Зачем человеку жить?

/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Война и мир / «Для чего жить и что такое Я?»

(Духовные искания Андрея Болконского
и Пьера Безухова в романе-эпопее Л. Н. Толстого
«Война и Мир”)
Это нелегкий вопрос. Мучителен и долог путь, который надо пройти, чтобы найти ответ на него. Да и найдешь ли? Подчас кажется, что это невозможно. Истина не только хорошая, но и упрямая вещь. Чем дальше заходишь в поисках ответа, тем больше вопросов встает перед тобой. И еще не поздно, но кто свернет с полпути? И еще есть время, но кто знает, может, ответ в двух шагах от тебя? Истина заманчива и многолика, но суть ее всегда одна. Иногда человеку кажется, что он уже нашел ответ, а оказывается, что это — мираж. Тяжело бремя того, кто решил всю жизнь посвятить поискам истины. Ее лицо не зря скрывается. Оно всегда неприятно тем, кто живет лишь для того, чтобы наслаждаться. Осмелившихся заявить: «Я пришел в мир, чтобы засвидетельствовать истину”, — распинают на кресте. И опять…
«Для чего жить и что такое я?” Непостижимый вопрос. И если кто-то находит ответ на него, то этот ответ часто очень жесток. Не оттого ли мы мучимся и бьемся над решением этого вопроса уже много тысяч лет, что это и есть смысл жизни? Кто знает… Сможем ли мы явить миру пророка, провозглашающего истину? Но это в будущем, а пока…
Герои романа Л. Н. Толстого «Война и мир” не пророки и не мессии. Они просто люди, сомневающиеся и страдающие. Но они всю жизнь искали истину. И за это их нельзя не уважать.
Андрей Болконский выбрал сложный и трудный путь. Ему тесно в бессмысленном и узком пространстве света, ограничивающем и отягощающем его. В своем стремлении он не видит, что наносит непоправимые обиды людям, любящим его. Он эгоистичен и скуп на ответную любовь. У него есть своя идея, свой идеал, «свой Тулон”. Он видит своего кумира — Наполеона — в ореоле героя. В Аустерлицком сражении он проверяет себя — не идею. И оказывается, что идея, которой он решил посвятить жизнь, весьма низкой пробы.
Падение. Князь Андрей растерян, подавлен. Ведь и он отчасти виноват в смерти своей жены.
И все «ради себя, ради собственного удовольствия”? Нет! Князь Андрей стал «умнее”… Он проповедует идеи «разумного эгоизма”, он живет не столько ради себя, сколько для общественного блага.
Снова взлет. Болконский все силы отдает своей работе со Сперанским. Но прекраснодушные идеи терпят крах. Подняться над разочарованием и неверием помогает князю Наташа Ростова. Для нее он стремится быть лучше, все самое прекрасное в своей душе посвящает ей.
Но Наташа изменила Болконскому. И — новое падение. Князь Андрей испытывает глубочайшее горе и ненависть. Он опускается до желания мстить своим врагам.
Наступает тысяча восемьсот двенадцатый год. Новый — и последний — взлет души князя Андрея. Все силы он отдает служению Отечеству.
Смертельно раненный, князь Андрей ощущает в своей душе «силы необъятные”. И эти силы — во всепрощающей, «божеской” любви к врагам, к друзьям, к Наташе. Это — последние мысли Болконского. Это — та истина, которую он искал всю жизнь и за которую жизнью же и заплатит. Он не хочет «жить во лжи”, он «слишком хорош для этой жизни”.
Последнее падение князя Андрея — смерть. Он мог бы выжить, но он не хотел этого. Он не хотел жизни любой ценой. Он засвидетельствовал открывшуюся ему истину своей смертью. Прав ли он? Трудно сказать. Существует другой путь.
Но все пути к истине — индивидуальны, к ней нельзя подойти проторенной дорожкой.
Другой путь у Пьера Безухова. Он не менее сложен, чем у Болконского, но не так безысходен. Если поиски князя Андрея приводят к выводу о жертвенности ищущего истину, то Пьер отдает все сам, он не испытывает желания принести жертву. Ему чужды красивые жесты, он просто отдает все: богатство, деньги, сердце. Он легко поддается внешнему очарованию, потому что душа его необъятна. Он силен, потому что может разобраться, где правда, а где ложь. Он не думает о себе, и как-то само собой выходит, что это не причиняет ему никаких неприятностей.
«Я жил для себя и погубил свою жизнь. И только теперь, когда я живу… для других, только теперь понял счастье своей жизни”. Так он скажет позже. Но этому радостному выводу о счастье жизни предшествуют годы ученичества, годы поисков и ошибок. Он не испытывает в жизни взлетов, подобных взлетам князя Андрея. Его линия ровна, но невероятно изломана из стороны в сторону.
От полного отрицания Бога (Пьер воспитан на идеях французских просветителей) до масонства у него один шаг. Пьер почти счастлив.
Вот оно, истинное! Но проходит время, и он видит, что все проповедующие бедность и праведность живут во лжи.
Разочарование длится недолго. Ему решительно везет на хороших людей. Во французском плену он знакомится с Платоном Каратаевым, и этот человек дает ему совершенно новое понимание мира и его, Пьера, роли в нем. Ответ на вопрос «Для чего жить и что такое я?” найден. Он просто развивает и углубляет его.
После окончания войны Пьер женится на Наташе Ростовой, и она дарит ему тихое семейное счастье. Идиллия. Чего еще может желать человек? Но Пьер не успокаивается.
«Он хочет… уверить, что обязанность всякого честного человека состоит в том, чтобы идти против правительства. Они… создали в Петербурге… тайное общество”, — говорит Николай Ростов. Дальнейшая судьба Пьера неизвестна. Но он нашел цель жизни — и это главное.
Поиск истины у героев Толстого своеобразен. Его диктовали время, обстоятельства, окружающие люди. Но он не менее важен для нас, чем сама истина. Да, герои Толстого не пророки и не мессии. Да, они так же мучаются и страдают, как мы. И оттого они близки и понятны. Ведь мы, живущие в конце двадцатого века, все еще в поисках истины…

Беру!

14663 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

Внутренняя красота человека в романе Л.Н. Толстого «Война и мир».

Оставь надежду на рамки приличия, всяк сюда входящий 🙂 Да не, на рамки дипломатии, в смысле. Ведь никому не интересно ковыряться в чужих испражнениях. Нужно разделять приличие физическое и ментальное. Здесь только дерьмо с точки зрения властьимущих, установливающих правила поведения для стада. Никаких фекалий, не ссыте, заходите не измажетесь, во всяком случае не сильно 😉
Суть:
мне не интересно общаться с людьми, т.к. все разговоры очень неискренны. Так сказать флуд ниочём. Ну для чего мне знать общие понятия о том, чем живёт тот или иной субъект. Что он предпочитает в еде, одежде, отдыхе. Тем более никто особо не старается говорить всё как есть на самом деле, все както дипломатично высказываются, стараясь вроде как поверхностым повествованием скрыть ньюансы правды. Мой интерес может привлечь разговор о чёмто новом, но новых идей уже давно никто не привносит, все лишь занимаются тавтологией, повторяя всеми до дыр заезженые проблемы. Если кто и сможет привлечь моё внимание, так пусть искренне, без утайки и прекрас, рассказывает действительно о вещах, которые ещё както могут заинтересовать. Пусть даже из бытовухи, например о банальном интиме: В какой позе он любит заниметься со своим партнёром сексом, сколько кто оргазмов испытывает, кто кого представляет в своих эротических фантазиях. А то все даже в этом темнят, или говорят поверхностно, мы типа любим друг друга, хотя в реале ненавидят, или просто живут для порядка, типа так надо, вроде живём как все. Я думаю можно ввести такое правило, если к тебе ктото хочет набиться в друзья, или просто втереться в доверие, пусть выкладывает всё как есть, и тогда может я ему поверю в других вещах.
Типа рассказывают то, что они могут открыть только самому себе, или хотябы то, чем способны поделиться с самым близким человеком. Ну представьте, на сколько будет меньше лицемерия, и как будет всем легче на душе, ничего не будет давить на эту душу. Я конечно и сам пока стесняюсь выкладывать ближнему всё, что у меня на душе. От этого какойто какбы груз давления присутствует, зажататая в тиски душа, от непомерных социальных норм и правил приличия 🙁 Даже если пойти к самому расчудесному психологу, врядли ему удастся вывернуть мую душу. Но я буду стараться с самыми близкими раскрываться. Хотя многие близкие сочтут меня сумашедшим и отдалятся. Ну и зачем нужны такие близкие, которые не готовы принимать всё без прикрас, значит сами не желают раскрываться. В интернете, кстати, очень удобно практиковаться, всё инкогнето, говори о чём хош 😉 Я уже начал подобную практику с родственниками и с интересом наблюдаю, как их самих коробит от правды о них. Некоторые сказали, что я придурок, действительно отдалились, многи обиделись, но задумались и даже одумались, поняв себя.
Все зажаты на столько, какбудто слова правды, это еслибы ты рассказал девушке в которую влюбился, о чёмто самом интимном, типа что у тебя постыдная венерическая инфекция 🙂 Или сказать бизнеспартнёру, который вот вот подпишет чек на огромный денежный перевод, для расширения твоего бизнеса, что у него большой и уродливый нос с бородавкой. Или сказать комуто, что у него плохо пахнет изо рта, или самому дыхнуть комуто и спросить, не воняет ли, а? 😉 Естественно, все лучше будут темнить, чтобы добиться своей цели. Да нахрен всё это…
В годы учёбы у нас на уроке один препод. решил успокоить ретивого ученика-безобразника тем, что он поднял его при всём классе и сказал, а почему бы тебе не рассказать нам всем, сколькотраз в неделю ты онанруешь!? Естественно школяр покраснел и угомонился. А нужно былобы просто рассказать сколько и как ты дрочишь. Чем больше правды, тем меньше скрытых проблем и зла. Если челвек не искренен с тобой, то лучше с ним не общаться и ты не пострадаешь от его этого скрытого зла.
Конечно ты будешь считаться дурачком в обществе. Но есть дурачки клинические, а есть социально наречённые, таких нарекают, дабы общество себя обезопасило от суровой правды жизни. Такими социально наречёнными дурачками были некоторые придворные шуты. Они говорили правду о королях, но все из окружения сводили на придурковатость блаженных, типа на самом деле мы знаем, что всё не так. Хотя в душе понимали, что именно так дела обстоят, но в здравом уме о таком нельзя говорить, ибо чревато последствиями. Я могу многих послать нахуй, но это всего лишь часть правды, и на самом деле я не думаю о них плохо, это же часть эксперимента по откровению, по раскрытию души. По мне лучше пусть мне скажут откровенно куда мне идти, чем будут ужиматься и говорить, вы знаете, я не совсем согласен с вашим мнением, и тд. и тп. Да скажи ты, иди ты просто нахуй, ты несёшь такой бред… Это как в анекдоте: Както Папу Римского один мужик послал нахуй. А тот ему возмущённо в ответ, как..,ты меня…, пресвятого папу, покровителя всех святых, заступника бога на земле, послал на хуй??? А мужик ему, да нет, один ты пошёл нахуй 🙂
Я представляю, как я выгляжу со стороны, такое себе тихое помешательство. Еслибы ко мне прежнему, эдак лет 20 назад, подошёл я теперешний, ябы ему сказал, да ты йибанько иди ты нахуй придурок…. Вернее ябы это подумал, а сказал бы, мужчина отстаньте, идите своей дорогой. Но я теперешний, уже смотрю на прежнего себя какбы со стороны, зная всю подноготню. И я понимаю, что раньше я был как говорится слеп, типа заблудшая овечка по имении Каквсе. Ещё вспомнился момент из фильма » За двумя зайцами» как Голохвастов блистает умом перед родителями богатой дочки, где он толкает философскую речь про вчёного и невчёных.
Так и я, чувствую себя Заратустрой района, или Ницше своей подворотни 🙂
Типа контролируемого помешательства. Типа дурак, но умею делать вид и косить под здорового человека.

Малые дети не думают о том, как жить и зачем жить, а до 2-х, 3-х, 4-х лет живут как зверьки: едят, играют, разминают члены, и только изредка проявляется в них свет разума и любви. Есть люди, которые и до 12, 14, 20, иногда и до 40 лет живут, как неразумные существа, отдаваясь своим страстям, отличаясь от животных только рассуждениями ума о видимых предметах, но не понимая смысла своей жизни и не думая о нем.
Если и находят на таких людей минуты и часы просветления, когда люди эти задумываются о смысле жизни, оглядываются на себя, спрашивают себя: что такое жизнь и зачем они живут так, то, не находя ясных ответов на эти вопросы, минуты и часы эти проходят, не оставляя следов, и люди живут дальше и дальше, и когда в старости опять задают себе те же вопросы, уже так привыкли к той жизни, которую провели и ведут, так привыкли к тем оправданиям дурной жизни, которые дает себе большинство людей, что не только продолжают жить дурно, но и отгоняют от себя те разумные, вечные ответы на вопросы о том, как жить и зачем жить, которые дает истинная, единая для всех людей религия.
Мало того, что такие люди, живя дурно, сами лишают себя истинного и неотъемлемого у человека блага духовной, согласной с высшим законом, жизни, эти люди, особенно в возмужалости и старости, естественно по своему возрасту и положению руководят общественным мнением, все больше и больше утверждают следующие поколения в несвойственной разумному существу-человеку неразумной, животной жизни.
Несвойственная же людям жизнь производит среди людей все большие и большие страдания.
Вот поэтому и особенно важно то, чтобы наиразумнейшее, а потому и наипонятнейшее объяснение смысла жизни и вытекающего из него направления жизни человеческой было бы известно людям, распространено между ними и внушаемо и детям, и тому огромному большинству, которое, не решая вопросов, подчиняется наиболее распространенному объяснению смысла и вытекающему из него направлению жизни.
В чем же состоит это наилучшее объяснение смысла и вытекающее из него направление жизни, и откуда мы можем узнать его?
Объяснение это дано в религиозном понимании жизни, выраженном и в древних религиях человечества и в тех разъяснениях (преимущественно очищениях) этих религий, которые совершены и совершаются до самого последнего времени людьми религиозными, т.е. имеющими способность видеть и понимать смысл жизни не человечески, не по отношению только к данному месту и времени, а во всем его вечном и всемирном значении.
Жизнь отдельного человека ведь не в чем ином, как в его приближении к смерти, к освобождению от тела, его духовной сущности, во все большем и большем освобождении его духовной природы. В смерти оно свершилось. В жизни оно совершается. И потому, чем дальше идет жизнь отдельного человека, чем более он стареется, тем более освобождается его духовная природа, тем яснее он понимает сущность жизни.
То же самое совершается и в жизни всего человечества.
Обыкновенно мудрость старчества приписывают древности, т.е. временам, отдаленным от нас в прошедшем, и религиозным выражениям древности. Но это несправедливо. Точно так же, как отдельный человек, подвигаясь в жизни, все более и более освобождаясь от страстей, все более и более умудряется, так точно и человечество. Высшая мудрость человечества не за тысячи лет до нас, а теперь, сейчас.
В смысле религиозном, т.е. в объяснении смысла и указания направления жизни, мудрость эта не во временах апостольских, а теперь, среди нас. Она в учениях Руссо, Канта, Чаннинга, в учениях необуддистов, необраминов, бабистов и сотен и тысяч людей, понимающих и уясняющих религиозные учения древности: Конфуция, Будды, Исайи, Эпиктета, Христа.
Вот эта-то очищенная мудрость древности и должна дать людям те разумные ответы на вопросы о значении жизни и на наилучшее направление ее, которое необходимо человечеству не только для того, чтобы оно могло пользоваться тем наибольшим благом, доступным ему в настоящий период его жизни, но и для того, чтобы идти по тому пути, который ему предназначен.
6 Октября 1905г.

Вопрос о смысле любого дела имеет значение в том случае, когда есть реальная возможность увидеть его результаты, оценить их, воспользоваться ими. В такой только постановке можно рассматривать и проблему смысла жизни.

Если обратиться к атеистическо-материалистическому пониманию этого вопроса, то картина открывается совершенно очевидная. Утверждаемая им вечная смерть личности (и всего человечества), полностью отнимает какую-либо возможность воспользоваться плодами дел своих. Поэтому для человека логически остается лишь одно: бери сегодня от жизни всё, ибо завтра волос Дамоклова меча может уже оборваться. И тогда никакого переживания результатов жизни не будет. Все мечты и планы, все ожидания и надежды, совесть, нравственность, справедливость, как и какое угодно зло – всё это может иметь лишь сиюминутное значение, пока меч не обрушился на голову. В любой следующий миг всё и навсегда теряет свой смысл. Смерть отнимает всё!

Не может быть смысла даже в детях, ибо, во-первых, кто же знает, какая будет их жизнь? Во-вторых, что за ирония видеть смысл в том, чтобы дать жизнь любимому, приговорив его к неминуемой, и еще неизвестно какой смерти.

Бессмысленность этой жизни, а с ней и всех ее ценностей, без веры в бессмертие личности настолько очевидна, что во все времена не давала покоя всем думающим людям. Достаточно привести несколько высказываний таких людей, чтобы убедиться в этом.

А. ПУШКИН писал: «Дар напрасный, дар случайный,

Жизнь, зачем ты мне дана?

Иль зачем судьбою тайной

Ты на казнь осуждена?

Ф. ДОСТОЕВСКИЙ: «Без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация. А высшая идея на земле лишь и именно — идея о бессмертии души человеческой, ибо все остальные высшие идеи, которыми живет человек, лишь из нее одной вытекают. Бессмертие, обещая вечную жизнь, тем крепче связывает человека с землей, ибо только с верой в свое бессмертие человек постигает всю разумную цель на земле».

А. ЧЕХОВ в «Палате номер шесть» устами доктора Рагина произносит на эту тему целую речь: «Зачем мозговые центры и извилины, зачем зрение, речь, самочувствие, гений, если всему этому суждено уйти в почву и, в конце концов, охладев вместе с земной корой, потом миллионы лет носиться без смысла и цели с землей вокруг солнца? Для того, чтобы охладеть, а потом носиться, совсем не нужно извлекать из небытия человека с его высоким, божественным умом, и потом, словно в насмешку, превращать его в глину. Обмен веществ! Но какая трусость утешать себя этим суррогатом бессмертия, уму говорить: успокойся, твое существо, сгнившее в земле, даст жизнь другим организмам… Видеть свое бессмертие в обмене веществ так же странно, как пророчить блестящую будущность футляру после того, как разбилась и стала негодной дорогая скрипка».

А. КИМ, современный писатель, в своей повести «Вкус тёрна на рассвете» задается всё тем же вопросом. Его герой Калиточкин недоумевает: «Как же это может быть? Зачем тогда жить человеку на свете, если он не великий писатель или полководец, допустим, а самый рядовой инженер или сантехник, скажем? Значит никаких следов?».

В чем же заключается христианский смысл жизни человека? Его открывает библейское повествование о поведении первых людей в раю. Они, будучи высшим из всех творений Бога и получив власть над земным миром (Быт. 2: 20), возомнили себя богами (Быт. 3: 4), отвергнув, тем самым, Бога. Какими стали они, призванные в творении к богоподобной святости и любви, какой рай на земле создали под лозунгом: свобода, равенство, братство, что обещает теперь их гордый научно-технический прогресс, — с потрясающей яркостью показала вся последующая история человечества.

Горькие слова Э. ФРОММА (+1980): «История человечества написана кровью. Это история никогда не прекращающегося насилия», — очень точно изобразили ее реальное содержание. Действительно, человек в чести сый, не разуме, приложися скотом несмысленным и уподобися им (Славян. Библ. Пс. 48: 13).

Наш замечательный ученый академик Н.Н. МОИСЕЕВ (+2000) писал: «Могущество цивилизации многим начинает казаться неотвратимым бедствием, а весь искусственный мир, т.е. вторая природа или техносфера – каким-то монстром, с которым человечество его породившее, не в состоянии справиться».

«Глобальная катастрофа может подкрасться совершенно незаметно и разразиться совершенно неожиданно и столь стремительно, что никакие действия людей уже ничего не смогут изменить».

И приходит к такому выводу: «А поскольку возможности нашей экологической ниши, по-видимому, довольно скоро будут исчерпаны, а антропогенное давление на биосферу продолжает расти, то финал очевиден». «Человечество как биологический вид смертно, и в этом смысле конец человеческой истории однажды наступит. И не в каком-нибудь совершенно неопределенном будущем, а, может быть, уже в середине ХХI века».

Человек, уйдя от Бога, от основного закона жизни — любви, познаёт вольно и невольно, осознанно и подсознательно, лично, и общественно, в какое рабство попал он терзающим его страстям, каким страданиям и самой смерти подвержен он стал. Это познание осуществляется в течение всей жизни каждого человека и всей истории человечества. Более того, поскольку со смертью тела личность не умирает, то и в посмертье, когда там в полном свете открывается всё то доброе и лукавое, что было сделано в земной жизни, это познание себя продолжается. Поэтому Церковь всегда молится о духовном прозрении и исцелении усопших.

Это прозрение объективно открывает человеку всю глубину его подлинного состояния. Он, в конечном счете, в полной мере познаёт, что, оторвавшись от своего источника жизни – Бога, стал не всемогущим богом, но превратился в животно-бесовское существо, которое и себя, и всю подчиненную ему землю не только извратил, искалечил, но, в конечном счете, и уничтожил. Так человек приобретает то основополагающее духовное качество — смирение, которое является единственно надежным гарантом того, что человек сможет уже без повторения греха прародителей принять Царство Божие.

Замечательно пишет об исключительно важном значении этого духовного опыта святой ИСААК СИРИН: «Блажен человек, который познает немощь свою; потому что ведение сие делается для него основанием, корнем и началом всякой благостыни». И разъясняет, почему так необходимо это внутреннее познание себя: «Ибо у праведника, не познавшего своей немощи, дела его как бы на острие бритвы, и вовсе не далек он от падения и от тлетворного льва, разумею же демона гордыни». приводит человека к смирению и что означает запрет на вкушение его плодов

Отсюда становится понятным, почему Господь насадил древо познания добра и зла, почему необходима самостоятельная жизнь человека и человечества, каков смысл этой земной жизни человека. Не познав ужасов без-божной жизни, человек не смог бы непадательно принять Царство Божие. Справедливо говорит народная мудрость: «Не познав горького, не оценишь сладкого».

БЛЕЗ ПАСКАЛЬ (†1662) в своем знаменитом пари́ (см. его «Мысли»), учитывая меркантильную психологию западного человека, приводит и такой аргумент, который помог бы ему избрать религиозный смысл жизни. Он подчеркивает, что верующий человек, даже если бы Бога не было, живя по-христиански, ничего не теряет в этой жизни, но если есть Бог, то приобретает бесконечное благо в вечности. Неверующий же, ничего не выигрывая здесь на земле, всё теряет там, если Бог есть.

Достоевский Ф.М. Дневник писателя за 1875. ПСС. Л. 1981. Т.2. С. 48.

Ким А. М. 1985, с. 200.

Фромм Э. Душа человека. М., 1992. С. 16.

Моисеев Н.Н. Быть или не быть человечеству? М. 1999. С. 44, 42, 46, 33.

Поэтому писал, например, прп. Тимофей Валаамский: «Чтобы достичь высоты евангельского смирения, человек должен думать и верить, что он хуже не только скота, но и демона». Афонский русский отечник. 19-20 вв. 2012, с. 159.

«Жизнь дается человеку один раз и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы». Эти слова из романа Николая Островского «Как закалялась сталь» мы учили наизусть в школе. Знаменитую цитату любили. Она воспринималась как призыв к нравственному совершенствованию, как установка быть лучше и чище, быть хорошим…

Островский побуждает действовать…

После окончания школы я прочитал роман Достоевского «Подросток». Герой там рассуждает иначе: «Надо быть слишком подло влюбленным в себя, чтобы писать без стыда о самом себе». Слова поразительные. К тому времени призыв Островского трансформировался — во мне самом и в людях вокруг меня — в удобную формулу: «Мне нечего стыдиться в моей жизни». Таков был (и остается сегодня) стандартный ответ «хорошего» человека. Стыдиться нечего — совесть спит.

Достоевский пробуждает совесть…

В институте я открыл для себя «Исповедь» блаженного Августина, христианского мыслителя, жившего на рубеже IV — V вв. Автор подробно описывает свою жизнь и поступки, душевные метания и духовный поиск. В такой книге, если следовать логике Достоевского, должно быть «много стыда». На первый взгляд, так оно и есть: Августин сокрушается о таких «мелочах», на которые многие из нас просто не обратили бы внимания. Он тоже взывает к совести… Но при этом больше пишет все-таки не о себе — о Боге. Как заметил один современный исследователь, «Августин пишет о себе; но не о «себе” он пишет».

Как такое возможно? Очень просто: Достоевский говорит о человеке среди людей, Августин — о человеке и Боге. Он в принципе не воспринимает себя без Бога. «Боже, Ты создал нас для Себя и не успокоится сердце наше, пока не найдет Тебя», — говорится на первой странице его «Исповеди». И в этом — ключ к тексту Августина.

Достоевский не понимал, как можно писать о себе без стыда, Августин — как вообще можно писать о себе. Точнее, только через диалог с Богом человек обретает себя и смысл жизни. Человек, не знающий Бога, не стыдится себя и своих поступков. Ищущий Бога уже способен видеть свою нравственную мерзость. Встретивший Бога — обретает надежду и радость. И забывает о себе.

Августин вселяет надежду…

Да, жизнь человеку дается только один раз. И прожить ее надо так, чтобы в этой своей жизни успеть встретиться с Богом. Даже если от этой Встречи будет обжигающе больно за бесцельно прожитые годы…

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *