Забота о душе

Игумен Нектарий (Морозов)

Я хотел побеседовать сегодня с вами, братья и сестры, о том, как заботиться о своей душе. В наше время существует огромное количество различных учений о так называемом здоровом образе жизни. Можно найти массу книг и статей о том, в чем нуждается организм человека, для того чтобы функционировать полноценно. В них содержатся советы относительно того, чем должно питаться, сколько времени нужно спать, какое время необходимо уделять тем или иным физическим занятиям, и многие другие опытом проверенные вещи, которые действительно помогают человеку быть здоровым, хорошо работать и радовать тех людей, которые находятся с ним рядом.

Гораздо меньше современный человек заботится о своей душе. И, как это ни странно, о ней не печется не только современный человек неверующий, но гораздо меньше, чем необходимо, печется и воцерковленный человек. Почему? Потому, что мы как-то обычно не воспринимаем свою душу как то, что требует отдельной заботы. Собственно говоря, наша душа, можно сказать, это и есть мы сами. Но, с другой стороны, преподобный Макарий Египетский дает душе такое определение. Он говорит, что душа – это «тварь умная, исполненная лепоты, великая и чудная, прекрасное подобие и образ Божий». И вот эту «тварь умную» мы обязательно должны держать в тех условиях, которые способствуют ее развитию, которые помогают ей жить и развиваться и ни в коем случае ее не убивают.

Как я уже сказал, первая причина того, что нашей душе бывает плохо, – это то, что мы просто о ней не заботимся, о ней не печемся. Ну а когда бывает плохо нашей душе, разве может быть нам самим хорошо? От этого бываем мы в подавленном состоянии, от этого унываем, от этого испытываем какую-то страшную неудовлетворенность. И зачастую никто не объясняет нам, что необходимо точно так же, как мы стремимся вести здоровый образ жизни физически, стремиться к здоровому образу жизни и для своей души. В данный момент я говорю о людях верующих – это в первую очередь касается нас с вами.

Мы знаем, из чего состоит церковная жизнь, вроде бы знаем, что есть духовная жизнь, и некоторые из нас даже читали книгу о том, как на эту духовную жизнь настроиться. Но нельзя сказать, что каждый из нас при этом представляет учение о правильной жизни души как некую законченную систему. Об этом я и хотел бы немного поговорить, а в остальном каждый для себя может уже сам эту «систему» доработать и довести до того совершенства, которое позволит ему ею правильно пользоваться.

Прежде всего, если говорить о самых простых вещах, мы часто сталкиваемся с тем, что даже человек уже взрослый, интеллектуально развитый, являющийся профессионалом в той области, в которой он работает, может обладать совершенно неразвитой душой. Что значит «неразвитой»? Дело в том, что когда воспитывается ребенок, очень важно, чтобы родители не только читали ему умные книги и заботились, чтобы он хорошо формировался в интеллектуальном плане, но и учили его состраданию, любви, мужеству, верности и множеству других качеств, без которых полноценная жизнь человека невозможна. Кроме того, начиная с детских лет, мы часто сталкиваемся с проблемой нравственного выбора – выбора как ничто другое формирующего нашу душу. Но в действительности бывает так, что говоришь о чем-то со сложившимся, пришедшим в храм человеком и понимаешь, что он не знает элементарных вещей. Каких, например? Таких, как обязанность помочь бабушке перейти дорогу или беременной женщине выйти из транспорта! А это как раз и свидетельствует о неразвитости души, потому что один человек в такой ситуации безразлично наблюдает за неуверенными действиями и этой бабушки, и этой женщины: ему невдомек им помочь, а другой тут же бросается им помочь, и для него само собой разумеется, что раз в его помощи нуждаются, – значит, он должен ее оказать.

И это нечто большее, чем пресловутый уровень культуры, и даже нечто от него подчас не зависящее. Мне лично приходилось неоднократно видеть такие примеры, когда человек приезжал, скажем, поступать в семинарию откуда-то из сельской местности, где, кроме как ухаживать за скотиной и работать по дому, больше ничего не мог. Он ничего не успел в своей жизни прочитать, мог перепутать Ростроповича с Шостаковичем, но при этом у него оказывалась столь удивительно развитая душа и такая богатая душевная жизнь, что людям, которые прочитали сотни книг, за ним было не угнаться.

Это то, что касается развития души в общем. Если же говорить о христианском понимании души, то, безусловно, главная ее потребность – это общение с Тем, Чьим образом и подобием она является, потому что ничто другое сделать ее по-настоящему счастливой не может. Ничто, собственно говоря, не может дать ей жизни как таковой. Все мы, по слову преподобного Иоанна Дамаскина, являемся отражением Божественного совершенства в этом мире. Святитель Игнатий (Брянчанинов) сравнивал это с игрой солнца в капельке росы. Наша душа, если отражается в ней Солнце Божественной Истины, живая, радостная, светлая. Если же наша душа скрывается от этого Солнца, она становится темной и холодной, страдает, мучается, переживает из-за этого и даже теряет порою способность понимать, откуда эти страдания и переживания.

Что необходимо для того, чтобы наша душа пребывала в состоянии богообщения, которое бы питало ее и давало ей подлинную жизнь, ради которой она создана? В общем-то, это вещи, которые нам всем хорошо известны. Просто опять-таки надо чтобы это все у нас в душе, в нашем сознании, уложилось в единую систему. Путь к богообщению – это молитва, чтение слова Божия и творений святых отцов, обязательное посещение храма и участие в богослужении и церковных таинствах, что необходимо, чтобы на основе не только лишь прочитанного или узнанного от кого-либо, но и на основе собственного опыта прийти к тем духовным открытиям и откровениям, которые станут своеобразными ступеньками на лестнице нашего к Богу восхождения.

Что это за «ступеньки»? Возьмем наши беседы: вы ведь наверняка замечали, что с течением времени мы можем неоднократно возвращаться к одному и тому же духовному предмету – к примеру, потому что приходит новый человек и спрашивает о том же. Это естественно, тут ничего странного нет. Но вот в какой-то очередной вечер кто-то из прихожан, кто был и на той беседе, и на другой, и на третьей и вроде бы внимательно слушал и деятельно участвовал, вдруг тоже задает вопрос о давно, казалось бы, рассмотренном предмете. Я не раз удивлялся: почему так бывает? Но потом понял, что задает свой, личный уже вопрос в связи с тем, что его непосредственно, в ходе его духовной жизни коснулось чувство необходимости в том, чтобы узнать ответ. Раньше подобные вопросы и ответы на них его не занимали, и он их легко забывал. А теперь для него это важно, и он «уносит» услышанное с собой, потому что сейчас это для него необходимость. Вообще же, чтобы до этих ответов чаще доходить самим, бывает нужно найти такое время в течение дня, чтобы уже не читать, не молиться, а просто сесть и подумать. Подумать о прочитанном, подумать о том, что мы переживали в молитве или, наоборот, не переживали. И этот мучительный труд размышления порой приводит к совершенно замечательным результатам.

Итак, мы сказали о том, что душе необходимы и молитва, и чтение, и размышление, и богослужение, и участие в церковных таинствах. Но нужно обязательно правильно понять, в каком соотношении все это нашей душе требуется, потому что, если говорить утрированно, это некий комплексный рацион, которым душа должна питаться. Но мы знаем, что человек при этом может любить какие-то блюда, а какие-то, наоборот, не любить. А еще может любить то, что ему не очень полезно, и совершенно не желать того, что ему жизненно необходимо. Мы знаем такие случаи, когда человек, у которого, допустим, язва желудка, наевшись чего-то жареного или острого, попадает на больничную койку или когда другой человек, который решает сесть на диету и начинает очень строго себя ограничивать в пище, на ту же больничную койку попадает просто потому, что лишается сил, необходимых для поддержания организма. Что-то подобное порой происходит и в духовном плане. Нам известно, что нужно молиться, но порой человек начинает молиться настолько много и настолько усердно, что спустя какое-то время надрывается и у него не только пропадает желание молиться вообще, но даже появляется некое отвращение к молитве. Это примерно так же, как если бы человек взял и начал есть то, что ему нравится, и ел бы это целый день, а потом неделю, месяц, а потом бы просто раз и навсегда возненавидел это блюдо. К сожалению, нередко можно увидеть, что человек, который в начале своей церковной жизни был не просто ревностным, а чрезмерно ревностным, потом любой интерес к молитве терял. То же самое в отношении богослужения, чтения и всего остального. Потому и говорится в Священном Писании, в книге Екклесиаста, о том, что когда ты нашел вкусный мед, ешь, сколько тебе потребно, чтобы не пресытиться и не изблевать его (ср.: Притч. 25:16). Вот то же самое касается пищи духовной, которая и есть тот «мед», о котором здесь в первую очередь идет речь.

Как найти для себя правильную меру той духовной пищи, которая для души необходима? Наверное, во-первых здесь помогут советы священника, у которого человек исповедуется, потому что для священника этот человек с его душевным устроением уже не первый, а один из многих в каком-то определенном ряду. И он по своему опыту может более или менее точно определить, что его пасомому уже пора на себя брать, а что ему будет чрезмерно трудно. Если же мы по тем или иным причинам должны в каком-то духовном упражнении определиться сами, здесь нужно придерживаться общего правила: лучше на первых порах чего-то «недоделать», чем «переделать».

Святитель Феофан Затворник, например, когда говорит о том, как назначать самому себе количество поклонов, советует сначала сделать некое предельное их количество – сколько человек сможет. Потом посмотреть, какое количество поклонов он может сделать так, чтобы при этом не утомиться чрезмерно. Потом отнять от этого еще некоторое количество поклонов и из этого составить себе правило. И на самом деле это очень правильный и разумный подход, так как то, что человек сделал два-три раза, он не обязательно сможет делать постоянно: это может потом привести к надрыву. Поэтому здесь лучше двигаться постепенно. И если христианин приходит и говорит священнику, что он хотел бы каждый день полагать сто земных поклонов с молитвой Иисусовой, то совершенно очевидно, что лучше ему начать с десяти. Может, он потом и тысячу будет класть. Но если начнет сразу со ста, то вполне возможно, что через какое-то время и три не захочет положить. Такое слишком часто бывает.

Помимо употребления всех этих, скажем так, духовных средств, необходимых для питания и для укрепления души, мы к своей душе должны относиться очень бережно. Это еще одна важная составляющая заботы. Святитель Игнатий (Брянчанинов) приводит такое сравнение. Он говорит, что душа монаха, живущего уединенно, вдали от мира, подобна поверхности полированного столика: любая царапина на ней, даже самая незначительная, бывает заметна. И он же говорит о монахе, живущем посреди мира, в том числе и о себе самом, как о том же самом столике, вся крышка которого исцарапана так, что там уже трудно заметить новую рану.

Вот и каждый из нас должен всмотреться: нет ли в его повседневной жизни того, что его душу травмирует, деформирует и делает нечувствительной и не способной различать вредные внешние воздействия? Порой этим травмирующим фактором бывает общение, которое для нас вредно. Верующий человек, конечно, не должен, уверовав, оставлять близких людей и вообще тех, с кем он был дружен прежде. Но если он в то же время видит, что общение с этими людьми постоянно влечет его ко греху, постоянно развращает и расслабляет, это общение нужно сокращать, а иногда даже и вовсе прекращать. Помимо этого, есть еще множество вещей, которые также душу и травмируют, и угнетают, и отягощают безо всякой необходимости. Это и какие-то фильмы, и телепрограммы, неполезные душе человека, это и различные совершенно пустые, бессодержательные, ни уму ни сердцу ничего не дающие средства массовой информации, из которых человек не получает сведения о том, что происходит в окружающем мире, а напичкивает себя какой-то, прямо-таки скажем, ерундой. Это может быть масса самых различных вещей. Каждый должен конкретно для себя, осмотревшись, понять, что его душе вред причиняет, и постараться свести это к минимуму, а лучше и совсем от этого избавиться.

Кроме того, нашей душе бывает необходим отдых. Об этом тоже редко кто задумывается всерьез, а на самом деле это важно. И образ этого отдыха дает нам Сам Господь Иисус Христос: в Евангелии говорится, что Он удалялся от людей, восходил на гору и молился там в уединении (см.: Мк. 1:35; Лк. 5:16). Вот две составляющие отдыха: с одной стороны, молитва, в которой душа восстанавливается, оживает после разнообразного общения и деятельности, а с другой стороны, и прежде этого, – уединение, в котором человек может отдохнуть от внешних впечатлений, чтобы увидеть, что на самом деле в его душе происходит. У большинства из нас нет возможности удалиться в такое уединение на месяцы, недели, даже дни, но в течение дня надо обязательно находить время для того, чтобы побыть даже не наедине с Богом, а для начала – наедине с самими собой, чтобы ничто нас не отвлекало.

Это особенно важно потому, что мы достаточно редко бываем способными видеть себя такими, какие мы есть. Что это значит?

Каждый из вас может провести такой эксперимент: оставшись дома наедине с самим собой, задаться вопросом: «кто я?». В ответ на этот вопрос вы, вероятно, назовете свою профессию, семейное положение… Пройдите дальше и скажите: «Хорошо, я специалист такого-то профиля, дочь или сын таких-то родителей, муж или жена, брат или сестра… Допустим, все это так. Но – КТО Я?». И вот когда мы по-настоящему осознаем, что этот вопрос означает, то поймем, насколько трудно «извлечь» себя из всего по отношению к нам, по сути, внешнего – из того окружения, в котором мы находимся, из тех дел, которыми мы занимаемся. Но, только сделав это, мы обретем возможность предстать пред Богом такими, какие мы есть.

Ведь мы даже в течение одного дня бываем очень разными, мы себя постоянно теряем. И уединение, покой нужны для того, чтобы наш собственный образ начал проявляться перед нашим взором так, словно мы опустили в проявитель фотобумагу, на которой запечатлен некий кадр. Без этого видения себя, хотя бы отчасти, очень сложно молиться. Возникает чувство, что Господь нас в молитве не слышит, тогда как на самом деле мы прежде всего не слышим самих себя.

Человек должен стать настоящим во время молитвы, потому что если он не станет настоящим, то и слова молитвы будут тоже ненастоящими. Почему человек молится по-настоящему, когда ему больно? Потому, что когда есть боль, отходит абсолютно все внешнее, остается страдание. И это страдание приковывает внимание человека полностью к себе: в этот момент он очень остро и ясно себя ощущает. Когда человек переживает какую-то скорбь, он опять-таки возвращается к себе. Почему? Потому, что отсекаются все внешние связи. Обычно человек миром опутан. Но как только он заболел, как только ему стало очень плохо, тут же все разорвалось, потому что в этот момент душа нисходит в ту глубину, где больше никто, кроме нее и Бога, оказаться не может, потому что никто больше не может так почувствовать эту боль, никто больше не может так воспринять его страдание. И так, в общем-то, человек самого себя и познает. Да, мы познаем себя преимущественно в скорбях, в испытаниях. Тогда нам становится молиться нескучно, как зачастую бывало прежде: молитва наполняет и наше сердце, и нашу жизнь.

Хотелось бы сказать и еще несколько слов о том, как надо трудиться над своей душой и как нужно ее снабжать тем, что необходимо. Я недавно с кем-то говорил об этом на исповеди, и мне такая мысль пришла в голову: когда человек в жизни занимается какой-то работой, требующей специальных навыков, ему, может быть, это проще объяснить на примере его профессии. Ну скажем, мы вчера беседовали в храме с женщиной: она художник. И я ей честно признался: если я сейчас возьму в руки карандаш или кисть, то изображенное мной на листе бумаги или на холсте даже ребенку не покажешь, стыдно будет за свои каракули. А почему? Потому, что моя рука не умеет совершать то движение, посредством которого можно и ровную-то линию провести, не говоря уж о чем-то более сложном. Но вместе с тем я понимаю, что если бы я, будучи к рисованию от природы совершенно не способным, бросил абсолютно все остальное и проводил по двенадцать часов в день, работая карандашом и кистью, спустя какое-то время я бы вдруг понял то движение, которое необходимо, чтобы изобразить какой-то контур или какой-то изгиб. Может быть, я бы не стал художником, но, по крайней мере, научился бы что-либо изображать.

И в любом искусстве, любом ремесле есть такой момент, который отделяет то время, когда человек является ничего не понимающим учеником, от того времени, когда он становится похожим на мастера. Небольшой поворот руки, небольшой поворот головы – и вдруг человек делает то, что у него никак не получалось. Для кого-то необходим десяток повторений для того, чтобы это стало возможным, а для кого-то до нескольких тысяч повторений. Но когда-нибудь это все равно происходит: то, что человек делал смешно, жалко, убого, он вдруг начинает делать красиво, совершенно, сильно. Все то же самое относится к нашему душевному, к нашему духовному деланию. Как говорит преподобный авва Дорофей, человек в своей духовной жизни делает и портит, снова делает и снова портит и вдруг в какой-то момент начинает делать и уже не портит. Это не значит, что человек понимает сразу все. Но он усваивает тем же самым способом – сначала одно, потом другое, потом третье…

Завершая разговор о том, что необходимо давать своей душе, нужно обязательно обратить внимание на то, что в попечениях о потребностях души необходимо такое же постоянство, как и в упражнениях телесных. Мы знаем, что человек может долгие годы правильно питаться, заниматься спортом, вести трезвый образ жизни, но стоит на какое-то время от этого образа жизни отступить – разрешить себе есть все что угодно, перестать двигаться, начать выпивать в компании, – и все, от него уже ничего не осталось. То же самое и в отношении нашей души. Если мы то попечение, которое о ней прилагаем, перестанем прилагать, спустя какое-то время мы самих себя уже просто можем не узнать. Мы можем заглянуть в дневник, который когда-то вели, вспомнить те мысли, которые нас волновали, и те чувства, которые когда-то испытывали, и даже не поверить, что это было нашим, потому что всего этого уже нет в нас. Чтобы таких страшных открытий относительно самих себя не делать, – конечно, надо быть в своем попечении о душе предельно постоянными и труда «собирания» себя, заботы о своей душе никогда не оставлять.

Вопросы после беседы

?Бывает, что какого-то человека простила, а обида все равно принесла вред душе. Как не чувствовать обиды?

— Вы знаете, наверное, обида ранит сердце практически любого неравнодушного человека, потому что даже апостол Павел, которого трудно заподозрить в христианском несовершенстве или в страстности греховной, в одном из своих Посланий вспоминает об Александре меднике, который много сделал ему зла. Вспоминает о нем потому, что кого-то предостерегает, но вместе с тем и потому, что его сердце все-таки хранит память о боли, которую он претерпел. Совсем «не чувствовать», как Вы говорите, обиды просто невозможно. Весь вопрос в том, как к этой обиде относиться. Скажем, нас всех кусают комары и иногда какие-то другие насекомые, и мы все знаем такую закономерность: если этот укус оставить в покое, то он через какое-то время проходит. Но он чешется. И если мы начинаем это место расчесывать, то спустя какое-то время у нас вместо этой маленькой точечки появляется огромный волдырь, а если еще при этом у нас были грязные руки, то порой начинается даже какое-то заражение. Вот то же самое происходит с обидой: если мы стараемся простить и забыть ее, то она постепенно из нашего сердца уходит, если же мы сами себя растравляем – порой даже не ненавистью к другому человеку, а просто жалостью к себе, то эта обида становится все сильней и сильней.

Есть очень хороший навык, который дается с трудом и очень легко по невнимательности из нашей жизни уходит. Это навык все в своей жизни предавать Богу. Вот обидел меня кто-то: можно сказать, что с этим надо разобраться, и так мы чаще всего и поступаем. А можно поступить гораздо мудрее и милосерднее по отношению к самим себе. Можно сказать: да, меня обидели, но с этим Господь разберется. Когда же мы сами пытаемся отплатить за то худое, что нам сделали, то Господь лишает нас Своей помощи, и потом нам еще достается за эту нашу самочинную расплату. А если мы оставим все на Его волю, на Его усмотрение, Он, безусловно, все и устроит Сам – к нашей пользе и нашей радости. У нас для этого не хватает терпения, поэтому мы этого и не видим.

?Говорят, если нас обидели, значит мы кого-то когда-то обидели, и потом нам это все вернулось. Вы тоже так думаете?

— Думаю, что зачастую это именно так и есть. И потому для разумного человека, для христианина причиняемая ему обида – это возможность, шанс, который ему дает Господь, чтобы побудить к покаянию и преподать урок на будущее: ведь и мы кого-то задели, обидели, причинили боль, но не заметили этого, не извинились, не загладили чем-то этот вольный или невольный грех. И вот теперь нам надо потерпеть обиду или боль, которые кто-то причинил нам.

?Вот еще один вопрос, отец Нектарий. Вы говорили об общении и о необходимости его сокращать в тех случаях, когда оно травмирует. Как строить взаимоотношения с человеком, если точно знаешь, что он находится под большим влиянием эзотерики, причем будучи крещеным? Если этот человек друг детства, одноклассник, который много читает и не отвергает в целом православных книг. Но вся его лексика носит пока эзотерический характер. Надо ли его в чем-то убеждать и вообще как-то неравнодушной быть?

— Мне кажется, что любое общение надо строить в зависимости от того, какой плод оно приносит. Если от этого общения есть какая-то польза для вашего друга и нет большого вреда для вас, то это общение надо продолжать. Если же вы чувствуете вред, а пользы принести не можете, то, наверное, его надо сводить к минимуму. Что касается того, надо ли полемизировать и надо ли вообще в чем-то убеждать, опять-таки, мне кажется, нужно следовать тому же принципу: если эта полемика и это убеждение приводят к какому-то доброму результату, то да. А если нет, тогда это бессмысленно. Есть ли смысл толкать стену? Стену толкать смысла нет, потому что она с места не сдвинется. А дверь, даже если она закрыта, есть смысл потолкать, потому что, может быть, замок щелкнет и она откроется. Если вы убеждаетесь, что это «стена», тогда перестаете толкать, если же ощущаете, что это «дверь», тогда продолжаете.

?Батюшка, вот я когда устою против какого-то греха, то в душе появляется тщеславие: какая я молодец, устояла…

— А вы заведите себе записную книжку и записывайте в ней: «Вот сегодня я поборола такой-то грех, и меня по этому поводу переполняет тщеславие. Что-то мне подсказывает, что завтра я его уже не поборю». На следующий день вы его действительно уже не поборете, причем не просто не поборете, а сотворите еще что-то худшее. Тогда вы записываете дальше: «Так оно и есть. Из-за того, что я тогда потщеславилась, теперь я подобного искушения побороть уже не смогла». А потом можно сесть и записать вывод: «В следующий раз, если мне удастся что-то плохое в себе побороть, я не буду тщеславиться: иначе лучше даже не бороться, потому что все опять плохо кончится». Я совершенно серьезно говорю, такого рода записи надо делать – либо памятью в сердце, либо вот так в тетрадке, потому что это очень помогает. Читаешь раз за разом то, что написал, и думаешь: либо я душевнобольной, либо совершенно не пробиваемый ничем человек. Становится стыдно и берешься-таки за ум.

Источник: Игумен Нектарий (Морозов). Что мешает нам быть с Богом. Школа жизни во Христе для современного человека».— М.: Никея.— 2014.

См. также:

Расходы работодателя, связанные с временной потерей или снижением трудоспособности сотрудников, могут быть весьма значительными. Недавнее исследование Towers Watson/National Business Group on Health показало, что американские компании тратят на это в среднем 26,8% от общего фонда оплаты труда. В денежном выражении на одного работника приходится $8900.
На трёх китах
Крупнейший североамериканский железнодорожный перевозчик Union Pacific задумался о системном подходе к решению этой проблемы ещё четверть века назад. Первым шагом стало открытие спортцентра в здании штаб-квартиры компании (в Омахе, штат Небраска) в 1987 году. Затем началась работа над корпоративным планом профилактики заболеваемости. Он базировался на трёх принципах: поддержание здорового образа жизни сотрудников, повышение производительности труда, улучшение социально-психологического климата в коллективе. Менеджмент даже переписал заявление о миссии компании, включив в него обещание «заботиться о здоровье и благополучии всех работников и их близких». Впоследствии тезис был обобщён до лозунга «Оздоровим железные дороги».
В первую очередь в Union Pacific определили 15 ключевых точек междусменного отдыха линейного персонала. Компания заключила с близлежащими оздоровительными центрами соглашения, а для работников занятия были бесплатными. Программа стала популярной, и её действие расширили. К началу 2000-х годов сеть партнёрских оздоровительных центров охватила уже 23 штата и насчитывала более 450 точек. Сейчас их число увеличилось до 540.
Следующим шагом стала пропаганда здорового образа жизни. Менеджмент поставил задачу привить каждому работнику необходимый объём навыков профилактики лёгких заболеваний. За счёт этих мер удалось сократить количество больничных листов, а также среднюю величину связанных с ними расходов. В первый же год Union Pacific сэкономила более $300 тыс. (около $600 тыс. по нынешнему курсу) при втрое меньших затратах на изготовление бумажных и видеопособий.
Борьба с вредными привычками
В 1990 году Union Pacific занялась анализом эффективности выплат по временной потере трудоспособности. Компания обнаружила, что около трети всех больничных связаны с хроническими заболеваниями, которые вызваны вредными привычками. В денежном выражении эта сумма составляла $40 млн в год. Чтобы сократить расходы, была запущена программа «Путь здоровья» (Project Health Track, или PHT). Её целью было выявить сотрудников, склонных к сердечно-сосудистым заболеваниям, и обеспечить их дистанционными медицинскими консультациями.
Только за первый год реализации программы PHT улучшение состояния здоровья было зафиксировано более чем у половины её участников. Экономия в зависимости от фактора риска превысила расходы в 2,2–5,3 раза. Исключение составила проблема избыточного веса, по которой размер сэкономленных средств оказался на 30% меньше расходов. В 1995 году на покрытие больничных листов, связанных с вредными привычками, ушло всего 24% медицинских расходов Union Pacific. В денежном выражении экономический эффект составил около $2 млн в год, поэтому впоследствии PHT была расширена за счёт других видов хронических заболеваний.
Затем менеджмент Union Pacific начал борьбу с алкогольной зависимостью. Система 0-1-2-4 (By The Numbers: 0-1-2-4) обеспечила работников чёткими ориентирами, в каком количестве безопасно употреблять спиртное в нерабочее время. Цифра «1» в этой последовательности означает «не более одной рюмки в час», «2» – «не более двух рюмок в день для мужчин, одна – для женщин», «4» – «не более четырёх рюмок в неделю». Спустя год после запуска программы среди 500 сотрудников Union Pacific был проведён опрос, касающийся пристрастия к алкоголю. Около половины респондентов показали результат «4».
В 1995 году Union Pacific для расширения своих программ подписала контракт с компанией, специализирующейся на пропаганде здорового образа жизни. Эта работа была увязана с деятельностью Департамента по охране труда, заинтересованного в возвращении пострадавших от несчастных случаев сотрудников к работе. Интеграция оказалась эффективной и с годами позволила добиться дополнительного сокращения медицинских расходов и потерь рабочего времени. Параллельно компания занялась решением проблемы переутомления поездного персонала, в частности профинансировала несколько исследований на тему профессиональной психологии. По их результатам были разработаны рекомендации, следуя которым работники могли уменьшить негативное воздействие стресса, избежать повышенной возбудимости, состояний тревожности и подавленности.
К 2001 году доля медицинских расходов Union Pacific, связанных с вредными привычками, снизилась до 18,8%. Доля курящих сотрудников уменьшилась с 40% в 1990 году до 25%. По оценкам менеджмента, если бы компания не предпринимала никаких усилий по пропаганде здорового образа жизни, её ежегодные медицинские расходы оказались бы выше на $53,6 млн – примерно на 8%.
Пятый элемент
Спустя несколько лет Union Pacific запустила новую программу, предусматривавшую материальное поощрение офисных работников, ведущих здоровый образ жизни. За прохождение медобследования сотруднику начислялось $100. Для некурящих или лечащихся от никотиновой зависимости вознаграждение удваивалось. Благодаря этому медицинские центры, сотрудничавшие с Union Pacific, получили большой массив информации о потенциальных пациентах и соответствующим образом скорректировали свою работу, усилив её профилактический компонент. Одновременно были внесены изменения в кейтеринговую политику компании, направленные на привлечение поставщиков здорового питания.
Сегодня программа «Путь здоровья» состоит из пяти элементов: предварительное тестирование, наглядные пособия по здоровому образу жизни, телефонные консультации, фармакологическая помощь, периодические медицинские осмотры. Ежегодно выпускаются печатные и видеоматериалы, посвящённые «числам здоровья», например «30 минут физической активности», «7 симптомов рака», «8 часов на сон», «10 подходов к здоровому образу жизни». За свои достижения в области профилактики заболеваний Union Pacific четырежды удостоена премии National Health Award и на протяжении 18 лет остаётся единственным её лауреатом среди железнодорожных компаний.
Европейский акцент
Схожий подход и в немецкой Deutsche Bahn. Её специализированная программа называется «Мир здоровья» и состоит из девяти модулей. Целью также является профилактика заболеваний, связанных с нездоровым образом жизни – недостатком физической активности, плохим питанием и стрессом. Сотрудники Deutsche Bahn имеют право на посещение спортцентров (360 точек по всей Германии) по корпоративным тарифам, проводятся оздоровительные семинары и дистанционные медицинские консультации, предоставляется качественное и здоровое питание. Во внутренней информационной сети компании есть специальный раздел, посвящённый здоровому образу жизни.
С 2000 года Deutsche Banh активно борется с никотиновой зависимостью работников. На эти цели выделен специальный бюджет, на средства из которого, в частности, уже десять лет спонсируется государственная антитабачная кампания Rauchfrei («Без дыма»). С сентября 2007 года в Германии законодательно запрещено курение в пассажирских поездах, что распространяется и на персонал. В самой компании не стали вводить тотальный мораторий, однако в отдельных подразделениях он действует. Сотрудники регулярно получают информацию о вреде курения, а также имеют возможность воспользоваться бесплатными курсами избавления от никотиновой зависимости.
Опыт Deutsche Bahn свидетельствует, что воспитание в людях персональной ответственности за состояние своего здоровья требует значительных усилий. Эту работу координирует Департамент здравоохранения и социальной политики. Подразделение объединяет усилия линейных менеджеров по здоровью и спорту, кадрового департамента и волонтёров из числа сотрудников по разработке базовых программ профилактики заболеваний, индивидуальных подходов к решению проблем конкретного работника, принципов пропаганды здорового образа жизни и планов внутренних коммуникационных кампаний.
К разработке и реализации конкретных программ привлекаются сторонние организации, например, Свободный университет Берлина. Корпоративный медицинский страховой фонд (BAHN-BKK) совместно с Vital-Kliniken и Фондом социальной поддержки железнодорожников (Stiftung Bahn-Sozialwerk) организует для работников санаторные курсы продолжительностью от 3 до 14 дней.
Для оценки эффективности оздоровительных программ в Deutsche Banh проводят регулярные внутренние исследования. Организован сбор данных о факторах риска (индекс массы тела, кровяное давление, уровень холестерина), поведенческих (питание, физическая активность) и психологических (мотивация, компетенция, сознательность) особенностях работников.
Компании из Восточной Европы пока не имеют столь же масштабных и комплексных профилактических программ. Тем не менее здесь также обращают внимание на отдельные элементы образа жизни, негативно влияющие на работоспособность сотрудников. Так, польская PKP CARGO совместно с Институтом медицины труда (Лодзь) при поддержке Европейской программы развития человеческого капитала провела исследование по выявлению факторов, негативно влияющих на психику. Сначала 3000 сотрудников различных территориальных подразделений PKP CARGO, представлявших 11 профессиональных групп, заполнили специальные анкеты. Специалисты провели обследование рабочих мест и процессов. Результаты были представлены совету директоров, представителям профсоюзов и госбюро по управлению человеческими ресурсами. Эти данные легли в основу корпоративной программы по защите от стресса, получившей название «Здоровая компания» (Zdrowa Firma).

Доверить свою судьбу Всевышнему (Любовь). Не переживать за будущее. Сложно. Но без этого, в постоянном страхе, трудно будет заметить и удержать любовь. Душа должна быть свободна. От агрессии в душе очень трудно избавиться, она все равно возвращается. Нужно переосмыслить жизнь, полностью поменять свое отношение ко всему. Тогда что-то получится. Постепенно заменить агрессию на любовь. Дать право каждому человеку быть таким какой он есть, не менять его, а помочь стать лучше, увидеть в своей жизни любовь. Самое большее, что мы можем сделать для другого — измениться самим, и увидеть в нем то, что другие не видят, Божественное в его душе. А самое большее, что мы можем сделать для себя — вернуться к Первопричине, осмыслить кто мы такие и вернуть свободу своей душе. Мы так переживаем, когда рушится видимое, и не замечаем как гибнет душа. Отношения рвутся — у нас паника, теряем миллионы – у нас паника,… а на самом то деле это не так. Если хоть немного отстраниться и посмотреть со стороны на свою жизнь, многое отлетает, и ты видишь самое главное, самое ценное — любовь, возможность жить, дышать, наслаждаться, быть благодарным, ценить то, что у тебя сейчас есть, отдавать…. боль обнажает душу и открывает истину… Не бойтесь трудностей, наоборот будьте благодарны за них.

Как достигнуть такого состояния? Надо представить, что твоя жизнь закончилась, и тебе только и остается, что посмотреть на неё сверху любящим взглядом, отбросить всё, что волнует. Причем не только на прошлое, но и на будущее. Раз уже все закончилось, то волноваться не надо, переживать не надо, только отстраненно с любовью вспомнить всю свою жизнь. Тогда человек ощущает, что есть что-то важнее одной жизни, и даже важнее будущего… (Алмагуль Исакова)

Как только заходит речь об умении любить – тут же сразу начинается разговор о теле, вы заметили? Баюкать, обнимать, телесный контакт, живое тепло… Распознавание своих границ, ощущение своих желаний, контакт со своими чувствами… Тело – это наша база, наш камертон, единственный доступный нам в непосредственных ощущениях измерительный прибор, позволяющий установить контакт с реальностью. И худо, если оно не в порядке: в здоровом теле – здоровый дух.

Иными словами, для поддержания здоровья духа – необходимо поддерживать здоровье тела.
Суровая закономерность в отношении тела такова:

Для заботы о нем требуется время, финансовые вложения и собственные усилия.

Вы все и без меня знаете, какие:

    • Диспансерное посещение врачей
    • Здоровое питание
    • Достаточный сон
    • Отдых, релаксация и расслабление
    • Регулярная физическая активность
    • И вообще: солнце, воздух и вода – наши лучшие друзья.

И это, заметьте, я ещё не сказала ни слова ни о какой любви, в том числе любви к себе. Чисто техническая забота: если в машину не заливать бензин, она не поедет. Если не смазывать детали, они сломаются. Человек в миллионы раз сложнее машины, но в большинстве случаев это не избавляет от простых закономерностей, а лишь усложняет их. Не можете любить своё тело – ну и не любите; но уважать его придется, если жить хотите.

А.С.Пушкин:
Мой дядя самых честных правил:
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил,
И лучше выдумать не мог.

Насчет любви к себе и всякого там принятия литературные тома писаны-переписаны, а воз и ныне там. Понятно, почему: если человек себя беленьким-то не любил в лучшие свои годы, то вот сейчас, во время начала проблем, чёрненьким – какая нафиг любовь к телу? Откуда взять любви и принятию вот к этому – рыхлому, угреватому, побаливающему… Отвлечься бы как-то от него, забыть о нем и не вспоминать, – так ведь нет, оно сука упорное: то еды просит, то сна, то вообще непойми чего, а не выполнишь – разнообразными ощущениями задалбывает, всё как один неприятными, потому что откуда приятным-то взяться при такой-то жизни? Выход один: заботиться о теле, невзирая на чувства, которые вы к нему сейчас испытываете.

Анекдот:
Мужик с бодуна просыпается утром, смотрит в зеркало:
– Я не знаю, кто ты, но я тебя причешу!

0. Планирование

Если вы не любите свое тело – значит, наверняка на это есть глубокие причины. Однако на поверхности лежит необходимость о теле заботиться: проводить время с собой всё равно придется всё время, пока вы живы. Никак иначе. Поэтому имеет смысл позаботиться о том, чтобы это время было максимально приятным в долгосрочной перспективе.

Пока связь с телом не восстановилась, используйте стандартный список необходимого, который я давала выше, планируя жизнь с учетом этих шести пунктов – как в долгосрочной перспективе, так и на коротких промежутках неделя/день. Чем лучше контакт с телом, – тем больше можно руководствоваться чувствами и свободнее обращаться с этим списком; но если любви к телу пока нет – список приобретает особенную актуальность.

1. Получение информации

Когда/если непосредственная связь с телом прервана – придётся заняться опосредованной. Читать соответствующую литературу, учиться вниманию к своему телу, релаксации, изучению напряжений, анализу ретравматизаций… в общем, на всё это требуется время. И необходимо его выделить.

Сюда же относятся посещения врачей – чем хуже собственная чувствительность тела, тем важнее объективные измерения, позволяющие отловить болезни тела в самом начале. Сюда же относятся посещения психолога – если вы никак не можете договориться со своим собственным телом хотя бы о перемирии, то, зуб даю, у вас проблемы – и есть вероятность, что их не удастся решить психогигиеническими рекомендациями, которые единственно и можно встретить в открытом доступе. Лучше найти более надёжные источники информации.

2. Питание

Физиологически тело человека устроено так, что может получать удовольствие от еды, но это не является обязательным. Калории усваиваются даже у невкусной еды, но не зря же говорят о «вкусе жизни» – это как бы намекает нам, что вкус еды в качестве жизни имеет не последнее значение. Людям пикнического телосложения ощутить этот вкус проще, но и остальным дано.

Просто нужно тренироваться – но тут особенно важно это делать без фанатизма. Лишние калории имеют свойство оседать на всяких неуместных местах, что любви к себе не способствует. Здоровое питание – это сбалансированное по белкам-жирам-углеводам, приятное по вкусу и разумное по количеству. Если прислушиваться к своему телу, довольно легко отличить, когда я хочу есть по причине того, что проголодалась, а когда «просто хочется приятных ощущений». Во втором случае приятные ощущения обязательно нужно себе доставить – но, разумеется, не с помощью еды. В этих случаях можно использовать приятные ароматы, кремы, масляные массажи, ванны с пеной и прочие удовольствия для тела.

3. Сон

Именно во сне происходит не только восстановление физических сил, но и переработка психических впечатлений. Однако ж, засыпание – это тот самый миг, когда внимание уже отвлеклось от всего внешнего, но ещё не оторвалось от внутреннего, не попало в сон. То есть, внимание в этот момент непроизвольно сосредоточено на внутренней жизни, ощущениях тела, а это как раз то, чего человек, не любящий свое тело, не желает и боится. Поэтому нередко откладывает засыпание до тех пор, пока не станет «засыпать на ходу»; если просыпаться при этом приходится вовремя, понятно, чем это грозит: хроническим недосыпом. К сожалению, от хронического недосыпа ощущения в теле только ухудшаются, а психические напряжения, к ним приведшие, имеют меньше времени на переработку. Т.е. от подобного «решения проблемы» ситуация только ухудшается.

Поэтому нужно обеспечить себе комфортные условия для сна: чистую мягкую постель, прикосновение к которой приятно; чистую проветренную комнату с еле слышимыми успокаивающими запахами – мяты, шалфея, пачулей; внимание к собственному телу перед засыпанием – ванная с пеной, релаксация, вдумчивое ласковое нанесение крема. Если сделать из отхода ко сну ритуал, тревога от встречи со своим телом становится меньше, таково уж свойство ритуалов. Они успокаивают.

4. Отдых

Нас всех учили напрягаться – но мало кому даже упоминали, что расслабляться тоже нужно уметь. О релаксации я ещё буду писать, но обычный отдых и расслабление – не только необходимый способ пополнения ресурсов, но и то самое время общения с телом, из которого потом, возможно, зародится любовь. Нелепо было бы любить кого-то, кого вы совсем не знаете, правда? Уделяйте внимание своему телу в любой удобный промежуток.

Так, например, нередко недооценивают важность обеденного перерыва: середина дня это то время, когда организму жизненно необходимо выйти из рабочего колеса, расслабиться, отвлечься на вкусную еду, подышать воздухом. Также жизненно необходимо сбросить груз рабочего напряжения после работы. И при этом сделать это нужно экологично. Вот какая у вас возникает в мозгу картина на фразе «расслабиться после трудового дня”? Если медитация, прогулка или релаксация, то просто отлично. В российской реальности чаще под этим подразумевается другое, и здесь не стоит идти на поводу у социума.

Лично мне приходится вполне сознательно следить за тем, чтобы отдыхать вовремя, делать что-то для себя. Причем, бывают моменты, когда всё-таки не услежу, и тут наступает интересное: я уже научилась слышать свой организм, который в такие периоды начинает сигнализировать: «Щас я заболею, прием!”. Опытным путем было установлено, что если этот сигнал вовремя услышать и отменить все дела нафиг, обложиться книжками и мандаринками и не вылезать из постели целый день – организм восстанавливается и таки не заболевает.

Т.е. планирование отдыха – в какой-то степени даже важнее, чем планирование работы. Парадокс, да.

5. Физическая активность

На этом я остановлюсь наиболее подробно. Физические нагрузки нужны человеку для здоровья, и сохранения работоспособности и энергии. Это факт.

При этом, физиологически тело человека устроено так, что может получать удовольствие от физической нагрузки, но это не является обязательным – просто приятный бонус. Людям атлетического сложения получить этот бонус проще, но и остальным дано. Для этого необходимо эту самую физическую нагрузку регулярно практиковать, не бросать, для чего нужна не столько железная воля, сколько нормальные человеческие условия:

5.1. Сбалансированность нагрузки с физической подготовкой

Это возможность давать себе поначалу минимальный уровень нагрузки. Никаких самоизнасилований ни в коем случае! Для начала и 15 минут бодрой ходьбы или свободного танца под приятную музыку могут оказаться достаточной нагрузкой.

5.2. Творческий подход к виду практикуемой нагрузки

Найдите что-то, что будет обладать для вас максимальным соотношением удобства и удовольствия. Мне, например, йога в соответствующем центре приносит больше удовольствия – но туда ехать почти час. Поэтому чаще я хожу по беговой дорожке под просмотр кинофильмов. А ещё можно танцевать под приятную музыку, играть в подвижные игры с Wii приставкой, использовать любые тренажеры и т.п. Можно поход в спортзал сделать «выходом в свет», если вам это нравится – а можно позаниматься дома, если зрители вас напрягают. Не надо пятилетки в три года, – просто выберите максимально удобный для вас вариант и регулярно делайте хоть что-нибудь. И хвалите себя за это.

5.3. Отсутствие дополнительных бытовых неудобств

Если для того, чтобы заняться спортом, вам необходимо ехать два часа, или истирать ноги в пыль в плохих кроссовках, или двигаться под палящим солнцем – вероятность того, что вы на это дело забъете, существенно выше, чем когда вам удобно. Значит, нужно подобрать максимально удобную одежду и обувь, постараться гармонично вписать занятия в режим дня, и найти место поближе или устроить так, чтобы вообще никуда не надо было ехать, вне зависимости от погоды и времени суток. Да, возможно, это будет стоить сколько-то денег. Ну я предупреждала, забота о себе требует вложений. Увы.

5.4. Грамотная психологическая мотивация

Если пока внутренняя мотивация типа «удовольствие от самого факта физической деятельности” не родилась, имеет смысл продумать внешнюю: потренировалась 30 минут – вознаградила себя чем-нибудь приятным за то, какая ты молодец. Ругать только себя ни в коем случае не надо. Стремление к сияющим вершинам спортивных побед – не то, что подойдет для того, чтобы подружиться с телом.

Ну и, наконец, последнее: начав что-то практиковать, не забудьте прислушаться к своим ощущениям – а то ли вы делаете? Как на это реагирует тело?

6. Природа

Банальности про «солнце, воздух и вода – наши лучшие друзья» потому и стали банальностями, что они верны. Именно в природе содержится в том числе и мощный психологический ресурс, который особенно необходим для нас, людей из городских джунглей. Понятно, что жизнь на берегу кристально чистого ручья в избушке по опушке огромного леса гораздо полезнее для здоровья души и тела, чем жизнь, скажем, в любом из городских густонаселенных районов. Но даже мы, которые выбрали для себя город, можем воспользоваться ресурсами природы – прогулки, лыжные горки, деревья, солнце – это то, что довольно часто нам доступно. Опять же, отдых в местах, где кроме всего этого есть чистый воздух и вода – тоже дело не лишнее. Надо его планировать и осуществлять.

7. Обратная связь

Собственно, это анализ соответствия реальности планов, которые вы строили во всех предыдущих пунктах, начиная с п.0 – через день/неделю приходит черед проверить соответствие недельного плана реальности и внести коррективы в соответствии с полученным опытом. Не ругать себя за несделанное, а скорректировать планы и расставить приоритеты таким образом, чтобы самое необходимое всё же успеть сделать в следующий раз. Учесть опыт.

Если в «самое необходимое» у вас на этой неделе опять не попала забота о теле – рекомендую перечесть цитату о дяде, который уважать себя заставил, и скорректировать приоритеты. Если забота о себе у вас не попадает в «самое необходимое» уже долгие годы – пора осознать, куда именно вы движетесь в своей жизни. От чего именно вы убегаете настолько отчаянно, что даже болезнь не является слишком большой ценой за этот побег?

Если вас такая ситуация вполне устраивает – то ок, каждый имеет право двигаться к смерти любым удобным ему способом, в итоге всё равно все там будем. Но если вас это не устраивает – то, похоже, пора разбираться закономерностями в расстановке ваших жизненных приоритетов, и желательно делать это со специалистом.

* * *
Само собой, если у вас всё хорошо и вас полностью устраивает ваша жизнь – нет смысла запариваться каким-либо специальным планированием заботы о теле. Но если что-то идёт не так, – то имеет смысл первым делом проверить, выполняете ли вы для тела эти пункты. Никакие специалисты их за вас не выполнят, единственное, что может специалист – разобраться вместе с вами, ПОЧЕМУ вы их не выполняете, за что себя таким образом наказываете либо отчего гробите себя максимально эффективным способом.

Ибо в отличие от души, насчет которой существуют различные версии, как именно о ней требуется заботиться, с телом всё гораздо определеннее: известно как; известно зачем; известно, что будет, если не заботиться в достаточной степени.

Уверена, что ничего нового я не сказала и в наше время каждый обо всем этом знал и без меня.

…А теперь поднимите руки те, кто всё это делает 🙂

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *