Желтов литургика

Межрайонная налоговая инспекция № 11 обратилась в арбитражный суд с иском о признании банкротом предпринимателя Александра Желтова. У бизнесмена 630 тысяч рублей налоговых долгов. Иск подан к Желтову как физическому лицу.

В Череповце Александр Желтов известен как руководитель ООО «Череповецкий пассажирский порт», бывший владелец дебаркадеров на Соборной горке. Предприниматель дважды судился с городом.

«У нас есть решения трех судебных инстанций по обязательному освобождению акватории Соборной горки. Также был суд, в котором Желтов оспаривал у «Водоканала» покупку дебаркадера. Первоначально в районе Соборной горке было пришвартовано 14 судов. Четыре судна распилены, часть проданы. Сейчас там пришвартованы три судна и причал. Есть решение суда, по которому нам дано право самостоятельно освободить акваторию. Суда будут перегоняться за счет города с последующим возложением расходов на Желтова. Такую же свалку судов Желтов устроил в Вологде. Кроме того, предприниматель катал людей без разрешительных документов. Суда, которые стоят в Череповце, несколько лет не проходили освидетельствование. Они сняты с классификационного учета, следовательно, их эксплуатация недопустима», — рассказала заведующая сектором правового отдела мэрии Елена Маркова.

21 августа в 22 часа в Вологде у Кремлевской набережной затонуло судно «Капитан Артюшин». Судно 1973 года выпуска принадлежало Александру Желтову. В момент происшествия на нем было 25 пассажиров, среди них один ребенок. Пострадавших в ЧП нет.

Ранее решением суда «Капитан Артюшин» был исключен из реестра маломерных судов. Его эксплуатация была возможна лишь после постановки на учет.

Заместитель Вологодского транспортного прокурора Александр Иванов сообщил cherinfo, что по этому факту идет проверка.

Светлана Марущенко

Информационная служба Общецерковной аспирантуры продолжает серию интервью с сотрудниками, профессорско-преподавательским составом и учащимися ОЦАД. Сегодня у нас в гостях заведующий кафедрой церковно-практических наук, кандидат богословия священник Михаил Желтов.

– Добрый день, отец Михаил! Расскажите, пожалуйста, вкратце, какова тематика образовательных и научных дисциплин кафедры Церковно-практических наук и почему эти дисциплины выделены в отдельную кафедру.

– Вот уже около десяти лет тому назад система духовного образования Русской Православной Церкви была коренным образом реформирована. Содержательной стороной реформы стало, в частности, соотнесение всех изучаемых в семинариях и духовных школах предметов с четырьмя основными направлениями: богословским, библейским, церковно-историческим и церковно-практическим. Таким образом, существование самостоятельной кафедры Церковно-практических наук обусловлено самой сутью проведенной реформы.

Переходя к отдельным предметам церковно-практического направления, наиболее заметными из них явлются литургика и церковное право.

В частности, литургика обычно занимает в программах духовных школ не меньше — а то и больше — часов, чем предметы библейского цикла. Это обусловлено ее ключевым значением для священнослужителей в их повседневной практической деятельности. Ведь церковная жизнь — это, прежде всего, богослужение. Служение священника немыслимо без совершения служб. Но и помимо сугубо «профессионального» подхода к литургике, ее значение невозможно недооценить, особенно в Православии: невозможно представить себе по-настоящему православного человека, никогда не посещающего храм и не проявляющего интереса к происходящему там.

В свою очередь, церковное право также является крайне важным предметом. Церковь — не анархическое сообщество, а упорядоченный организм, регулируемый канонам, правилами и уставами. Поэтому предмет церковного права, посвященный как изучению канонических норм, вырабатывавшихся Соборами и святыми отцами древности, так и церковному правоприменению в наши дни, необходим и для рядовых клириков, и для церковных администраторов, и для исследователей христианской традиции в целом.

Помимо литургики и церковного права, к церковно-практическим дисциплинам в духовных школах Русской Церкви обычно относят ряд других, менее заметных, предметов: гомилетику, то есть искусство проповеди, миссиологию — науку об истории и теории христианской миссии, и др.

Но в нашей Общецерковной аспирантуре церковно-практическое направление уникально тем, что у нас в нем особенно ярко представлены темы социального служения и диаконии. К ним относятся такие очень острые и актуальные аспекты служения Церкви в современном обществе, как богословские и философские основы медицинской практики, волонтерские движения, душепопечение в специфичной среде (например, в местах лишения свободы), работа с наркозависимыми и т. д. В принятых ныне программах духовных школ соответствующие предметы социально-диаконической тематики присутствуют, в общем, спорадически; единой концепции их преподавания не существует; выпускных квалификационных работ по этим вопросам пишется немного. У нас же этой тематике посвящена примерно половина диссертаций, готовящихся по кафедре Церковно-практических наук.

Резюмируя сказанное, еще раз отмечу, что наша кафедра объединяет два направления. К первому относятся литургика, церковное право, гомилетика, миссиология, вообще служение пастыря на приходе в его традиционном понимании, а ко второму — практическое аспекты церковной жизни в современном обществе во всем его многообразии.

– Какую роль в жизни ОЦАД играет кафедра Церковно-практических наук?

– Кафедра Церковно-практических наук существует с момента основания Общецерковной аспирантуры. Как уже было сказано выше, она обслуживает одно из фундаментальных направлений духовного образования и церковной науки. Как на других кафедрах, специалисты кафедры Церковно-практических наук, прежде всего, осуществляют преподавательскую деятельность: читают лекции, проводят семинары, руководят научными проектами магистрантов, аспирантов и докторантов. Количество диссертаций в целом по кафедре сопоставимо с количеством диссертаций по другим базовым кафедрам — богословия, библеистики и т. д.

Кроме того, сотрудники кафедры сами занимаются научными исследованиями и реализуют несколько научных программ, связанных с изучением раннехристианских литургических источников, апокрифической и агиографической литературы, византийских и древнерусских богослужебных рукописей, а также проблемами христианской миссии в современном обществе.

– Какое место в дальнейшей научной жизни занимает изучение иностранных языков и какие из них нужно знать в первую очередь?

– Это зависит от того, как аспирант или студент видит свою текущую и перспективную научную деятельность и какой темой он собирается преимущественно заниматься. Как мы видели, тематика кафедры весьма разнообразна. Если учащийся планирует посвятить себя работе с литургическими рукописями, то ему, прежде всего, необходимо знать древнегреческий, латынь, свободно владеть церковнославянским (и, в том числе, хорошо представлять себе историю развития этого языка). Для определенных тем исследований от учащегося могут потребоваться усилия по овладению другими древними языками: сирийским, коптским и пр. Помимо древних языков, аспирант или студент должен быть способен работать с научной литературой по своей теме на английском, немецком, французском (реже — новогреческом, итальянском и даже испанском) языках.

Если же студент или аспирант работает над блоком тем, связанных с какими-то аспектами современного церковного служения, то знание древних языков для него уже не так актуально (хотя владеть хотя бы отчасти древнегреческим и хорошо — церковнославянским — должен, на мой взгляд, любой выпускник духовных школ). А вот знание английского и других европейских языков по-прежнему является необходимым и обязательным условием.

– Насколько вовлечены студенты в научно-практическую жизнь кафедры?

– Во-первых, все они ведут кропотливую работу по написанию диссертаций. Темы диссертаций выбирают сами аспиранты, но при их обсуждении мы стараемся по возможности ввести эти темы в рамки тех научных проектов, которые интересуют кафедру прежде всего. Таким образом, в самих квалификационных работах эта научно-практическая жизнь и получает в значительной степени свое воплощение.

Во-вторых, учащиеся так или иначе принимают участие в научной кооперации с теми учебными заведениями, в которых параллельно трудятся наши преподаватели. Это факультеты Истории и Филологии Высшей школы экономики, Исторический и Филологический факультеты Московского Государственного университета, Московская Государственная консерватория, Московская Духовная академия и ряд других светских вузов и духовных учебных заведений. Мы поддерживаем постоянные академические — а порой и учебные — контакты и с зарубежными научными центрами: Богословским факультетом Венского университета, Богословским факультетом Университета Осло, Папским Восточным институтом в Риме, Литургическим центром Университета Нотр-Дам в Индиане, Свято-Владимирской семинарией в Нью-Йорке и проч.

– Какого рода специалистов выпускает кафедра и насколько они востребованы в жизни Церкви и дальнейшей научно-исследовательской работе?

– Все зависит от человека. Если выпускник показывает, что он способен к дальнейшей исследовательской деятельности, то, безусловно, это востребовано — и в Церкви, и в миру. В свою очередь, учащийся, не проявивший себя как перспективный ученый, тем не менее может немало сделать на поле церковно-диаконического служения: как в плане осмысления той или иной темы, так и в практическом приложении своих разработок.

– Ведется ли на кафедре работа по подготовке учебных пособий в области литургики и практических дисциплин?

– Как известно, в настоящее время Священноначалие Русской Церкви сформулировало задачу подготовки полного круга учебных пособий для бакалавриата духовных школ. Кафедра Церковно-практических наук непосредственно участвует в этой работе. В первую очередь, мы приступили к созданию комплекта учебников по литургике. Это курсы церковного устава, исторической литургики и истории богословия таинств, а также курс по практическому руководству для пастырей. Вполне возможно, что кафедра подключится к разработке учебных пособий и по церковному праву и иным церковно-практическим дисциплинам.

– В завершение беседы просим дать несколько рекомендаций для желающих поступать и обучаться в Общецерковную аспирантуру и докторантуру на кафедре церковно-практических наук.

– Мы приветствуем всех имеющих такое желание. Но люди, которые хотят работать с источниками, должны понимать, что без предварительной работы над собой, без изучения языков написание диссертации невозможно.

Также очень желательно, чтобы абитуриент не только проявил инициативу в выборе объекта изучения (это предполагается уже самими условиями поступления), но и предварительно попытался сам проделать часть работы по поиску и проработке источников и научных публикаций по интересующей его теме. Ответственный подход к поступлению в аспирантуру предполагает, что абитуриент хотя бы вчерне представляет себе, что ему предстоит сделать в рамках предстоящего исследования, и проявляет к нему неподдельный интерес. Аспирантура призвана помочь человеку сделать то, что он бы мечтал осуществить и самостоятельно, а не заставить его взвалить на себя неприятный труд ради «корочки».

– Каким набором знаний должен обладать абитуриент?

– В силу того, что кафедра охватывает весьма непохожие друг на друга направления, на этот вопрос нельзя дать окончательного ответа. Многое зависит от темы, с которой человек поступает. Если он обращается к литургике, требуется достаточно определенный набор знаний: помимо общебогословских предметов, ему необходимо, как минимум, свободно ориентироваться в богослужебном уставе и владеть древнегреческим и церковнославянским языками на достаточном уровне. А в идеале эти языки для него вообще не должны быть проблемой, а помимо буквы устава, он должен знать и основные этапы исторического развития православного богослужения. Если же у него есть желание заниматься литургикой не византийской традиции, а, скажем, одной из сирийских или латинских, то необходимо владеть и соответствующими языками.

Если человек берется за исследования в области церковного права, то для поступления ему потребуются знания и принятых ныне церковно-правовых норм, и, опять-таки, языков. Дело в том, что серьезное изучение предмета невозможно без знакомства с византийским церковным правом. А поскольку византийское право построено на римском, нужно знать и его. Поэтому знание латыни и греческого для будущего правоведа, вообще говоря, обязательно. Конечно, кто-то может заниматься современным церковным правом, изучать правовую традицию синодальной эпохи и XX и XXI веков и на этом основании воздержаться от работы с древними источниками, но все же этот путь, хотя и допустим, но внутренне ограничен. Любая работа с церковным правом неминуемо приведет исследователя к византийскому церковному праву.

Что же касается других предметов церковно-практического ряда: гомилетики, миссиологии, проблем душепопечения, — равно как и тематики диаконического служения, то здесь все очень зависит от конкретной выбранной абитурентом темы. Но, в любом случае, общебогословские знания и сносный английский — обязательны.

Беседовал И.А. Парфенов

Информационная служба ОЦАД

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *