении родительских прав – неделя.

Стоит ли удивляться тому, что эту инициативу практически сразу окрестили законом о ювенальных экспресс-судах?

Никакой детализации и уточнений относительно критериев правоприменения этой практики в законопроекте нет. Он вообще поражает своей прямолинейностью и лаконизмом. Всего три статьи: первая – как отнять ребёнка по суду и запустить судебную процедуру лишения родительских прав, вторая – как отнять в экстренных случаях без суда, третья – обязанности полиции по содействию этим действиям.

Суть ювенальной новации Клишаса и Крашенинникова – в создании судебной машины, обеспечивающей быстрое изъятие детей из неблагополучных семей.Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Прямо противоположный подход демонстрирует комиссия по семейному законодательству при Совфеде под председательством Елены Мизулиной, в ней работали все крупнейшие родительские организации России. Законопроект комиссии состоит из серии уточняющих и корректирующих поправок в Семейный кодекс и другие законодательные акты РФ.

Главный посыл документа – замена существующей практики изъятия детей из семьи на основании расплывчатой формулировки об «угрозе жизни или здоровью ребёнка» на дифференцированную, основанную на чётких критериях систему мер защиты детей с учётом причин, по которым возникают неблагоприятные для ребёнка условия.

В содержательном плане речь идёт об отказе от презумпции вины родителей за все погрешности воспитания и выстраивании на законодательной основе системы помощи и поддержки семей, оказавшихся в сложных обстоятельствах.

Предлагаемые меры не исключают экстренного изъятия детей из семей и лишения родительских прав тех родителей, вина которых в возникновении угрозы жизни и здоровью ребёнка доказана.

Законопроект, предлагаемый Еленой Мизулиной, основан на приоритете прав родителей и презумпции их невиновности.Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

На первый взгляд может показаться, что эти два законопроекта не противоречат друг другу: большой пакет поправок Елены Мизулиной касается принципиальных установок, проект создания экспресс-судов – процедурных новаций.

Но проблема состоит в том, что сама процедура, предложенная Крашенинниковым и Клишасом, ущемляет права родителей – подразумевает наличие их вины и за счёт жёстких временных рамок (24 часа с момента подачи заявления) фактически лишает их возможности опровергнуть обвинение. А законопроект Мизулиной базируется на приоритете прав родителей и презумпции их невиновности.

Это принципиальное – и в юридическом, и в ценностном плане – противоречие не оставляет места для компромисса.

Компромисс невозможен между теми, кто собирается поставить на поток процесс разрушения семей, и теми, кто предлагает инструменты защиты семьи и оказания ей помощи в решении возникших проблем.

Окончательный выбор между двумя этими подходами придётся делать президенту. Именно его подпись под одним из законов поставит точку в конфликте между обществом и адептами ювенальной юстиции, как это было в 2013 году. Тогда Путин встал на сторону обеспокоенных родителей. Сегодня такой же выбор будет означать конфликт с двумя ведущими юристами страны, которые помимо всего прочего были сопредседателями рабочей группы по подготовке поправок к Конституции, ценностям которой противоречит продвигаемый ими закон.

Уступка в этом важном вопросе поставит Путина на одну доску с элитами, будет означать, что он вступил с ними в торг: они ему – Конституцию, он им – ювенальный закон. Аналогичные манёвры при продавливании пенсионной реформы не только очень плохо отразились на рейтинге президента, но и поколебали его статус как национального лидера.

Поддержка общества в его противостоянии с ювенальщиками позволит Путину взять реванш.

Показать, что он – главный игрок, а не фигура на доске российской политики. Лидер, выражающий интересы людей, поддержка которых позволяет ему принимать самостоятельные решения и влиять на действия и расстановку элит.

Ювенальный террор в Европе

Ювенальные (детские) суды, на базе которых возник и надулся пузырь ювенальной юстиции, придумали в США в конце XIX века. Эту гуманность в отношении несовершеннолетних преступников можно рассматриваться как ответ Нового Света на зверскую жестокость его бывшей метрополии.

В Англии на протяжении трёх столетий детей казнили наравне со взрослыми. Сначала на фоне политики «огораживания» по закону «О борьбе с бродяжничеством». Потом в рамках уголовного законодательства, известного как «Кровавый кодекс». Последний задокументированный случай казни 9-летнего мальчика (за кражу мелков) датирован 1830 годом.

В конце ХХ века после принятия Конвенции о правах ребёнка (1989 год) на базе судов для малолетних начал развиваться институт ювенальной юстиции. Борьба за права детей приобрела размах, заставивший содрогнуться десятки тысяч европейских семей. Например, в Германии только за 2009 год было изъято из семей более 70 тысяч детей, половина из них – в связи с «ненадлежащим материальным положением семьи». Аналогичная статистика была отмечена во Франции и Финляндии.

Главными бенефициарами ювенальных новаций стали преисполненная энтузиазма, непрерывно растущая армия социальных работников, сообщество адвокатов и полулегальные конторы, посредничающие в усыновлении изъятых из семей детей.

Причиной для изъятия ребёнка из семьи могли стать не только плохие материальные условия, но и расширительно толкуемое понятие «насилие в отношении ребёнка», под которым могло пониматься всё что угодно: от реальной жестокости до просьбы убрать игрушки, от систематического недоедания до отказа во второй порции сладкого, от порки ремнём до лёгкого подзатыльника.

Ювенальный тренд отвергнут Россией

В середине 90-х эмиссары ювенальной юстиции высадились в России, где никогда (за единичными исключениями вроде казни сына Лжедмитрия и Марины Мнишек) не практиковались казни детей и уже давно – со времён Александра II – были учреждены специальные приюты для нравственного исправления малолетних преступников, а советское правосудие даже в годы «закручивания гаек» (1935–1945 годы) в целом соответствовало главным принципам ювенальной юстиции, требовавшим более мягкого наказания для несовершеннолетних.

В рамках исполнения обязательств, связанных с подписанием Конвенции о правах ребёнка, началась работа по учреждению ювенальных судов. Одновременно в ряде регионов были запущены пилотные ювенальные проекты.

Российское общество быстро осознало масштаб угрозы.

Больше всего людей возмущали многочисленные примеры злоупотреблений при реализации пилотных проектов: неоправданных изъятий детей из семей и попыток добиться от школьников признаний о том, что родители нарушают их права.

В результате попытка принять закон «О ювенальных судах» закончилась через 10 лет позорным провалом: он так и не прошёл второе чтение.

К концу 2010 года ювенальное лобби смирилось с поражением и сделало ставку на создание системы сопровождения семей. Соответствующий проект представлял собой смесь прекраснодушных деклараций и жёстких формулировок, регламентирующих деятельность надзорных комиссий, которые наделялись правом тотального контроля над семьёй и выдачи предписаний, невыполнение которых должно было повлечь за собой лишение родительских прав.

3 ноября 2017 года органы опеки забрали у женщины семерых приёмных детей после жалобы воспитательницы детского сада на длинные волосы одного из сыновей. Впоследствии постановление об изъятии детей было признано судом незаконным.Фото: Александр Колбасов/ТАСС

Последней каплей стали предложения о принятии европейских социальных стандартов, что расширяло круг семей, из которых можно изъять детей в связи с «ненадлежащим материальным положением».

Ответом стали митинги протеста, горы писем во все инстанции и сотни тысяч подписей против введения ювенальной юстиции, которые через всю Москву привезли в детских колясках в Администрацию президента. Точку в этих баталиях поставил проведённый в феврале 2013 года съезд родительского сопротивления, на который неожиданно для всех пришёл Владимир Путин и обнадёжил собравшихся, сказав, что «мнение общества будет услышано и учтено».

На какое-то время все успокоились на том, что российские законы и так – без всякой ювенальной экзотики – защищают права ребёнка, позволяют изымать детей из семей, где они подвергаются насилию, и лишать родительских прав тех, кто пренебрегает своими обязанностями в отношении детей.

Расширение комплекса мер по поддержке семей с детьми и поправки в Конституцию, касающиеся детей и традиционных ценностей, подтвердили курс государства на укрепление семьи. Казалось, что тема закрыта, но неутомимые лоббисты ювенальной юстиции приготовили обществу новый сюрприз.

Реинкарнация ювенального суда

В пояснительной записке к законопроекту Крашенинникова – Клишаса сказано, что их целью является законодательное закрепление «конституционного принципа приоритета интересов ребёнка» и защита детей и их родителей от возможного произвола со стороны органов опеки.

То есть защитить от органов опеки, чтобы тут же наделить эту опеку и органы внутренних дел правом подавать в суд заявления об изъятии ребёнка на основании поступившей от некоего доброжелателя информации и непонятно каким образом полученных подтверждений предоставленных этим доброжелателем сведений.

Несложно предсказать, как это будет происходить на практике.

Шокированные происходящим родители не смогут подготовиться к судебному разбирательству просто потому, что суду на всё отводится 24 часа: они получат повестку во второй половине дня, а суд будет назначен на следующее утро. Обязанные уложиться в срок и не готовые брать на себя ответственность за оправдательные решения – а вдруг с ребёнком на самом деле что-то случится – суды начнут штамповать решения об изъятии детей и в течение следующей недели получать новые заявления органов опеки – на этот раз о лишении родительских прав.

Ювенальная юстиция будет вершить своё странное экспресс-правосудие во имя исполнения Конституции РФ, согласно которой, как подчёркивается в пояснительной записке к законопроекту, «дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России».Фото: Сергей Бобылёв/ТАСС

Всё это будет делаться во имя исполнения Конституции РФ, согласно которой, как подчёркивается в пояснительной записке к законопроекту, «дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России» (п. 4 ст. 67.1), и в «соответствии с международными обязательствами РФ» в плане «развития в национальном законодательстве принципов, заложенных в статье 9 Конвенции о правах ребёнка». Той самой конвенции, с принятием которой начался «ювенальный террор» в Европе.

В общем, как заметил в аналогичной ситуации Ленин, «формально правильно, а по сути издевательство». Но это не единственная и не главная проблема.

Принятие закона Крашенинникова – Клишаса будет фактически означать создание в России ювенального суда, то есть реализацию проекта, который был похоронен в конце 2010 года. Сначала этот суд будет рассматривать дела об изъятии детей из семьи и лишении родительских прав, но со временем опытные юристы найдут лазейки для расширения его юрисдикции.

Судя по публикациям в СМИ, деструктивный смысл затеи с экспресс-судами понятен многим, а это значит, что нас ждут новые митинги протеста, обращения в Госдуму и сбор подписей, которые в детских колясках снова повезут президенту.

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Ювенальная юстиция действует в развитых странах уже несколько десятилетий и имеет достаточно противоречивые характеристики. Сотни тысяч детей забрали из семей под опеку государства, а их родители оштрафованы или посажены под арест. В России ЮЮ подверглась активному внедрению с начала 2000 годов. При этом, с 2016 года более десятка составов судей, занимающихся рассмотрением детских преступлений, приняты и существуют во многих регионах страны.

Ювенальная юстиция в России в 2018 году

Ювенальная юстиция в России официальный закон 2018 принят и существует еще с 2016 года. Поэтому родителям следует крайне осторожно и внимательно относится к проявлению интереса социальных служб к их семье. Сегодня в РФ такая законодательная база принята и существует преимущественно в формальном виде и представлена законодательной базой, а также позициями органов судебной власти, которые в любой ситуации на стороне проблем и интересов ребенка.

Что такое ювенальная юстиция в России?

Ювенальной юстицией, которая принята и существует в России, называют систему государственных органов и действий, направленных на осуществление правосудия в отношении правонарушителей, которые не достигли совершеннолетия. Сегодня в РФ ЮЮ находится на фазе внедрения. Благодаря действиям государственных служащих было создано:

  • административные комиссии, занимающиеся делами несовершеннолетних;
  • органы опеки, проводящие контроль как за семьей в целом, так и каждым ребенком поотдельности;
  • социально-психологические учреждения, которые существуют на государственных условиях, работают с семьями и участвуют в судебных разбирательствах;
  • проекты, позволяющие проводить отработку процесса функционирования ювенальных судов;
  • институты ЮЮ.

Был ли принят закон об ювенальной юстиции в России?

Вопрос о том, есть ли в России ювенальная юстиция, является неоднозначным. В 2016 году 3 июля президент России В.В. Путин подписал первый, и по мнению государственного аппарата нужный, закон №323-ФЗ. Данный правовой акт позволяет знать и закреплять основные права и обязанности родителей в отношении своих детей. Таким образом, ЮЮ принята, а также существует теперь и в России.

Органы опеки могут ли забрать ребенка из семьи по закону?

Ювенальная юстиция в России реальные истории изъятия детей из родных семей стали встречаться все чаще. Каждое муниципальное образование имеет свои комиссии и органы, которые могут забрать несовершеннолетнего ребенка из семьи без решения суда. В связи с периодическим злоупотреблением социальных работников своими полномочиями и негативным воздействием ЮЮ на общество, Светланой Копыловой была проведена презентация песни о негативных последствиях введения такой правовой нормы. Произведение является своего рода введением для рассмотрения необходимости принятия и существования ювенального судочинства в России.

Плюсы и минусы ювенальной юстиции

К основным преимуществам ЮЮ, которая принята и существует в РФ, относят:

  • увеличение роли родителей и общества в осуществлении детского воспитания;
  • закрепление прав и волеизъявлений, которыми обладает каждый ребенок.

Такая политика правовых отношений государства и граждан имеет и ряд негативных сторон:

  • возможность давления на родителей со стороны чиновников;
  • воспитание безответственных и неуправляемых личностей;
  • поощрение доносов на родителей государственным органам со стороны детей;
  • бесправность старшего поколения и учителей по отношению к ребенку;
  • безнаказанность за содеянные преступления;
  • увеличение количества семейных конфликтов.

Таким образом, как правовая система, ЮЮ принята и существует в РФ, имеет свои положительные и негативны стороны. Даже опытные юристы не могут прийти к единому мнению в отношении необходимости внедрения такой юстиции в правовую систему российского государства.

Ювенальная юстиция в каких странах действует?

ЮЮ в Европе действует уже десятки лет. Наиболее развита такая система правосудия в:

  • Дании;
  • Германии;
  • Финляндии;
  • Швеции;
  • Норвегии;
  • Франции и т.д.

Система ЮЮ, которая принята и существует в развитых странах, позволяет массово забирать детей из вполне благополучных семей под предлогом отстаивания их интересов. Из опыта перечисленных стран можно сделать вывод, что ювенальное правосудие не всегда положительным образом влияет на детское поколение. Порой оно крайне негативно влияет на психику и поведение человека во взрослой жизни.

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Ранее экс-глава Фонда госимущества, глава общественной организации «Союз жінок України за майбутнє дітей» Валентина Семенюк-Самсоненко заявляла, что цель внедрения ювенальной юстиции – торговля украинскими детьми.

Платит Канада

Активно тема ювенальной юстиции начала обсуждаться в Украине еще год назад. Тогда министр юстиции Александр Лавринович подписал указ о создании рабочей группы, которая должна была бы подготовить почву для внедрения этой самой юстиции. Мероприятие проводилось не просто так, а на деньги канадского правительства. Впрочем, вскоре после того, как в обществе поднялся шум, группа была расформирована, а Министерство юстиции перешло от создания Концепции ювенальной юстиции к созданию Концепции криминальной юстиции в отношении несовершеннолетних. Причем смена названия не слишком отразилась на содержании — текст концепции остался практически тот же. Сейчас один из вариантов концепции находится на рассмотрении в Администрации Президента.

Криминальная юстиция в отношении несовершеннолетних – это система средств помощи детям, которые конфликтуют с законом. Она предполагает создание специальной юстиции и специальных судов для несовершеннолетних, которые при рассмотрении дел учитывали бы дополнительные права и гарантии для детей. В идеале наряду с ювенальной юстицией должна внедряться служба пробации – орган, который наблюдает за отбыванием альтернативных, нетюремных видов наказания несовершеннолетними (и не только), а после отбывания наказания помогает детям и подросткам вернуться к нормальной жизни в обществе.

Фото: inkazan.ru

Но как показывает практика западных стран и России, криминальная юстиция для несовершеннолетних обычно становится прологом для образования в государстве ювенальной системы. Ювенальная система занимается защитой прав детей и предполагает создание специальных социально-надзирательных служб на местах. В странах торжествующей «ювеналки» полномочия таких служб очень широки: они могут вмешиваться в процесс воспитания ребенка и жизнь семьи, а также хлопотать о лишении родительских прав. Несмотря на заявленные благие намерения, на практике из этого обычно ничего хорошего не выходит.

Причины для вмешательства в жизнь семьи и лишения родительских прав могут быть разными – в зависимости от законодательства каждой конкретной страны (и на основании Конвенции ООН о правах ребенка). Но обычно причины эти весьма декларативны и размыты: ненадлежащий уход, недостаточное питание, неправильное воспитание. Алкоголизм и наркомания родителей, жестокое обращение с детьми, дальше – по вкусу.

Зарубежный опыт

Украинцы боятся внедрения ювенальной юстиции, и им действительно есть чего бояться. К примеру, в России, которая еще только начинает работу над законодательным закреплением ювенальной системы, уже были случаи, когда социальные службы забрали у родителей дочь из-за бедности. Мол, раз родители не могут обеспечить ребенку достойное питание, стоит лишить их родительских прав.

В Воронеже отняли ребенка у матери-одиночки, которая живет в квартире больной бабушки и ухаживает за ней. Отняли якобы из-за плохих условий проживания и того, что ребенок не ходит в детсад, хотя ребенок стоял в очереди на детсад — для него просто не хватало там места (очень актуальная для Украины и в особенности для Киева проблема). Причем не лишили родительских прав, а просто забрали ребенка — увезли и скрывали от матери, где он. «Во время пребывания матери на работе, районный участковый и инспектор по делам несовершеннолетних проникли в квартиру под предлогом проверки условий проживания ребенка, — рассказывает родственница женщины. — При этом не предъявив соответствующих документов, проверив холодильник(!!!) на предмет наличия продуктов питания, заявили, что у ребенка нет ни одной прививки (что является неправдой) и забрали его вместе с гражданским мужем якобы для того, чтобы прививки эти провести. Но повезли не а поликлинику а в отделение милиции и там под угрозой заключения в СИЗО отняли ребенка и увезли в неизвестном направлении».

То, что приемлемо для Канады или США, является дикостью для Украины или России. В нашей стране только уровень абсолютной бедности составляет 12-14%, относительный (то есть ниже принятой в обществе нормы) – 27-28%. Причем более подвержены бедности семьи с детьми, и особенно – многодетные семьи. Бороться в таком случае, очевидно, следует с бедностью, а не с родителями, которые и сами недоедают. В противном случае в борьбе за права детей можно дойти до того, что будут лишены родительских прав все бедняки (а еще все вегетарианцы, веганы и православные, которые соблюдают посты). А их дети… отправятся в детские дома, где им достанется еще меньше ресурсов – не только еды, но и внимания, общения, заботы. Родительской, простите мне мой пафос, любви. Возможен еще один вариант – отдать детей бедняков на усыновление более обеспеченным людям. Можно до хрипоты спорить, стоит ли забрать всех детей у бедных украинцев и передать их богатым иностранцам, но вряд ли такое намерение может лечь в основу национальной политики.

Впрочем, в сытых западных странах родителям тоже постоянно угрожает ювенальная юстиция. Один из самых известных случаев «защиты прав ребенка» — в Финляндии органы социальной опеки отобрали сына у россиянки Инги Рантала. Мальчик рассказал в школе, что мать подняла на него руку, а также грозилась увезти его в Россию. Практически сразу у Инги и мужа забрали ребенка, причем лишить родительских прав хотели обоих родителей. Против Инги завели уголовное дело, которое до сих пор не закрыто. Несмотря на то, что мальчик просился домой, его держали в приюте, встречи с родителями были позволены раз в две недели. В итоге ребенок сбежал из приюта, сейчас семья живет в России.

Фото: micro-news.ru

Опять-таки, можно спорить о том, насколько правильно воспитывать детей шлепками, но лишать двух человек родительских прав из-за одного шлепка, и насильно запирать ребенка в приюте – вряд ли достойное применение социальной службы. Особенно в Украине, где столько больных, беспомощных, одиноких, которые нуждаются во внимании и помощи.

Самое интересное, что ювенальная юстиция в экспериментальном режиме действует уже и в Украине – несмотря на то, что законодательная база все еще не готова. Канадское правительство якобы проводит пилотный проект в Полтавской области. LB.ua попытался узнать подробности у ответственного за внедрение «ювеналки» заместителя министра юстиции Валерии Лутковской. Но, как оказалось, она не знает точно, кто и что делает в Полтавской области, «потому что у нас с ними (канадцами – прим.Авт.) даже не подписан меморандум о сотрудничестве». Предложила обратиться в один из департаментов министерства, но единственный сотрудник, который знает, что и как, сейчас в командировке за пределами Украины. В дальнейшем LB.ua будет информировать читателей о внедрении ювенальной системы на Полтавщине.

Кстати, осенью в Лохвицком районе Полтавской области произошла ужасная трагедия — одна из местных жительниц покончила жизнь самоубийством после того, как социальная служба забрала у нее двоих детей (в семье были проблемы, хотя точно известно, что одного ребенка забрали неправомерно). Также в Лохвице циркулируют слухи о том, что детей соцслужбы отбирают у родителей массово. Впрочем, никаких подтверждений этому нет – местные журналисты рассказали LB.ua, что найти конкретных людей, у которых забрали детей, не удалось. А о том, что в области проводится пилотный проект по внедрению ювенальной юстиции, они вообще не слышали.

Зачем это нужно

А теперь самое интересное – фактически все нормы ювенальной юстиции, о которых идет речь в предыдущей главке, уже есть в украинском законодательстве. Хотя самой ювенальной системы пока что нет.

Во-первых, ключевой «ювенальный» документ — Конвенция ООН о правах ребенка — намертво вписана в наш Семейный кодекс. Еще в 2006-ом году были приняты нормы (ст.13), согласно которым ратифицированное Украиной международное законодательство является частью отечественного законодательства. Более того, нормы международных документов имеют преимущество перед нормами украинских законов. Намертво — потому что вымарывание этих норм сужает права детей и, соответственно, антиконституционно.

В статье 164 Семейного кодекса прописаны основания для лишения родительских прав. С вполне понятными и логичными пунктами – прав лишают хронических алкоголиков и наркоманов, родителей, которые не забрали ребенка из роддома, эксплуатировали ребенка или совершили против него преступление, — соседствуют достаточно размытые понятия. Так, лишить родительских прав могут за уклонение от исполнения обязанностей по воспитанию ребенка, а также за жестокое обращение. Можно ли считать жестоким отца, который не пускает дочь на дискотеку? Во многих странах это считалось бы жестокостью, даже если на этой дискотеке продают наркотики. Поведение Инги Рантала однозначно может трактоваться как жестокое обращение – с теми же последствиями, что и в Финляндии.

Таким образом, права украинских детей уже защищены Семейным кодексом. Что нового в таком случае может привнести в нашу жизнь внедрение ювенальной системы — более широкой, чем помощь несовершеннолетним правонарушителям?

С внедрение ювенальной системы, как уже говорилось выше, в стране будет открыта новая служба, которая будет заниматься исключительно надзором за соблюдением прав детей. То есть если сегодня у соцслужб, милиции, врачей поликлиники, школьных учителей и воспитателей детского сада (а представители всех этих структур по закону имеют право обращаться в суд с требованием лишить кого-то родительских прав) есть множество других забот, то специальная служба будет занята исключительно вмешательством в частную жизнь граждан.

Конечно же, ювенальная система в ее полном, описанном выше виде может быть использована не только для защиты прав детей, но и во множестве коррупционных схем. Из которых самая простая – вымогательство у родителей денег со стороны социальных служб, которые, вооружившись обширными правами и обязанностями, могут устроить родителям «желтую жизнь».

Естественно, что любая реформа в Украине приносит деньги множеству людей, которые занимаются ее внедрением. Тем более, что в деле ювенальной юстиции деньги уже имеются – канадские. Деньги должны быть освоены, и не исключено, что концепция создается именно с этой целью.

В самом худшем случае, если Украина пойдет по стопам России в этом вопросе, разгул ювенальной юстиции может стать частью схемы торговли детьми. В которой гипотетический усыновитель платит соцслужбе, а потом – судье, деньги. Работник соцслужбы выбирает здорового хорошего ребенка из приличной семьи, которого можно отбить из-за «недостаточного внимания» или «избыточного питания», подкупленный судья лишает родителей родительских прав, и далее остается отследить, в какой детский дом попадет ребенок, и усыновить его – возникнувшие проблемы также помогут решить деньги. Да, это очень ненадежная схема, хитроумная и чрезвычайно жестокая. Но вместе с тем она реальна при существующем уровне коррупции.

Причем в Росссии вводится еще один «инструмент защиты детей» — паспорт здоровья школьника. В нем содержатся все сведения о прививках, перенесенных ребенком болезнях, отметки о ежегодной диспансеризации. Кроме того, каждый ученик обязан ежедневно отмечать состояние своего здоровья (привет, невроз), расписывать по часам, как он проводит свое свободное время, какие продукты и в каком количестве потребляет. Также в этот паспорт ребенок должен вписать все данные о своей семье — сколько человек и на какой площади проживает, есть ли тяжело больные, какая обстановка в доме. Нетрудно догадаться, для каких целей учителя при наличии желания смогут использовать этот паспорт школьника.

Кроме того, в России ювенальная система используется для политических притеснений активных граждан. В конце февраля этого года милиция пыталась попасть в квартиру лидера движения «В защиту Химкинского леса» Евгении Чириковой. Причиной визита милиции якобы стало письмо от неизвестного, в котором Чирикову обвиняли в жестоком обращении с детьми. Украинская милиция, которая тоже любит проводить обыски у общественных активистов по туманным поводам может взять на вооружение «ювенальный» метод.

***

Словом, как уже было сказано выше, бояться есть чего. Вместе с тем, бояться не стоит — судя по тому, как быстро власть среагировала на народные волнения, превратив ювенальную юстицию в криминальную, против этого лома вполне работают общественные протесты и выступления в СМИ. Социологи считают семью самым крепким социальным институтом, и очевидно, что его не в силах разрушить даже наше неуклюжее государство.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *