Заповеди врача

Если врач совершил ошибку, халатно отнесся к своим служебным обязанностям или нарушил этические нормы в профессиональной деятельности, чаще всего ему припомнят нарушение клятвы Гиппократа. Более того, врача, который занимается откровенной уголовщиной, упрекают несоблюдением все той же клятвы Гиппократа, хотя его действия зачастую подпадают под действие УК. Что же это за клятва такая, о которой почти все слышали, но мало кто задумывался о том, кто и зачем ее вспоминает?

В подавляющем большинстве случаев клятва Гиппократа ассоциируется с беззаветным служением врача людям и его преданностью идеалам гуманизма, бескорыстия и самопожертвованием. Практически все, кто сталкивался в своей жизни с медицинскими работниками, уверены, что врач обязан быть высокопрофессиональным специалистом, добрым и отзывчивым человеком и иметь отвращение к деньгам. В общем, собирательный образ врача в наших к нему требованиях — ангелоподобное существо, питающееся нектаром и готовое «гореть самим, светя другим…». Почему? Так ведь это написано в клятве Гиппократа!

Клятву Гиппократа используют все, кому не лень, чтобы подчеркнуть, что врач изначально, по сути выбранной ним профессии, обязан служить (!) людям безвозмездно (т.е. даром), жертвуя собой и благополучием своих близких. Почему? А опять же: «Он принимал клятву Гиппократа!»

Давайте сначала разберемся с самой клятвой Гиппократа, а после этого решим, зачем и кто пользуется этой клятвой и для чего он это делает. Давайте не будем доверять ссылкам, а прочитаем текст в оригинале:

Не хочу обидеть пользователей портала, но все же рискну предположить, что многим из них латынь не преподавалась в среднеобразовательной или высшей школе, поэтому предложу перевод с латыни на русский язык:

«Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигеей и Панацеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: почитать научившего меня наравне с моими родителями, делиться с ним своим достатком и в случае надобности помогать ему в нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.

Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство.

Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом.

В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

Будучи людьми здравомыслящими и непредвзятыми (а я очень на это надеюсь), давайте все же проанализируем текст клятвы Гиппократа и попробуем ее воспринять с точки зрения существующих реалий.

«Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и богинями…»

Простите, но приносить клятвы языческим богам в лучшем случае не солидно для современного врача, а для христианина и вовсе грешно.

«Почитать научившего меня наравне с моими родителями, делиться с ним своим достатком и в случае надобности помогать ему в нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому».

Врач обязан учить своему искусству детей всех преподавателей медицинского института? Он должен материально поддерживать их, не зависимо от того, кто они и чем занимаются? Врач должен считать своими братьями всю родню преподавательского состава медицинского института, в котором он учился? Давайте оставим эту часть клятвы без комментариев…

«Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла…»

Не нужно иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что это — прямой запрет врачу заниматься эвтаназией. Четко и однозначно. А вот здесь клятва Гиппократа вступает в прямое противоречие с существующим законодательством некоторых стран. Эвтаназия законодательно разрешена в Голландии, Бельгии и в одном из штатов США — Орегоне. Т.е. врача, соблюдающего клятву Гиппократа, в некоторых случаях можно назвать преступником, он по определению не может соблюдать законы и соблюдать верность данной им клятве.

«…точно так же не вручу никакой женщине абортивного пессария».

Просто и ясно: все практикующие гинекологи — клятвопреступники, не соблюдающие клятву Гиппократа. Даже те, кто делает аборты по медицинским и социальным показаниям, как это разрешено в законодательстве большинства стран. Не вяжется? Или всех гинекологов объявим клятвопреступниками?

«Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом».

Исходя из этого хирурги врачами считаться не могут. Ну, и правильно о них говорят — ремесленники, они только резать и шить умеют…

«В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами».

Ну, и напоследок: «Занимаясь лечением пациента, я не буду заниматься гадостями в его доме, в т.ч. и вступать в половые контакты с пациентом и его родственниками». На мой взгляд, единственное актуальное требование к современному врачу. Рабы несколько некстати, но в свете современных тенденций с преследованиями за сексуальные домогательства, они тоже подойдут в качестве юридических лиц.

Простите, но всё! Ничего другого, что может трактоваться, как обязательства врача перед пациентами, коллегами и обществом, в клятве Гиппократа нет! Так зачем же домысливать то, чего в тексте клятвы нет? Попробуем начать с начала, т.е. со времени появления клятвы Гиппократа.

Итак, появилась клятва Гиппократа в V веке до н.э. и написана была на ионийском диалекте древнегреческого языка. И уже с этого времени начинаются нестыковки. Общепринятым является мнение, что текст клятвы был написан самим Гиппократом. Однако многие исследователи утверждают, что текст клятвы появился намного позже после смерти Гиппократа, т.е. уже после 356 (или, по другим данным — 377) года до н.э. Но никто даже не отрицает, что первоначальный текст клятвы неоднократно переписывался и редактировался, причем с существенным изменением смысла клятвы. Кстати, заповедь «не лечи бесплатно» действительно присутствовала в одном из древнеримских вариантов текста. Приведенный выше вариант клятвы Гиппократа — многократно перекроенный и отредактированный вариант текста, опубликованный в 1848 году в Женеве под названием «Врачебная заповедь».

Вряд ли нам будет доступен первоначальный вариант клятвы Гиппократа, написанный около 2400 лет назад, тем более что из 72 работ, приписываемых Гиппократу, подлинными являются далеко не все (Гален утверждал, что только 11 из них принадлежат Гиппократу, а остальные написаны его сыновьями или учениками).

Так почему же таким огромным спросом в современном обществе пользуется настолько древний текст, что его многократно переписывают, редактируют, дополняют, причем с иногда прямо противоположным изменением смысла написанного?

Клонов клятвы Гиппократа в виде разнообразных вариантов этического и профессионального кодекса врача сейчас существует множество, но все они в просторечье по старой памяти именуются клятвой Гиппократа. В США и Европе сейчас существует «Профессиональный кодекс врача» (принят в 2006 году), в Израиле — «Клятва еврейского врача» (для израильтян неприемлема клятва богам древнегреческого пантеона, идущая вразрез с принципами иудаизма), в Советском Союзе принимали «Присягу врача Советского Союза» (утверждена в 1971 году). В середине 90-х годов прошлого столетия эта присяга сменилась на «Клятву российского врача», которая, в свою очередь, была заменена текстом «Клятвы врача», утвержденного Госдумой России в 1999 году.

В 1948 Генеральная Ассамблея Международной медицинской ассоциации приняла декларацию (т.н. Женевскую декларацию), которая, по существу, есть не что иное, как современная редакция клятвы Гиппократа. Позже в 1949 году декларация вошла в Международный кодекс медицинской этики.

Факультетское обещание: «Принимая с глубокой признательностью даруемые мне наукой права врача и постигая всю важность обязанностей, возлагаемых на меня сим званием, я даю обещание в течение всей своей жизни не помрачать чести сословия, в которое ныне вступаю: Помогая страждущим, обещаю свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказанного доверия: Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам-врачам и не оскорблять их личности, однако же, если бы этого потребовала польза больного, говорить правду без лицемерия. В важных случаях обещаю прибегать к советам врачей, более меня сведущих и опытных; когда же сам буду призван на совещание, обязуюсь по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям».

И текст Женевской декларации: «Я торжественно клянусь посвятить свою жизнь служению человечеству. Я воздам моим учителям должное уважение и благодарность; я достойно и добросовестно буду исполнять свои профессиональные обязанности; здоровье моего пациента будет основной моей заботой; я буду уважать доверенные мне тайны; я всеми средствами, которые в моей власти, буду поддерживать честь и благородные традиции профессии врача; к своим коллегам я буду относиться как к братьям; я не позволю, чтобы религиозные, национальные, расовые, политические или социальные мотивы помешали мне исполнить свой долг по отношению к пациенту; я буду придерживаться глубочайшего уважения к человеческой жизни, начиная с момента зачатия; даже под угрозой я не буду использовать свои знания против законов человечности. Я обещаю это торжественно, добровольно и чистосердечно».

Надеюсь, иллюзий в отношении того, что врач клялся быть нищим и голодным и отдавать всего себя в служение всем членам общества, уже ни у кого не возникнет. А вот, начиная с текста клятвы советского врача, и начинаются все «непонятки»…

Опять же — текст Женевской декларации примерно соответствует «Врачебной заповеди» 1848 года, но здесь «ненавязчиво» появляется принцип «…посвятить свою жизнь служению человечеству». А уж в «Присяге врача Советского Союза» совершенно недвусмысленно появляется идеологическая составляющая вроде «… добросовестно трудиться там, где этого требуют интересы общества». Случайно? Нет. Более того — эти принципы не только отсутствуют в более древних (пусть даже многократно исправленных и отредактированных) вариантах текста клятвы Гиппократа.

А теперь давайте вспомним советского наркома здравоохранения Н. Семашко и его крылатую фразу: «Хорошего врача народ прокормит, а плохие нам не нужны». Вот с тех пор и появляется образ врача-бессребреника. С тех пор долго и упорно в сознание всех членов общества настойчиво закладывается идея, что врач обязан быть нищим и следовать морально-этическим принципам, которые для него обозначила существующая власть. Врачу оставляют в собственность его знания, опыт, профессиональные навыки и физическую возможность ними пользоваться. В обязанности ему вменяют все, в чем существует потребность все той же власти. Если быть кратким — заниматься воплощением в жизнь модели здравоохранения, выбранной существующей властью. И без рассуждений! «Ты принимал клятву Гиппократа (или другие ее варианты)! Все почему-то забыли, что врач, вообще-то, работает, как и остальные члены общества и работа эта должна оплачиваться. Государство «оплачивает» эту работу в пределах $150-200 и к функциональным обязанностям врача предъявляет огромные требования — вплоть до поквартирного обхода жильцов, попадающих под очередные социальные, медицинские, общественные программы (тубинфицированные, ВИЧ-инфицированные, малоимущие, инвалиды и т.д.). Кто-то за это платит? Нет. «Ты принимал клятву Гиппократа!»…

Если кто-то будет аппелировать к имени Гиппократа, то позволю себе напомнить о том, что гонорары Гиппократа и его коллег были очень большими по меркам того времени (даже выше, чем у знаменитых и известных до сих пор архитекторов). Более того, Гиппократ был не только гениальным врачом, но и очень толковым специалистом в области рекламы: «И я советую, чтобы ты не слишком негуманно вел себя, но чтобы обращал внимание и на обилие средств (у больного) и на их умеренность, а иногда лечил бы и даром, считая благодарную память выше минутной славы». Кстати, бесплатно Гиппократ советует лечить лишь иногда, так сказать, для повышения своего имиджа: «Если ты поведешь сначала дело о вознаграждении, то, конечно, наведешь больного на мысль, что, если не будет сделано договора, ты оставишь его или будешь небрежно относиться к нему, и не дашь ему в настоящий момент совета. Об установлении вознаграждения не следует заботиться, так как мы считаем, что обращать на это внимание вредно для больного, в особенности при остром заболевании — быстрота болезни, не дающая случая к промедлению, заставляет хорошего врача искать не выгоды, а скорее приобретения славы. Лучше упрекать спасенных, чем наперед обирать находящихся в опасности».

В настоящее время сложилась довольно абсурдная, но, тем не менее, довольно долго существующая государственная модель здравоохранения, предполагающая, что люди (врачи), воплощающие ее в жизнь, должны быть высокопрофессиональными специалистами, но труд их оплачиваться должен по минимуму. Простите за такой пример, но проститутка на Тверской устанавливает цену на свои услуги (как правило, твердую и очень немалую), девица в короткой юбке и с полным отсутствием голоса «поет» за очень приличные деньги в клубе или концертном зале, строители, в конце концов, работают, заранее согласовав цену за свою работу. А вот врач обязан работать за нищенскую зарплату, предварительно проведя 8-10 лет за учебниками или в клинике. Чтобы не быть голословным, приведу такой пример: один том руководства Митькова по ультразвуковой диагностике (это, фактически, «библия» УЗ-диагноста) сейчас стоит около $200, месячная зарплата врача — примерно такая же сумма (а то и меньше) Как так может быть? А ведь необходимо еще читать (и где-то ее покупать) периодическую литературу, приобретать литературу не только по специальности, а и других клинических направлений (чтобы не отупеть, в конце концов). Простите за нескромность, а ведь врачи тоже имеют семьи, детей, им ведь тоже хочется кушать, оплачивать коммунальные услуги, детишек учить за что-то, да хотя бы раз в год к морю съездить… А вот это все устоявшееся общественное мнение не воспринимает: «Ты принимал клятву Гиппократа!» А значит, обязан работать и выполнять свой долг, который обозначен во все той же клятве Гиппократа…

Я не хочу сейчас обожествлять образ современного врача и тем более — становиться на его защиту. Но хочу, чтобы поняли, что врачи — это люди! Честные и лживые. Добрые и злые. Вежливые и грубые. Ночами стоящие за операционным столом и проводящие время в мягком кресле кабинета горздравотдела. Падающие от усталости на участке и определяющие количество вызовов на этом самом участке. Хирурги с золотыми руками и бестолковые коновалы. Гениальные диагносты и тупоголовые чиновники, ими управляющие. Они все разные, как и все мы, но они люди, со всеми достоинствами и недостатками, плюсами и минусами. Но требовать от них чего-то, описанного в доисторичекой рукописи, по крайней мере, неразумно.

И давайте относиться к врачам как к реальным людям, а не выдуманным персонажам из сказки, навязанным людям образом мифического существа из клятвы Гиппократа. Вы думаете, что, врач, торгующий БАДами, вспомнит клятву Гиппократа? Или специалист клиники, назначивший курс совершенно бесполезного, но очень дорогостоящего лабораторного обследования, обеспокоится врачебной этикой? Вы еще верите в то, что, гарантированная Конституцией бесплатная медицинская помощь, существует? Давайте будем реалистами. Медицина сейчас является одной из форм оказания услуг населению. В соответствии с качеством и объемом этих услуг и формируется их стоимость. Это наша действительность. И не надо строить иллюзий в отношении того, что можно получить услуги высококлассного специалиста за бесценок только потому, что он связан обязательствами какой-то эфемерной клятвы.

И, возвращаясь к действительности. Клятва, принимаемая врачом по окончанию института или университета, не имеет никакого юридического обоснования. Да, кто-то ставит подпись под текстом клятвы (наш поток, например, в ковбойские 90-е годы, когда не понятно было, где мы живем и кому должны клясться, вообще ничего не подписывал). Но эта подпись не имеет абсолютно никаких механизмов воздействия на того, кто не будет следовать ей. Клятва Гиппократа усиленно эксплуатируется властью, которая не в состоянии создать действенную и эффективную модель здравоохранения и пытающаяся затыкать дыры в существующей системе оказания медицинской помощи населению, аппелируя при этом к каким-то средневековым образцам корпоративной этики. Государство фактически пытается поддерживать популистский миф о бесплатном здравоохранении за счет насильственной эксплуатации знаний, опыта и квалификации врачей. И насилие это выражается в том, что врача принуждают решать свои материальные проблемы за счет пациентов. Не будем говорить о том, кто и в каком размере это вознаграждение получает (одни мясо подешевле покупают, другие разрываются в выборе между BMW и Mercedes), но существующая система не только вынуждает честных и порядочных врачей получать вознаграждение от пациентов (поверьте на слово — очень унизительная и неприятная процедура), но и открывает огромные возможности для всякого рода жуликов и мздоимцев.

В заключение хочу привести слова известного офтальмолога Святослав Федорова: «Я хороший врач, потому что свободный, и у меня 480 свободных врачей. «Клятва Гиппократа» — это все фикция. А на самом деле есть реальная жизнь — кушать нужно каждый день, квартиру иметь, одеваться. Думают, что мы какие-то ангелы летающие. Ангел, получающий зарплату в 350 рублей? И таких врачей сегодня в России полтора миллиона. Полтора миллиона бедняков с высшим образованием, интеллектуальных рабов. Требовать, чтобы медицина хорошо работала в этих условиях — абсурд!»

При подготовке материала использована информация из Википедии — свободной энциклопедии

Заповеди Гиппократа

Клятва Гиппократа стала основой для профессиональной присяги врачей всего мира, она содержит основополагающие морально-этические принципы поведения медиков. Наряду с ней знаменитый древнегреческий целитель и философ, которого называли отцом медицины, оставил нам множество трудов и крылатых выражений. Спустя века, в эпоху стремительного развития медицинских технологий, они не теряют своей актуальности, что служит ещё одним подтверждением гения.

Сгорая сам – свети другим. Всё, что делается постепенно, – безопасно.

Всё, что делается неожиданно и внезапно, может навредить.

Врач должен лечить не болезнь, а больного.

Врач должен приносить пользу, а не навредить.

Врач должен помогать природе организма бороться с болезнью.

Врач должен во время лечения щадить больного.

Всё, что делает врач, пусть он делает правильно и красиво.

Задача врача – не потакать болезни, а противодействовать ей.

Любое излишество противно природе.

Любое возбуждение и сильное проявление чувств – опасно.

Во всём важен медленный переход от одного к другому.

Праздность есть источник всех пороков.

Где нет праздности, там нет зла.

Страх и печаль, надолго овладевающие человеком, располагают к болезням.

Только тот, кто имеет обширные знания признаков, может приступить к лечению.

Всякое дело совершенствуется овладением техники.

Всякий навык достигается упражнением.

1. Биоэтика и медицинская этика. Клятва Гиппократа

Биоэтика представляет собой значимую точку философ–ского знания. Формирование и развитие биоэтики тесно свя–зано с процессом изменения традиционной этики в целом, а также медицинской и биологической этики в частности. Ее можно объяснить прежде всего значительно возросшим вни–манием к правам человека (в частности, в медицине это права пациента) и созданием новейших медицинских технологий, которые порождают массу проблем, требующих неотложного решения, с точки зрения как права, так и нравственности.

Кроме того, формирование биоэтики определено колос–сальными изменениями в технологическом обеспечении совре–менной медицины, большими достижениями в медико-клини–ческой практике, которые стали допустимыми благодаря успехам трансплантологии, генной инженерии, появлению нового оборудования для поддержания жизни пациента и на–коплению практических и соответствующих теоретических знаний. Все эти процессы сделали наиболее острыми мораль–ные проблемы, которые теперь встают перед врачом, родс–твенниками больных, средним медицинским персоналом.

Существуют ли границы оказания медицинской помощи, и какими они должны быть в поддержании жизни неизлечимо больного человека? Приемлема ли в современном обществе эвтаназия? С какого времени следует отсчитывать наступле–ние смерти? С какого момента человеческий зародыш можно считать живым существом? Допустимы ли аборты? Такими являются некоторые из тех вопросов, которые встают перед врачом, а также перед обществом при современном уровне ра–звития медицинской науки.

Биоэтика – это исследовательское направление междисци–плинарного характера, которое сформировалось примерно в конце 1960-х – начале 1970-х гг. Сам термин «биоэтика» был введен В. Р. Поттером в 1969 г. Сегодня его трактовка очень разнородна. Иногда биоэтику пытаются приравнивать к био–медицинской этике, ограничив ее содержание этическими проблемами в отношениях «врач – пациент». В более широ–ком понимании биоэтика включает в себя ряд социальных проблем и проблем, которые связаны с системой здравоохра–нения, отношением человека к животным и растениям.

А также термин «биоэтика» говорит о том, что она ориен–тируется на изучение живых существ независимо от того, при–меняются они в терапии или нет. Таким образом, биоэтика ориентируется на достижения современной медицины и био–логии при обосновании или решении моральных проблем, ко–торые возникают в ходе научных исследований.

В прошлом существовали различные модели, подходы к вопросу нравственности в медицине. Рассмотрим некото–рые из них.

Модель Гиппократа («не навреди»)

Принципы врачевания, которые были заложены «отцом медицины» Гиппократом (460—377 гг. до н. э.), находятся у истоков врачебной этики. Знаменитый целитель в своей об–щеизвестной «Клятве» сформулировал обязанности врача пе–ред пациентом. Главным положением ее является принцип «не навреди». Даже несмотря на то, что с тех пор прошли века, «Клятва» не потеряла своей жизненности, более того, она яв–ляется эталоном построения многих современных этических документов. В частности, Клятва российского врача, которая утверждена на 4-й Конференции Ассоциации врачей России в Москве в ноябре 1994 г., содержит близкие по духу и даже по формулировке позиции.

Модель Парацельса («делай добро»)

Иная модель врачебной этики сформировалась в Средние века. Наиболее отчетливо ее постулаты были изложены вра–чом Парацельсом (1493—1541). В отличие от Клятвы Гиппо–крата, когда врач своим отношением завоевывает социальное доверие пациента, в модели Парацельса главное значение приобретает патернализм – эмоциональный и душевный контакт врача и пациента, на основе которого строится лечеб–ный процесс.

В духе времени Средневековья отношения врача и пациен–та можно сравнить с отношениями духовного наставника и послушника, так как понятие «pater» (лат. – отец) в христи–анстве распространяется и на Бога. Сущность отношений вра–ча и пациента обусловливается благодеянием врача, а благо, в свою очередь, обладает божественным происхождением, ибо всякое благо исходит на нас свыше, от Бога.

Деонтологическая модель (принцип «соблюдения долга») Сформировалась позднее. В основе ее находится принцип «соблюдения долга» (от греч. deontos – «должное»). Она осно–вывается на строгом выполнении предписаний морального порядка, соблюдении определенного набора правил, которые устанавливает медицинское сообщество, социум, а также соб–ственный разум и воля врача для обязательного их исполнения. Для каждой врачебной специальности имеется свой «кодекс чести», несоблюдение которого наказывается дисциплинар–ными взысканиями или даже исключением из врачебного со–словия.

Биоэтика также понимается как принцип «уважения прав и достоинства человека». Современная медицина, генетика, биология, соответствующие биомедицинские технологии очень близко подошли к проблеме управления и прогнозиро–вания наследственностью, проблеме жизни и смерти организ–мов, контроля многих функций человеческого организма даже на тканевом, клеточном уровне.

По этой причине как никогда остро встал вопрос о соблю–дении прав и свобод пациента как личности. Соблюдение прав пациента (право на информацию, право выбора и др.) поруче–но этическим комитетам, которые фактически сделали биоэ–тику общественным институтом.

Рассмотренные исторические модели можно считать «иде–альными». Сегодня на практике существуют более реальные модели, которые включают в себя некоторые правовые аспек–ты описываемых отношений.

Порой большая часть проблем появляется в медицинской практике там, где ни состояние больного, ни назначаемые ему процедуры сами по себе их не порождают. В ежедневных кон–тактах с пациентами в основном не возникает неординарных в моральном плане ситуаций.

Самая важная проблема современной медицинской этики заключается в том, что охрана здоровья должна быть правом каждого человека, а не привилегией для ограниченного круга людей, которые в состоянии себе это позволить. В наши дни, как, впрочем, и в прошлом, медицина не идет по такому пути Хотя данная норма как моральное требование завоевывает се–годня все большее признание. Большую роль сыграли две ре–волюции: биологическая и социальная. Благодаря первой рево–люции охрана здоровья стала правом каждого человека. Все члены общества должны рассматриваться как равные в том, что объединено с их человеческими качествами – достоин–ством, свободой и индивидуальностью. Согласно праву чело–века на охрану здоровья, исторически сложившимся моделям моральных взаимоотношений «врач – пациент» и состоянию современного общества, можно считать приемлемыми сле–дующие синтетические модели отношений между врачом и пациентом.

Модель «технического» типа

Одним из результатов биологической революции является возникновение врача-ученого. Научная традиция повелевает ученому быть «беспристрастным». Его работа должна основы–ваться на фактах, врач обязан избегать ценностных суждений Только после создания атомной бомбы и медицинских иссле–дований нацистов, когда за испытуемым не признавалось ни–каких прав (речь идет об опытах, которые проводились над за–ключенными концентрационных лагерей), человечество стало осознавать опасность подобной позиции.

Настоящий ученый не может находиться над общечелове–ческими ценностями. При принятии важных решений он так–же не может избежать суждений морального и другого цен–ностного характера.

Модель сакрального типа

Полярной к описанной выше модели стала патерналист–ская модель отношений «врач – пациент». Социолог Роберт Н. Вилсон охарактеризовал эту модель как сакральную.

Главный моральный принцип, который формулирует тра–дицию сакрального вида, гласит: «Оказывая пациенту по–мощь, не нанеси ему вреда».

В работах по медицинской социологии можно найти поло–жение, что между пациентом и врачом неизменно возникают образы ребенка и родителя.

Хотя патернализм в диапазоне ценностей лишает пациен–тов возможности принимать собственные решения, перекла–дывая ее на врача. Таким образом, для уравновешенной этиче–ской системы необходимо расширение круга моральных норм, которых необходимо придерживаться медикам. Вот ос–новные принципы, которые должен соблюдать врач по этой модели.

1. Приносить пользу и не наносить вреда. Никто не может снять моральную обязанность. Врач должен приносить только пользу пациенту, избегая полностью причинения вреда. Этот принцип воспринимается в широком контексте и составляет только один элемент всей массы моральных обязанностей.

2. Защищать личную свободу. Основополагающей ценно–стью любого общества является личная свобода. Личная сво–бода как врача, так и пациента должна защищаться, даже если кому-то кажется, что это может нанести вред. Суждение ка–кой-либо группы людей не должно служить авторитетом при выборе решения, что приносит пользу, а что наносит вред.

3. Охранять человеческое достоинство. Равенство всех лю–дей по их моральным принципам предполагает, что любой из нас обладает главными человеческими достоинствами. Лич–ная свобода выбора, полное распоряжение своим телом и соб–ственной жизнью оказывают содействие реализации челове–ческого достоинства.

4. Говорить правду и исполнять обещания. Моральные обя–занности врача – говорить правду и исполнять данные обеща–ния – столь же разумные, сколь и традиционные. Но можно лишь сожалеть о том, что и эти основания взаимодействия между людьми можно сделать минимальными с той целью, чтобы соблюсти принцип «не навреди».

5. Соблюдать справедливость и восстанавливать ее. Социаль–ная революция усилила озабоченность общества равенством распределения основных медицинских услуг.

Таким образом, если охрана здоровья является правом, то это право должно быть для всех. Отрицательной же чертой та–кой модели является то, что соблюдение всех указанных прин–ципов возложено только лишь на врача, что требует от него са–мых высоких моральных качеств.

К сожалению, сейчас похожий подход при оказании меди–цинских услуг очень трудно реализовать вследствие высокого уровня дискриминации по разным признакам (материальному, расовому, половому и пр.).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Вопрос:

Как относится Церковь к т.н. «Клятве Гиппократа»? Спаси Боже.

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Сейчас уже невозможно разрешить вопрос о том, является ли знаменитый греческий врач с острова Коса Гиппократ (ок. 460 г. – 377 или 359 г. до Р. Х) автором этого текста. Ему приписано 72 сочинения, однако знаменитый врач Гален (2-й век по Р.Х.) признавал подлинными только одиннадцать. Но несомненно, что «Клятва» вполне соответствует четырем этическим принципам, которые выдвигал Гиппократ: приносить пользу и не вредить, противоположное лечить противоположным, помогать природе и, соблюдая осторожность, щадить больного.

«Клятва Гиппократа» представляет собой не просто моральный кодекс врача, но одновременно религиозно-этический документ, появившийся в языческом обществе. Автор текста клянется Аполлоном, Асклепием, Гигиеей и Панакеей (Гиппократ. Избранные книги. Т. 1. М., 1936, с. 87). Бог запрещает клясться идолами: Сыновья твои оставили Меня и клянутся теми, которые не боги (Иер.5:7). Господь наш Иисус Христос дал нам евангельские заповеди, первая из которых – любовь к Богу и ближнему (Мф 22.36-40). Заповедь эта выше закона и клятвы. В притче о милосердном самарянине показан пример деятельного исполнения ее. Христианская любовь есть исполнение всех нравственных требований (Гал. 5:14; 6:2; Рим. 13:8 и сл.; Кол. 3:14); она не оставляет места никаким социальным или расовым преградам (Гал 3.28) и простирается даже на врагов (Мф. 5:43-47; Лк. 10:29-37). Многовековой опыт показывает, что заповедь любви является самым действенным и плодотворным руководством для врача-христианина. В измененном виде «Клятва Гиппократа» сохраняла силу во всех христианских странах в течение веков.

Впервые в Европе «Клятва Гиппократа» была отменена во время Французской революции. Тогда же впервые в мире был узаконен аборт (1791-1810 гг.). Постепенная секуляризация европейской жизни вела к тому, что вместо измененной в христианском духе «Клятвы Гиппократа» стали появляться разные моральные кодексы и декларации врачей, приспособленные к безрелигиозному сознанию. Они лишены какого-либо духовного содержания.

Если же оценивать «Клятву Гиппократа» с этических позиций, то она и сейчас должна быть признана значимой, ибо проникнута стремлением построить деятельность врача на высоких моральных нормах. «Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство». Многие ли врачи могут сейчас с чистой совестью сказать, что они руководствуются этим принципом?

С точки зрения христианства самой значимой частью рассматриваемого нами документа является обет не причинять пациенту никакого зла: «Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария». Тяжело сознавать, что именно эта часть «Клятвы Гиппократа» полностью отброшена. «По данным официальной статистики в России женщинами от 15 до 47 лет ежегодно убивается около 6,5 миллиона детей, из них 10 % криминально (это вся Швейцария). Такие масштабы убийств не снились даже Гитлеру и Сталину. Этот массовый террор родителей против собственных детей является кровавым фоном нашей жизни…».

Кто совершает эти аборты? Люди, окончившие медицинские институты и имеющие диплом врача. «Необходимо, чтобы медицина прекратила убивать жизнь и была абсолютно гуманной, боролась за жизнь и не противодействовала моральным принципам чистоты и святости. Напротив, служба здравоохранения в настоящее время активно действует как раз против указанных целей. В 1993 году минздрав России издал чудовищный приказ, расширяющий показания к прерыванию беременности независимо от срока. Среди показаний есть просто абсурдные. Например, «невротические расстройства». Ну, у какой беременной нет невротических расстройств, когда беременность требует перестройки нервной системы? Да и вообще такого диагноза не существует. Дальше – синдром головокружения. У какой беременной нет головокружения? Без них беременность почти не обходится. Кроме того, в этом списке глухота, но глухая женщина может родить совершенно здорового ребенка. Дальше еще хуже. К этим показаниям отнесены аномалии костного таза, исключающие возможность рождения живого ребенка. Но ведь есть кесарево сечение».

Из современной «клятвы врача», которую дают окончившие высшие медицинские образовательные учреждения Российской Федерации, при получении диплома, удалено запрещение убивать зародившуюся человеческую жизнь. Причина заключается в массовом безверии. Сейчас мы собираем ядовитые плоды. Об этом убедительно говорит архиепископ Уфимский Никон, который имеет высшее медицинское образование: «Современная российская гинекология, выросшая на яде атеизма, сейчас теряет остатки врачебных этических норм. Разве не обязанность гинеколога приложить максимум усилий для того, чтобы уговорить женщину от аборта? Больно от того, что повсеместной становится ситуация, когда женщине, пришедшей на прием к участковому гинекологу по поводу своей беременности, врач безразлично, с ходу в лучшем случае заявляет: «Аборт делать будем, или рожать?», но все чаще и чаще те, кто обязан лечить, заставляют (!) делать женщин аборты, пугая их вымышленными опасными последствиями … Нынешняя российская гинекология, уничтожая миллионы младенцев в утробе матерей ежегодно, лишает себя Божьего покровительства, святой благодати, того, что на практике называют врачебной интуицией, врачебным гением …» («Врач должен гордиться спасенными душами, а не убитыми детьми!»).

В конце «Клятвы Гиппократ» выражена уверенность: «Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому» (в современной «клятве врача», естественно, этого нет). В приведенных словах явственно обозначился духовный горизонт этого документа, который родился в языческом обществе. Для врача-христианина, совершающего свой труд на основе евангельских заповедей высшей наградой является спасение: всем нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить , что он делал, живя в теле, доброе или худое (2 Кор. 5, 10).

В. Линкевич, проф. д.м.н. Святость жизни / http://www.cmserver.org/25/53_1.htm Там же.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *