Закон о чувствах верующих

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Осквернением чувств верующих считаются громкие выступления или действия с предметами или символами веры, которые могут задевать чувства верующих людей. А также все, что способно вызвать душевную боль у таковых.

Отдельного законодательного акта о защите чувств верующих в Российской Федерации нет. Документом, защищающим граждан, которые принадлежат к той или иной религии, а также устанавливает ограничения относительно выражения своего мнения о кощунстве, неуважении к святым лицам, религиозным памятникам, обычаям и верованиям, является статья 148 УГ РФ.

Описание закона

Понятие «оскорбление чувств верующих» существовало в российском законодательстве еще с 1993 по 1996 годы. На тот момент еще действовал УК РСФСР, 2 часть ст 143 которой во многом схожа с нынешней редакцией части 2 ст 148 Уголовного Кодекса РФ.

Стоит отметить, что сам законопроект о защите чувств верующих не содержит определений соответствующих терминов, однако по общим нормам прав человека, можно сделать следующий вывод:

  • под честью и достоинством понимается оценка человека с точки зрения морали как самим собой, так и окружающими, то есть уважение и самоуважение. Более четкого объяснения между понятиями «честь» и «достоинство», документ не предусматривает;
  • форма высказывания должна иметь неприличный характер, то есть не соответствующей нормам морали, которые существуют на данный момент в обществе.

Признаки, предусматривающие оскорбление чувств верующих:

  • осквернение чувств верующих должны быть совершены публично. В общем кругу единомышленников или самим с собой, можно говорить, делать и писать все что угодно;
  • деяние должно выражать явное и недвусмысленно неуважение к социуму в целом, признаки которых схожи с хулиганством;
  • основной целью виновного должно быть именно оскорбление и унижение.

29 июня 2013 г. Президент РФ, Владимир Путин, подписал Федеральный закон «О внесении изменений в статью 148 Уголовного Кодекса Российской Федерации и дополнительные нормативно-правовые акты РФ в целях противодействия оскорблению общерелигиозных взглядов и чувств верующих».

Изменения, в законе о чувствах верующих

Настоящий Федеральный закон о защите религиозных убеждений и чувств верующих был принят участниками Государственной Думы 26 сентября 2012 г. и одобрен Советом Федерации 26 июня 2013 г. Поводом для внесения изменений стала скандальная акция известной музыкальной группы, которая сняла провокационный клип в московском Храме Христа Спасителя.

Поправки относительно чувств верующих коснулись следующих пунктов статьи 148:

  • Пункт 1. Общественные действия, которые выражают явное неуважение к обществу и совершенные в целях осквернения духовных чувств верующих, штрафуются взысканием в размере 300 000 тысяч рублей. Согласно нововведениям, данные деяния могут наказываться обязательными работами на срок до 240 часов, либо принудительными работами на 1 г., либо лишением свободы также в течение одного года;
  • Пункт 2. Публичные действия, совершенные на территории, специально предназначенной для проведения богослужения и иных общерелигиозных обрядов и церемоний, подвергаются административным взысканиям в размере 500 000 тысяч рублей. Исполнение обязательных работ на срок до 480 часов, принудительные работы на 3 г., либо лишение свободы в течение одного года;
  • Пункт 3. Незаконное препятствование в области общерелигиозных организаций или проведения богослужений наказывается штрафом в размере 300 000 тысяч рублей. Обязательные работы могут достигать 360 часов, принудительные работы на срок до 1 года или отбывание срока в тюрьме в течение полугода;
  • Пункт 4. Поступки, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, с использованием насильственных действий — наказываются взысканием в размере до 200 000 тысяч рублей. Обязательные работы могут быть назначены на срок до 480 часов, исправительные работы достигают срока до 2 лет, принудительные работы – 1 год. Данным лицам может грозить лишение свободы до 1 г., а также отстранение от занимающей должности на срок до двух лет.

Скачать текст закона о защите прав верующих

Ни одна из религий не может быть обязательной, то есть все объединения отделены от государства и равны между собой. Российская Федерация является многонациональной страной, и в ней проживают приверженцы практически всех существующий религий и конфессий. В связи с этим, Конституция РФ предусматривает права каждого гражданина выбирать себе любую веру или быть атеистом. Несмотря на то, что об оскорблении чувств верующих чаще всего говорят относительно православия, правоохранительные службы обязаны защищать и законные чувства верующих, принадлежащих к другим религиям.

Скачать Федеральный закон о защите религиозных убеждений и чувств верующих в последней редакции по ссылке.

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Принят Государственной Думой 11 июня 2013 года

Одобрен Советом Федерации 26 июня 2013 года

Статья 1

«Статья 148. Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий

1. Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, —

наказываются штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи,
совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, —

наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

З. Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний —

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, совершенные:

а) лицом с использованием своего служебного положения;

б) с применением насилия или с угрозой его применения, —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот
восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет.».

Статья 2

2) статью 5.26 изложить в следующей редакции:

«Статья 5.26. Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях

1. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на должностных лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

2. Умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение-

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей либо обязательные работы на срок до ста двадцати часов; на должностных лиц — от ста тысяч до двухсот тысяч рублей.».
Статья 3
В абзаце втором пункта 1 статьи 1 Федерального закона от 7 мая 2013 года N 96-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2013, N 19, ст. 2323) слова «статьей 14.12» заменить словами «статьями 5.26, 14.12», слова «предусмотренных частью 2 статьи 6.21» заменить словами «предусмотренных статьей 5.26, частью 2 статьи 6.21».
Статья 4

Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 июля 2013 года.

Президент Российской Федерации В. Путин

УДК 343.42

Г. Б. Романовский

доктор юридических наук, профессор заведующий кафедрой уголовного права Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ЧУВСТВ ВЕРЮЩИХ В РОССИЙСКОМ ПРАВЕ

Аннотация. В статье рассматриваются религиозные чувства как объект уголовно-правовой охраны. Анализируется зарубежное законодательство, решения Европейского Суда по правам человека, рекомендации Генеральной Ассамблеи ООН, посвященные борьбе против диффамации религий. Выделены признаки деяний, оскорбляющих религиозные чувства граждан. Поднимается вопрос о защите культурных ценностей, имеющих религиозный характер. Приведены зарубежные и международные документы, которые показывают, что религиозные чувства верующих далеко не абстрактное понятие. Формы их защиты выработаны многими странами, а практика Европейского Суда по правам человека сформировала правовой инструментарий, который может (и должен) использоваться российскими законодателями и правоприменителями.

Ключевые слова: религия, религиозные чувства, уголовная ответственность, богохульство.

G. B. Romanovsky

Doctor of law, professor Head of department of Criminal Law Penza State University, Penza, the Russian Federation

CRIMINAL LAW PROTECTION OF FEELINGS VERUDA IN RUSSIAN LAW

Key words: religion, religious feelings, criminal responsibility, blasphemy.

Федеральным законом от 29 июня 2013 г. № 136-Ф3 внесены изменения в Уголовный кодекс РФ (далее — УК РФ), благодаря которым скорректировано содержание статьи 148. Так, по части 1 наказуемыми являются публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих. Вторая часть содержит специальные признаки к обозначенным публичным действиям — если они совершены в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний. Третья и четвертая части носит уточняющий характер к прежнему содержанию статьи 148 УК РФ. С учетом того, что тем самым был введен обязательный признак, закон получил свое неофициальное название — «о защите чувств верующих». Религиозное мировоззрение в современной России переживает период восстановления, что сказывается на отношениях между государством, обществом и различными религиозными конфессиями. Это заставляет

отечественных ученых серьезно задуматься о переосмыслении многих принципов, в том числе, и определяющих светскость нашего государства .

Религиозные убеждения — одна из самых чувствительных сфер в современном обществе . Достаточно вспомнить последствия различных провокаций. В январе 2006 г. скандинавская газета напечатала оскорбительные для мусульман карикатуры на пророка Мухаммеда, перепечатка которых прокатилась по всему европейскому континенту. В ответ — волна возмущения со стороны мусульман, не приведшая к упрочению межконфессионального мира . В марте 2011 г. пастор Терри Джонс сжег Коран. Напомним, что первоначально он хотел его сжечь в день памяти жертв 11 сентября. Осудили такую форму протеста Ватикан, Генеральный секретарь Пан Ги Мун. В результате массовые протесты, в Афганистане все закончилось убийством нескольких дипломатов. В 2012 г. распространение скандального фильма «Невинность мусульман», главным результатом которого стало убийство дипломатов США в Ливии. Это еще не самые кровавые последствия. Религиозные войны прошлого характеризовались взаимным тотальным уничтожением противоборствующих сторон. Однако вернемся к российскому закону.

Немного предыстории. Изначально законодательная инициатива строилась на введении специальной статьи — 243.1 «Оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан и/или осквернение объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест, предназначенных для совершения религиозных обрядов и церемоний». Часть 1 описывала объективную сторону следующим образом: «Публичное оскорбление, унижение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний религиозных объединений, исповедующих религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, а равно как публичное оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан». В Пояснительной записке указывалось, что законопроект разработан «для устранения пробелов в правовом регулировании в части, касающейся ответственности лиц, оскорбляющих религиозные убеждения граждан России исповедующих христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России и/или оскверняющих объекты и предметы религиозного почитания (паломничества), места, предназначенные для совершения богослужения, других религиозных обрядов и церемоний религиозных объединений». Констатируется отсутствие статьи в УК РФ, предусматривающей ответственность за указанные деяния, и, наоборот, наличие «аналогичного правового инструментария» в законодательстве большинства зарубежных стран.

Укрепление религиозного сознания характерно для нашего государства в последние два десятилетия. И это происходит с учетом того, что предшествующая история развития российской государственности основывалась на принципах «научного атеизма». Достаточно обратиться к нормам УК РСФСР 1922 г. (глава III -«Нарушение правил об отделении церкви от государства»), согласно которым сам факт преподавания несовершеннолетним религиозных вероучений являлся основанием для привлечения уголовной ответственности. В УК РСФСР 1960 г. содержалась специальная статья 142, имеющая общую диспозицию — «нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви». Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 марта 1966 г. разъясняло, что под нарушением законов об отделении церкви от государства и школы от церкви, влекущем уголовную ответственность по статье 142 Уголовного кодекса РСФСР, понимается:

— принудительное взимание сборов и обложений в пользу религиозных организаций и служителей культа;

— изготовление с целью массового распространения или массовое распространение обращений, писем, листовок и иных документов, призывающих к неисполнению законодательства о религиозных культах;

— совершение обманных действий с целью возбуждения религиозных суеверий в массах населения;

— организация и проведение религиозных собраний, шествий и других церемоний культа, нарушающих общественный порядок;

— организация и систематическое проведение занятий по обучению несовершеннолетних религии с нарушением установленных законодательством правил;

— отказ гражданам в приеме на работу или в учебное заведение, увольнение с работы или исключение из учебного заведения, лишение граждан установленных законом льгот и преимуществ, а равно иные существенные ограничения прав граждан в зависимости от их отношения к религии».

Критике подверглась и подвергается сама концепция закона. Одно из ключевых обвинений: можно ли определить объективные характеристики чувств верующих. Нельзя не сказать, что сами представители основных религиозных конфессий выразили осторожную позицию о востребованности такого закона. Протодиакон Андрей Кураев, в целом поддержав принятие закона, указал на отсутствие правового определения чувств: «Если я заявляю, что мои чувства оскорблены, то кто может дать мне справку, что это не так? Я — единственный эксперт своих чувств, других нет» . Председатель Синодального информационного отдела Русской Православной Церкви Владимир Легойда подчеркнул, что РПЦ ни в коей мере не выступает за превращение разумных ограничений свободы слова, которые существуют во всем мире, в некую защищаемую государством «монополию на религиозную истину», дополнив: «Религиозные общины России, как представляется, менее всех заинтересованы в том, чтобы закон применялся в целях, несовместимыми с теми, в которых он был разработан» .

Надо признать, что понятие «чувства верующих» для российской юриспруденции не ново. В Постановлении Верховного Совета РСФСР от 27 декабря 1990 г. об объявлении 7 января нерабочим днем сделана ссылка на уважение религиозных чувств верующих. Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом РФ 12 февраля 2013 г.) определяет одну из задач, как наращивание взаимодействия с международными и неправительственными правозащитными организациями, прежде всего в плане недопущения оскорбления чувств верующих и укоренения толерантности, укрепления в диалоге по правам человека нравственных начал.

В УК РФ есть такой состав преступления как вандализм (статья 214), который напрямую связан с оскорблением именно чувств, нанесение материального ущерба носит второстепенный характер. Понятно, что нанесение свастики на фасаде синагоги в денежном эквиваленте представляет собой малозначительный ущерб. Однако данное деяние представляет собой общественную опасность именно потому, что оно направлено на причинение нравственных страданий, являет собой глумление над памятью в отношении миллионно евреев, пострадавших от Холокоста. В одном из учебников по уголовному праву вандализм характеризуется как «нанесение на культовых зданиях надписей или изображений, которые оскорбляют чувства верующих» . Сейчас все острее поднимается вопрос о защите культурных ценностей, имеющих религиозный характер, которые также в материальном аспекте могут иметь низкую стоимость. Как отмечает Л. Р. Клебанов: «Весьма показательно хищение из Донского монастыря ковчега с мощами новгородских святых, которое вызвало большой общественный резонанс. Содеянное было квалифицировано по ст. 158 «Кража» УК РФ». Автор приводит слова руководителя пресс-службы Московской патриархии протоирея В. Вигилянского: «Ковчег не представляет никакой материальной ценности… Что вору-то делать с мощами?! Это безумие? Кощунство? Сатанизм?» .

Защита чувств верующих — не российское изобретение. УК ФРГ содержит ряд специальных составов преступлений . Например, § 166 «Оскорбление

вероисповеданий, религиозных обществ и мировоззренческих объединений», § 167 «Препятствование отправлению религиозного обряда», § 167а «Препятствование совершении погребального обряда» и др. В соответствии с § 167 наказуемым будет не только нарушение богослужения в грубой форме, но и оскорбительное бесчинство в месте, которое предназначено для совершения богослужения. К богослужению приравнивается совершение соответствующих праздников существующего на территории государства мировоззренческого объединения.

Статья 147 УК Голландии предусматривает ответственность за публичное (устное или в письменной форме, либо с помощью изображения) оскорбление религиозных чувств злостным богохульством, за высмеивание священника во время законного исполнения им своих обязанностей, за пренебрежительное заявление о предметах, используемых для религиозных празднований в то время и в том месте, где такое празднование законно проводится. В УК Голландии есть ряд других статей, направленных на защиту чувств верующих. УК Дании содержит §140, согласно которому уголовному наказанию подвергается «любое лицо, которое публично высмеивает иди оскорбляет догмы или богослужение любого законно существующего религиозного сообщества в данном государстве».

Статья 524 УК Испании содержит прямое указание на религиозные чувства верующих. Подлежит уголовному наказанию «тот, кто в церкви, месте, предназначенном для осуществления религиозного культа, либо во время религиозных церемоний совершит действия, оскорбляющие религиозные чувства, охраняемые законом». Статья 525 УК Испании предусматривает уголовную ответственность за оскорбление чувств членов какой-либо религиозной конфессии путем издевательств над догмами, убеждениями, обрядами или путем оскорбления лиц, исповедующих религию. Кстати эта же статья устанавливает ответственность и для граждан, кто будет издеваться, устно или письменно, над теми, кто не исповедует никакую религию или никакие убеждения. Есть и другие статьи, направленные на защиту чувств верующих. В указанном аспекте не будем приводить выдержки из уголовного законодательства стран, где ислам является господствующей религией, поскольку оно отличается наибольшей репрессивностью.

Есть решения Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ), в рамках которых рассматривались акции, нацеленные на оскорбление религиозных чувств верующих. Одним из значимых решений является Постановление ЕСПЧ от 20 сентября 1994 г. по делу «Институт Отто-Премингер против Австрии» . Заявитель намеревался организовать показ фильма богохульского содержания, за что после обращения Инсбрукской епархии Римской католической церкви прокурор возбудил уголовное дело против управляющего ассоциации — заявителя по обвинению в покушении на совершение уголовно наказуемого деяния — «оскорбление религиозных верований» (статья 188 Уголовного кодекса Австрии). При определении значения свободы совести и религии ЕСПЧ сослался на свое Постановление от 25 мая 1993 г. по делу «Коккинакис против Греции», в рамках которого оценивалось объявление прозелитизма уголовным преступлением. В этом решении Суд направил правоприменителя и напомнил о необходимости «избегать чрезмерной жесткости и идти в ногу с изменяющимися обстоятельствами». Данный вывод должен лечь в основу возможной практики применения российского Закона «о защите чувств верующих». Вернемся к постановлению по делу «Институт Отто-Премингер против Австрии». В нем указывается: «У тех, кто открыто выражает свою религиозную веру, независимо от принадлежности к религиозному большинству или меньшинству, нет разумных оснований ожидать, что они останутся вне критики. Они должны проявлять терпимость и мириться с тем, что другие отрицают их религиозные убеждения и даже распространяют учения, враждебные их вере. Однако способы критики или отрицания религиозных учений и убеждений могут повлечь за собой ответственность государства, если оно не обеспечивает спокойного пользования правом, гарантированным статьей 9, всем, кто

придерживается этих учений и убеждений . В экстремальных ситуациях результат критики или отрицания религиозных убеждений может быть таким, что воспрепятствует свободе придерживаться или выражать такие убеждения». ЕСПЧ констатировал применительно к рассматриваемой ситуации, исходя из содержания анализируемого фильма: «Есть правомерное основание считать, что религиозные чувства верующих, гарантируемые статьей 9, подверглись оскорблению вследствие провокационного изображения предметов религиозного культа. Подобное изображение может рассматриваться как злонамеренное нарушение духа терпимости, который является отличительной чертой демократического общества. Конвенцию следует рассматривать в целом, а потому толкование и применение статьи 10 в настоящем деле должно соответствовать логике Конвенции». В Постановлении фиксируется главный вывод: защита граждан от оскорбления их религиозных чувств (представлено толкование — то, что может вызвать «оправданное негодование») при публичном выражении взглядов другими лицами имеет правомерную цель в соответствии с европейскими стандартами защиты прав человека. ЕСПЧ указал на широкое поле усмотрения (которое не беспредельно) в вопросе защиты религиозных чувств (от необоснованных и оскорбительных нападок), поскольку «как и в случае с моралью, невозможно вычленить единообразное для всей Европы представление о значении религии в обществе; даже внутри одной страны такие представления могут быть различны». На основе приведенных доводов ЕСПЧ не усмотрел нарушения норм Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Необходимо подчеркнуть, что ЕСПЧ призывает власти внимательно относиться к любому случаю обвинения в богохульстве. Право — тонкая материя, где нет места упрощенчеству. Закон — не дубина, которую можно бездумно обрушить на любую несогласную голову. Это возлагает на правоприменителя дополнительную ответственность по внимательной и осторожной проверке всех обстоятельств дела, которые могут возникать при применении закона о защите чувств верующих. Приведем пример, в Постановлении ЕСПЧ от 31 января 2006 г. по делу «Жи-невски против Франции» констатировалось нарушение статьи 10 Европейской Конвенции о защите прав человека, провозглашающей свободу слова. Заявитель-журналист был обвинен в клевете в отношении группы людей в связи с их религиозной принадлежностью, поскольку опубликовал статью, в которой он считает, что определенные позиции католической церкви были «почвой, из которой произрастали идеи и принципы Освенцима».

Приведенные выше зарубежные и международные документы показывают, что религиозные чувства верующих далеко не абстрактное понятие. Формы их защиты выработаны многими странами, а практика ЕСПЧ сформировала правовой инструментарий, который может (и должен) использоваться российскими законодателями и правоприменителями. Главное, чтобы опыт действительно анализировался на высоком профессиональном уровне и был востребован ответственными юристами. В противном случае «закон о защите чувств верующих» перестанет быть таковым, будет способствовать не развитию цивилизованного диалога между представителями различных систем убеждений, а разобщенности нашего и так сложного (а главное многострадального) общества.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

2. Европейский Суд по правам человека. Избранные решения / пред. ред. В.А. Туманов. — М. : Норма, 2000, — 400 с.

4. Клебанов Л.Р. Уголовно-правовая охрана культурных ценностей /Л.Р. Клебалов; под науч. ред. А.В. Наумова. — М. : Инфра-М, 2011. — 352 с.

7. О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан: федер. закон от 29 июня 2013 г. № 136-Ф3 // Собрание законодательства РФ. — 2013. — № 26. — Ст. 3209.

8. Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 18 марта 1966 года «О применении статьи 142 Уголовного кодекса РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. — 1966. — № 12. — Ст. 221.

9. Романовская О.В. О духовных скрепах (право и общественные интересы) / О.В. Романовская // Гражданин и право. — 2014. — № 9. — С.3-17.

10. Романовская О.В. Саморегулирование в сфере рекламы / О.В. Романовская // Реклама и право. —2010. — №1. — С. 7-10.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРЕ

Романовский Георгий Борисович — доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права, Пензенский государственный университет, 440026, г. Пенза, ул. Красная 40, Российская Федерация, e-mail: vlad93@sura.ru.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ СТАТЬИ

Как уже сообщалось, 25–26 января в МГЮА имени О.Е. Кутафина проходила юбилейная научно-практическая конференция «Уголовное право: стратегия развития в XXI веке». В качестве эксперта на мероприятии присутствовал доктор юридических наук, заведующий кафедрой уголовного права и процесса Северо-Кавказского федерального университета Алексей Кибальник, который представил участникам конференции свой доклад «Защита чувств верующих, или как Уголовный кодекс нарушает Конституцию России».

«Тема защиты религиозных чувств верующих имеет много болезненных точек восприятия как на уровне теории, так и в правоприменении. Когда изменили ст. 148 УК РФ, большинство коллег из уголовно-правовой профессуры отозвались не очень благосклонно к новой редакции (многие посчитали это реакцией на дело Pussy Riot). Тем не менее и у нас нашлись люди, которые поддержали эту статью, выдвигая следующие аргументы: «борьба с оскорблением чувств верующих связана с поисками коллективной идентичности, попытками преодоления мировоззренческого кризиса и идеологическим противостоянием западным ценностям”», – начал свое выступление профессор Алексей Кибальник.

Докладчик напомнил о практике применения ст. 148 УК РФ. «Практика – мерило любой теории. Практика по этой статье была положена в Ставропольской уголовной юстиции и продолжена судами других субъектов. В качестве деяний, образующих оскорбление чувств верующих, были выдвинуты следующие формулировки. Во-первых, отрицание существования бога, которое сделано в открытой для общего доступа социальной сети (при этом суды назвали это отрицание существования бога «научно необоснованным”). Во-вторых, публикации в сети «Интернет” на религиозную тему, которые не носят научного характера. В-третьих, это нецензурная брань на фоне религиозных символов, а также их публичное оскорбление. Кроме того, оскорблением чувств верующих была названа оценка патриарха Кирилла не только как физического лица, но и как представителя Русской православной церкви», – пересказал профессор формулировки, применяемые судами при вынесении приговоров.

Спикер заметил, что в России пока не отменили основной документ – Конституцию РФ и ее ст. 28, согласно которой каждому человеку гарантируются свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. «Можно так же бесконечно ссылаться на международные нормы права, но ведь очевидно, что это положение Конституции нарушается», – констатировал Алексей Кибальник.

Он рассказал о том, что с помощью социальной сети провел опрос, благодаря которому ему удалось собрать официальные мнения экспертов в этой области. Некоторыми ответами он поделился с аудиторией. В частности, он назвал наиболее шокировавшее его мнение. «Оскорбление в адрес религиозных святынь наносит верующим глубокие духовные раны. И атеистам этого не понять, потому что у них вообще нет никаких святынь, а еще потому что верующие – особая категория», – процитировал профессор. «Когда мы начинаем искажать ст. 28 Конституции РФ таким образом, то мы так начинаем делить людей на более и менее защищенных. К чему только это может привести, я думаю, объяснять специально не надо», – добавил он.

В своем выступлении Алексей Кибальник упомянул пару юридических моментов, отметив, что для применения ст. 148 УК РФ в том виде, в каком она есть, необходимо определиться, чьи религиозные чувства она защищает? «Конечно, в России есть институт традиционных религий, к ним относят христианство в форме православия, ислам и буддизм. Также есть религиозные организации, которые запрещены. И если следовать принципу «все, что не запрещено, то разрешено”, то мы должны сказать, что оскорбить можно чувства верующих любой прямо не запрещенной религии (организации). Возникает вопрос, что делать в ситуации, когда оскорбляются чувства, например, Церкви сатанистов (а она у нас не запрещена), в культе которой установлено попрание христианских святынь. А что делать с незапрещенными язычниками? Ведь, по словам предстоятеля РПЦ, «неоязычество стало одной из главных угроз XXI века и стоит в одном ряду с терроризмом и другими губительными явлениями современности”. Но их никто не запрещал, они такие же верующие», – подытожил ученый.

Алексей Кибальник акцентировал внимание на том, что даже в традиционных религиях имеется масса разночтений. «Таким образом, стоит решить, действительно ли признание существования бога признаком объективной стороны? Любой нормальный юрист должен дать только один единственно возможный ответ», – считает эксперт.

Завершая свое выступление, он подчеркнул, что никакой верующий не имеет права чувствовать себя более юридически защищенным, чем неверующий: «В противном случае мы можем забыть ст. 28 Конституции, и тогда, действительно, ст. 148 УК РФ станет во главе правового поля, чего бы очень и очень не хотелось».

После доклада последовали вопросы. В частности, у докладчика уточнили, почему есть «защита чувств верующих», но нет «защиты чувств неверующих»? Профессор назвал этот вопрос риторическим и пояснил, что оскорбление всегда носит личностный характер: «нельзя оскорбить толпу, как нельзя оскорбить бога или богов». Он заключил, что ст. 148 УК РФ искусственно делит людей на две категории: более защищенных и менее защищенных, которые таким образом находятся в дискриминируемом поле.

Также у Алексея Кибальника уточнили, кто такие «верующие как потерпевшие» согласно обсуждаемой статье. «И я тоже задавался этим вопросом, чтобы сформулировать юридически приемлемую дефиницию для «верующих”, однако при любых попытках разобраться этот вопрос так и остается без четкого ответа», – сказал докладчик.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *