Жена Василия 3

А. Кузнецов: Одно из первых свидетельств о браке Василия III и Соломонии Сабуровой, дошедших до нашего времени, принадлежит итальянцу по происхождению, дипломату, который был на службе у императора Священной Римской империи Максимилиана I, Франческо да Колло. В 1518 году он в составе имперского посольства приезжал в Москву, где записал следующее: «Сей Великий Князь Василий — как мне рассказали — решил завести жену, чтобы иметь детей и обеспечить себя законным наследником и преемником Государства; для этого повелел объявить во всех частях своего Государства, чтобы — не взирая на благородство или кровь, но лишь на красоту — были найдены самые красивые девственницы, и во исполнение этого указа были выбраны более 500 девственниц и приведены в город; из них было выбрано 300, потом 200 и наконец сократилось до 10, каковые были осмотрены повивальными бабками со всяческим вниманием дабы убедиться, действительно ли они девственницы и способны ли рожать детей, и нет ли у них какого недостатка, — и, наконец, из этих десяти была избрана жена».

Стоит отметить, что среди современных историков традиция смотра, выбора невест в то время ставится под сомнение. Некоторые исследователи считают, что супругу Василию III присмотрел еще его отец Иван III незадолго до того, как отойти в лучший из миров. Сложно сказать, как было на самом деле, но следует отметить, что пройдет совсем немного времени, и появится документ, указ, исходящий от царя Ивана Грозного (его приводит наш великий историк Сергей Михайлович Соловьев), в котором записано: «Когда к вам эта наша грамота придет, и у которых из вас будут дочери девки, то вы бы с ними сейчас же ехали в город к нашим наместникам на смотр, а дочерей девок у себя ни под каким видом не таили б. Кто же из вас дочь девку утаит и к наместникам не повезет, тому от меня быть в великой опале и казни».

То есть данный документ достаточно четко указывает на то, что, по крайней мере, при Иване Васильевиче традиция такого рода уже была. Насколько ею пользовался его отец, сказать сложно.

Но вернемся к браку Василия III и Соломонии Сабуровой. В известном смысле он (брак) стал сплошным набором прецедентов. Во-первых, впервые глава Московского государства женился на особе, принадлежащей не к иностранному царствующему дому либо русскому княжескому роду, а к собственному боярству, то есть служилому сословию. Во-вторых, это был первый развод великого князя с пострижением жены с монахини (старший сын Ивана Калиты Симеон в 1345 году «отослал от себя» вторую жену, но она после этого не сгинула в монастыре, а благополучно вышла замуж во второй раз). В-третьих, не исключено, что в связи с нежеланием благословить великокняжеский развод впервые лишился сана митрополит Московский и всея Руси.

Свадьба Василия III и Соломонии Сабуровой, Лицевой летописный свод. (wikipedia.org)

С. Бунтман: То есть за 4 года до развода.

А. Кузнецов: Да. Вполне возможно, что этот вопрос (вопрос развода) Василий III впервые поставил перед церковными иерархами за несколько лет до его осуществления. Встретив серьезную оппозицию, он еще несколько лет годил. Может такое быть?

Однако есть и другие версии опалы, которая была наложена на митрополита. Одна из них опирается на такую, скажем так, не очень красивую историю. Со стороны Василия III Новгород-Северскому удельному князю Василию Шемячичу были даны некие гарантии, великокняжеское слово, которое впоследствии в связи с государственной необходимостью нужно было нарушить. Но все-то произошло по правилам! Поэтому, согласно другой версии, великий князь обратился к митрополиту с просьбой освободить его от данного слова. Варлаам ответил отказом, за что и был заменен другим митрополитом, который довольно быстро, уже в 1523 году, Василия III от клятвы разрешил.

А. Кузнецов: Да, поскольку оппозиция в церкви была очень серьезная. Например, до нас дошел письменный ответ инока Вассиана (Патрикеева), представителя старинного княжеского рода, который, видимо, тоже был насильственно пострижен в монахи, так как в свое время не проявил должной государственной гибкости и мудрости. Вот что он отвечает великому князю: «Ты меня спрашиваешь о таком деле (имеется в виду развод), о котором не слыхано кроме вопроса Иродиады». То есть он дает понять, что сама постановка вопроса Василием III абсолютно безнравственна, противоречит всем церковным правилам и так далее.

В это же время происходит ряд судебных процессов, которые также наводят на мысль о том, что люди, которые попали под раздачу (кое-кто даже был казнен), — Иван Беклемишев, Максим Грек, Федор Жареной — подобно митрополиту Варлааму проявили негибкую позицию в вопросе о великокняжеской разводе.

Постриг Соломонии Сабуровой в монахини, Лицевой летописный свод. (wikipedia.org)

Но продолжим… Если мы обратимся к источникам, то обнаружим, что существуют две основные версии по поводу того, каково было отношение самой Соломонии Сабуровой к этому разводу. Софийская вторая летопись зафиксировала события следующим образом: «В лето 7034, ноября в 28, великая княиня Соломонея пострижеся въ черницы, болезни ради; и отпусти ея князь велики въ девичь монастырь въ Суздаль. Тое же зимы, генваря в 24-е, князь велики Василеи женися вторымъ бракомъ, поня себе дщерь князя Василья Глинского княжну Елену; венчал Данила митрополит».

То есть здесь говорится о том, что Соломония Сабурова сама, «болезни ради», просила Василия III, чтобы он ее отпустил.

С. Бунтман: Очень похоже на официальную версию.

А. Кузнецов: Так и есть. Соломония, так сказать, проявила государственное понимание, вошла в заботы великого князя об обеспечении престолонаследия. А Василий III плакал, но в конечном итоге согласился с супругой и отпустил ее.

Что касается другой точки зрения, то Новгородская четвертая летопись фиксирует: «Лета 7034. Той же зимы государь князь велики Василеи Ивановичь всея Руси великую княгиню Соломанию постриг в черници и в Суздаль сослал, а женився жилъ с нею 20 леть, а детей не было оть ней. После Крещения Христова, в велики мясоедъ, понялъ князь велики Василеи Ивановичь всеа Руси другую жену, княжь Васильеву дочерь Елену Темного Глинского».

Вот так. И этот конфликт летописей продолжается по сей день, поскольку существуют две разные точки зрения. Историки, скажем так, близкие к церковным кругам, считают справедливым рассказ о том, что инициатива развода исходила от самой Соломонии Сабуровой. Другие исследователи уверены, что насильственное пострижение куда ближе к истине. Об этом, кстати, косвенно свидетельствуют частично сохранившиеся документы розыска (следствия), который был проведен по делу о «неплодии» Соломонии Сабуровой.

До нас дошла Опись царского архива XVI века, в которой обозначены показания брата Соломонии, согласно старорусской терминологии, «сказка Ивана Юрьева сына Сабурова»:

«Лета 7034 ноября 23 дня, сказывал Иван: говорила мне великая княгиня: «есть деи жонка Стефанидою зовут резанка, а ныне на Москве, и ты се добуди да ко мне пришли»; и яз Стефаниды допытался да и к себе есми во двор позвал, а послал есми се на двор к великой княгине с своею жонкою с Настею, а та Стефанида и была у великие княгини; и сказывала мне Настя, что Стефанида воду наговаривала и смачивала ею великую княгиню да и смотрела ее на брюхе и сказывала, что у великой княгини детям не быти, а после того пришел яз к великой княгине и она мне сказала «посылал ты ко мне Стефаниду и она у меня смотрила, а сказала, что у меня детям не быти; а наговаривала мне воду Стефанида и смачиватися велела от того чтоб князь великий меня любил, а наговаривала мне Стефанида воду в рукомойнике, а велела мне тою водою смачиватись, а коли понесут к великому князю сорочьку и порты и чехол, и она мне велела из рукомойника тою водою смочив руку, да охватывать сорочьку и порты и чехол и иное которое платье белое»; и мы хаживали есмя к великой княгине по сорочьку и по чехол и по иное по что по платье, и великая княгиня развернув сорочьку или чехол, или иное что платье великого князя, да из того рукомойника и смачивала то платье.

Да Иван же сказывал: говорила, господине, мне великая княгиня: «сказали мне черницу, что она дети знает (а сама безноса) и ты ту черницу добуди» и яз тое черницы посылал добывати Горяинком звали детина (а ныне от меня побежал), и он ту черницу привел ко мне на подворье; и та черница наговаривала не помню масло, не помню мед пресной, да и посылала к великой княгине с Настею, а велела ей тем тертися от того ж чтоб ее князь великий любил, да и детей деля, а опосле того и сам яз к великой княгине пришел, и великая княгиня мне сказывала: «приносила ко мне от черницы Настя, и яз тем терлася».

То есть данный розыск доказывает не только то, что великую княгиню Соломонию принудили к пострижению в монахини, но и указывает причину этого принуждения — волхование.

Свадьба Василия III и Елены Глинской, Лицевой летописный свод. (wikipedia.org)

Австрийский посол Сигизмунд фон Герберштейн, дважды посетивший Русское государство и написавший книгу «Записки о Московии», сообщает некоторые подробности о разводе великого князя: «Вдруг возникла молва, что Саломея беременна и скоро разрешится. Этот слух подтвердили две почтенные женщины, супруги первых советников, казнохранителя Георгия Малого и постельничего Якова Мазура, и уверяли, что они слышали из уст самой Саломеи признание в том, будто она беременна и вскоре родит. Услышав это, государь сильно разгневался и удалил от себя обеих женщин, а одну, супругу Георгия, даже побил за то, что она своевременно не донесла ему об этом. Затем, желая узнать дело с достоверностью, он послал в монастырь, где содержалась Саломея, советника Федора и некоего секретаря Потата, поручив им тщательно расследовать правдивость этого слуха. Во время нашего тогдашнего пребывания в Московии некоторые клятвенно утверждали, что Саломея родила сына по имени Георгий, но никому не пожелала показать ребенка. Мало того, когда к ней были присланы некие лица для расследования истины, она, говорят, ответила им, что они недостойны видеть ребенка, а когда он облечется в величие свое, то отомстит за обиду матери. Некоторые же упорно отрицали, что она родила. Итак, молва гласит об этом происшествии двояко».

Итак, Сигизмунд фон Герберштейн честно признается, что передает слух, указывая тем самым, что существует и другая точка зрения на этот вопрос. Более того, на сегодняшний день посылка вышеуказанной инспекторской комиссии в Суздаль полностью подтверждена. Выводов этой комиссии мы, конечно, не знаем, но то, что по ее результатам уже монахине Софии великим князем было пожаловано село — факт зафиксированный. Все это наводит на самые разные интерпретации…

С. Бунтман: Рождает массу слухов, легенд.

А. Кузнецов: Да. Например, легенду о знаменитом разбойнике Кудеяре, нашедшую свое выражение в поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо».

Соломония Сабурова: развенчание кровавого мифа

Судьба первой супруги великого русского князя Василия Иоанновича III (впоследствии, как известно, ставшего отцом Ивана Грозного) будоражит воображение историков уже шестой век. Интерес к трагической жизни Соломонии Сабуровой усиливается тем, что вплоть до XVIII века о ней старались не упоминать, забыть, словно погибшей Соломонии и не было. Однако уже в 1741 году появилась одна из первых российских историй «Московская или Российская история», написанная, правда, не русским историком, а немцем Гейденсталем. Там-то и пересказывалась трагическая судьба великой княгини, которую именовали для понятности царицей. С тех пор Соломония Сабурова заняла свое законное место в истории, но имя ее окружалось невероятным количеством легенд. И только историческое расследование, предпринятое в 1934 году, раскрыло правду. И правда эта оказалась воистину сенсационной.

Великий русский князь Василий III Иоаннович венчался с Соломонией Сабуровой 4 сентября 1505 года. Девица-красавица была выбрана на царских смотринах, куда свезли со всей страны, по одним сведениям, 500 невест, а по другим – и вовсе полторы тысячи. Но из всех Василий выбрал Соломонию Юрьевну Сверчкову-Сабурову (ок. 1490–1542). И выбор был по любви! Cупруги прожили вместе ровно 20 лет. Но в 1525 году Василий объявил: раз жена бесплодна, следует развенчаться (то есть развестись) и вступить в новый брак, тем более что новая невеста уже присмотрена – юная красавица Елена Глинская. Подобная царская воля вызвала шок в дворцовом окружении. Самые влиятельные люди выступили против развода, ведь подобного никогда не случалось в царском доме. Венчание являлось таинством Бога, и не в силах человека было его нарушить. Но Василий шел напролом. Выступившего против расторжения брака митрополита Варлаама он лишил сана и сослал, так же как и виднейшего деятеля русской культуры Максима Грека. Не найдя сторонников в своем отечестве, Василий обратился к вселенским патриархам, но и те осудили его. Патриарх Иерусалимский Марк отписал в Московию разгневанное письмо, отказав Василию в развенчании. Однако Василий сумел уговорить московского патриарха Даниила, и тот дал согласие провести церемонию. Соломонию развенчали с Василием и 25 ноября 1525 года постригли в монахини в Богородице-Рождественском монастыре Москвы. Естественно, постриг был совершен насильно. Соломония сопротивлялась до последнего: царапалась и не хотела идти добром. Тогда один из бояр-надзирателей ударил ее со словами: «Как ты смеешь противиться воле государя?» И Соломония, сверкнув очами, ответила: «Бог отомстит моему гонителю!» Все-таки храбрая и неукротимая была женщина…

Но знаете, что симптоматично: не в одной Московии вдруг случилось царское развенчание после 20 лет безоблачной жизни в любви и согласии, а потом постриг бывшей жены в монахини – и все это из-за молоденькой новой возлюбленной монарха. Поведение Василия как две капли воды совпадает с поведением английского монарха Генриха VIII. Тот тоже много лет (1509–1533) жил в согласии с любимой женой Екатериной Арагонской, потом влюбился в Анну Болейн и решил развестись со старой женой. И ему так же, как и Василию, церковные власти не давали разрешения на расторжение брака. И Генрих, как его русский «сотоварищ», выдвигал причиной развода невозможность прежней супруги родить ему наследника. Ну просто поветрие какое-то! Обе старых жены (Екатерина и Соломония) ушли в монастырь. Обе новые супруги родили по ребенку: Глинская – сына Ивана, Болейн – дочь Елизавету. И оба ребенка стали великими правителями: Иваном Грозным и Елизаветой I. Все это происходило на одном временном отрезке: во второй четверти XVI века. Вот вам и парность исторических событий. Или их запрограммированность?..

Но вернемся к Соломонии. По словам старинных легенд, в Москве произошло не просто беспрецедентное развенчание и насильная ссылка нелюбимой жены – случился безбожный обман. Василий ведь утверждал, что ему необходимо развестись потому, что Соломония не может дать ему наследника. Но это была ложь! Как раз когда ее постригали в монахини, великая княгиня ждала ребенка. И обманщик Василий об этом отлично знал. И это – не легенды и домыслы, а реальный факт. Нашлись исторические свидетельства двух почтенных женщин – жен казнохранителя Георгия (Юрия) Дмитриевича Малого и постельничего Якова Ивановича Мансурова (Якова Мазура). Они свидетельствовали перед иконами, что Соломония беременна, но их за это сослали со двора, а мужчин еще и побили батогами.

Впрочем, после того, как Соломония родила в Суздальско-Покровском монастыре (куда ее сослали) сына Георгия, Василий отправил на дознание советника Федора Михайловича Ракова, которого звали Третьяком Раком (то есть третьим в своем роду), и дворянина Георгия Никитича Путятина, коего кликали при дворе просто Потатой. Дознаватели потребовали, чтобы Соломония предъявила им сына. Даже объяснили: у Василия и его новой жены Елены Глинской пока не случилось собственного сына, так что сын Соломонии имеет особое значение для государства. Но мудрая Соломония ребенка показать отказалась. Она не хотела, чтобы ее сын попал в жернова дворцовых интриг. И вот тут снова вступает в свои права народная легенда. Она утверждает, что дознаватели нашли и по приказу царя Василия убили несчастного царевича. Правда, есть и иная версия: ребенок, насильно отнятый у матери, не выдержал тяжелой жизни и сам умер. Но ведь все равно – виноват Василий III.

И между прочим, это был первый в истории случай убиения отцом царского младенца. Так что случившиеся потом убийство царем Грозным своего сына, а за ним приказ Годунова об убийстве царского отрока в Угличе – это просто давняя царская традиция. Кстати, в начале ХХ века именно о ней в гневе вспоминала императрица Александра Федоровна, упрекая своего мужа Николая II в том, что он, отсылая от дворца старца Григория Распутина, хочет убить своего сына Алексея. Ведь только один Распутин мог лечить страшную болезнь наследника – гемофилию. Без помощи старца ребенок действительно мог умереть. «В традиции русских царей убивать своих детей!» – кричала императрица.

Но так ли это? Может, тоже – легенда? Еще в XIX веке историки нашли документы, подтверждающие, что после отъезда дознавателей Третьяка и Потаты младенец Георгий был жив. Но вот вскорости Соломония объявила: ребенок простудился и умер. Нашлись даже свидетельства, что его похоронили в стенах Суздальско-Покровского монастыря. Беднягу одели в роскошную распашонку с жемчугами и похоронили в крошечном гробике. Только в 1934 году при реконструкции этого монастыря рабочие наткнулись на старинный, полуистлевший гробик. Срочно вызвали историков, предположивших, что это останки несчастного сына Соломонии. Но вскрытый гробик произвел истинную сенсацию: никакого младенца там не было! Там лежала тряпичная кукла в распашонке, расшитой жемчугом (!). Находку передали в Суздальский музей, где она находится и сейчас. Но историю Соломонии пришлось пересмотреть заново. Ее ребенка не убивали, и сам он не умирал. Хитрая и храбрая мать спрятала его от ока Василия, передав верным людям и вместо младенца захоронив тряпочное «чучелко». Выходит, Бог миловал, и не случилось убиения дитяти. Так, может, и другие убийства царских детей – миф, наговор и, скорее всего, страшилки про то, что и богатые тоже плачут?.. Но тогда не было и никакой кровавой традиции, о которой говорила Александра Федоровна, и русские цари все же не убивали своих детей?..

Василий Иванович родился 25 марта 1479 года. Он был первым сыном Ивана III от второго брака, с Софией Палеолог, которая являлась представительницей последней византийской императорской династии.

Однако Василий не претендовал на престол, так как Иван III имел от первого брака старшего сына Ивана Молодого, который приблизительно за восемь лет до рождения Василия уже был объявлен соправителем Ивана III. В 1490 году Иван Молодой умер, и у Василия появился шанс претендовать на великое княжение. При дворе разгорелась борьба двух группировок. Одна выступала за сына Ивана Молодого – Дмитрия Внука, а другая за Василия. В результате Иван III сам провозгласил Василия «государем великим князем».

Правление Василия III

Соправление Василия продолжалось шесть лет, а после того как в 1505 году умер Иван III, он стал самостоятельным государем.

Василий III продолжил централизаторскую политику своего отца. В 1506 году великокняжеский наместник утвердился в Перми Великой. В 1510 году была упразднена формальная независимость Псковской земли. В 1521 году к великому княжеству присоединилось Рязанское княжество. Борьбу с уделами великий князь вел самыми разными способами. Иногда уделы просто уничтожались целенаправленно, иногда братьям не разрешалось жениться, а следовательно, иметь законнорожденных наследников.

Укреплялась поместная система, которая помогала обеспечить боеспособность армии и ограничить независимость аристократии. Земля выдавалась дворянам в условное владение на время несения «княжей службы».

Развивалось местничество – система иерархии, при которой должности и звания занимались исключительно в соответствии с родовитостью князя или боярина.

Общее укрепление государства, политическая и идеологическая необходимость дали толчок для развития теорий, обосновывающих особые политические права великих князей Московских.

Внешняя политика

В 1514 году был покорен Смоленск, один из крупнейших русскоязычных центров Великого княжества Литовского. Походы на Смоленск возглавлял лично Василий III, но поражение русских войск под Оршей на некоторое время приостановило движение русских войск на запад.

Напряженными оставались русско-крымские отношения. В 1521 году на Москву был направлен поход крымского хана Мухаммед-Гирея. Крымские татары дошли почти до Москвы. Стране был нанесен тяжелый урон. Василию III пришлось сосредоточить свои усилия на обороне южных границ, проходящих по реке Оке.

Василий III начал углублять контакты России с православными народами, покоренными Османской империей, в том числе и с Афоном. Делались попытки наладить отношения со Священной Римской империей и папской курией против Османской империи.

Личная жизнь

В 1505 году Василий III женился на Соломонии Сабуровой. Впервые избранницей великого князя стала представительница боярского, а не княжеского рода. За двадцать лет в этом браке не было детей, и Василий III женился второй раз. Новой супругой государя стала Елена Глинская, которая происходила из литовских бояр. От этого брака родился будущий царь всея Руси Иван Грозный.

Василий III умер 3 декабря 1533 года. Перед смертью он принял монашество с именем Варлаам.

Святая София (Соломония) Суздальская

София Суздальская (ок. 1490-1542), великая княгиня, преподобная

Память 1 августа в день обретения мощей, 16 декабря и в Соборе Владимирских святых

В миру Сверчкова-Сабурова Соломония Юрьевна, дочь боярина Юрия Константиновича Сверчкова-Сабурова, из старинного, но «захудалого» московского боярского рода . Рано лишилась матери, была воспитана тётей, Евдокией Ивановной (сестрой отца). Отличалась добротой и набожностью.

Брак

В 1505 году на нее пал выбор наследника престола, будущего великого князя Василия III Иоанновича. Ее выбрали из 1500 девиц, представленных ко двору для этой цели со всей страны по образцу смотрин невест для византийских императоров. Свадьба состоялась 4 сентября того же года, после обручения молодых митрополитом Симоном в Успенском соборе Московского Кремля.

Жили они, согласно летописям, в полном согласии. Но двадцатилетнее супружество не было счастливым, так как Соломония оказалась бесплодной. Чтобы иметь наследника, великий князь решил развестись с ней. Против встали митрополит Варлаам, князь-инок Вассиан (Патрикеев), преподобный Максим Грек, которые были сосланы, причем митрополит впервые в русской истории был лишен сана. Следующий митрополит, Даниил, одобрил развод, и к нему присоединились бояре. Но оставались и противящиеся, как князь С. Курбский. Все восточные патриархи осудили поступок великого князя, а патриарх Иерусалимский по преданию предсказал рождение от второго брака младенца, который поразит мир своей жестокостью — царя Иоанна Грозного .

Постриг

В ноябре 1525 года развод был объявлен и 25 ноября Василий велел постричь Соломонию в монашество. Она была пострижена под именем Софии в Рождественский женский монастырь. В некоторых летописях рассказывается, что развод и пострижение состоялись по желанию самой Соломонии, но немецкий посол С. Герберштейн, наоборот, пишет что Соломония сорвала с себя монашеский куколь и топтала его ногами, за что боярин Шигоня-Поджогин ударил ее бичом. Многие бояре и церковники сочувствовали Соломонии, а боярин Берсень-Беклемишев даже пытался встать на ее защиту, но Василий яростно воскликнул: «Поди прочь, смерд, не надобен ми еси!» О насильственном постриге впоследствии писал и князь Андрей Курбский. Еще одна версия гласит, что постриг совершил игумен Никольского монастыря Давид. Поскольку Соломония изо всех сил сопротивлялась, присутствовавший боярин ударил ее, вскричав: «Смеешь ли ты противиться воле государя?»

Менее чем через два месяца Василий Иоаннович женился на Елене Глинской. Инокиню Софью тем временем отвезли в Суздальский Покровский монастырь, которому она покровительствовала еще с 1518 года. Впоследствии монастырь стал мес­том заточения невольных царственных постри­жениц.

Слухи о сыне

Согласно некоторым сведениям, включая рассказ Герберштейна, спустя несколько месяцев пошли слухи, что обвинение в неплодии было несправедливым, что Соломония в монастыре родила сына — царевича Георгия. Распространительницы слухов были наказаны, в Суздаль спешно послали дьяков для выяснения дела, но Соломония отказалась показать им ребенка, заявив, что они «недостойны того, чтобы их глаза видели царевича, а когда он облечется в величие свое, то отомстит за обиду матери». Тогда были посланы бояре и церковники, но об итогах этого следствия документов не сохранилось. Известно лишь, что Соломония заявила о смерти сына, а великокняжеским послам показали гробницу.

Археолог и историк граф С. Д. Шереметьев считал, что Соломония спрятала сына у надежных людей. Эту версию подтверждает находка исследователя Суздаля А. Д. Варгановым в 1934 году небольшой безымянной гробницы в подклете Покровского собора Суздальского Покровского монастыря, находившейся между гробницами некоей «старицы Александры» (+ 1525), и преподобной, «старицы Софии». В гробнице нашлась лишь тряпичная кукла, одетая в расшитые жемчугом распашонки. Отреставрированная, эта рубашечка находится в исторической экспозиции суздальского музея, рядом с ней — крышка от той гробницы. Имя Георгия в народе связывалось с легендарным разбойником Кудеяром, по одному из преданий разбойничавшем в лесах между Суздалем и Шуей. Историей о Георгии также очень интересовался царь Иоанн Грозный .

Иноческий подвиг

Преподобная София Суздальская. Икона XVII века. Покровский монастырь

Обитая в Суздальской обители, не сразу примирилась великая княгиня со своим новым положением, долго скорбела. Но покорясь воле Божией, София нашла утешение и умиро­творение в усердной молитве. Своими подвигами она изгнала из сердца мирские помыслы и всецело посвятила себя Богу. После смерти Василия III в 1533 году власть перешла к его вдове, Елене Глинской, для которой София могла стать опаснейшей соперницей. Поэтому преподобная была сослана в Каргополь, где содержалась в тюремном заключении до смерти Глинской в 1538 году. Затем вернулась в Суздаль, где преставилась к Богу 18 декабря 1542 года. Степенная книга гласит об этом: «Пожив благодарно и богоугодно к Богу отъиде». Преподобная София была похоронена по своему завещанию, в подклете Покровского собора Суздальского Покровского монастыря.

Почитание

Молва о святости инокини быстро распространилась по всей Руси и преподобную признавали святой уже ее современники. Князь Андрей Курбский в послании к Иоанну Грозному называет блаженную княгиню «преподобною мученицею». Сам же Иоанн Грозный якобы, возложил на ее гробницу пелену, сотканную его женой Анастасией . Приходили к мощам святой Софии и оба его сына с женами, и Михаил Федорович, первый царь из династии Романовых, и многие другие. Царица Ирина Феодоровна посылала в Суздаль «на великую княгиню Соломониду, а во иноцех Софию, бархатный покров с изображением Спасителя и святых».

В описании города Суздаля ключарь Анания сообщил о чудесных исцелениях при гробнице преподобной Софии. Так, в 1598 году у ее гробницы прозрела княжна Анна Нечтева, шесть лет страдавшая слепотою. В 1609 году, во время нашествия поляков, преподобная София спасла Суздаль от разорения, явившись в грозном виде предводителю военного отряда поляков Лисовскому. От страха у него парализовало руку, и он дал клятву оставить в покое город и монастырь. Много и других чудес совершилось по молитвам преподобной Софии.

Патриарх Иосиф писал к Суздальскому архиепископу Серапиону о пении над Софией панихид и молебнов и в 1650 году разрешил почитать ее как святую. В рукописных святцах она именуется как «Святая праведная княгиня София инокиния, яже бысть в Покровском монастыре девиче, чудотворница». На иконах преподобная стала писаться:

«Аки Евдокия»: схима-празелень, мантия-багор, в руках обеих свиток, испод-санкирь, а инде пишет мантия у ворота стегнута, у подолу узлом связана, под мантиею руце видет, правая молебна, а в левой свиток. Икона преподобной, написанная еще в XVII столетии, сохранилась до наших дней и является чудотворной.

В середине XVIII века встал вопрос о ее канонизации. Позже, в XIX веке, архиепископом Суздальским и Тарусским Серапионом была состав­лена служба преподобной. Наконец, по благословению Святейшего Синода ее имя было внесено в Православный церковный календарь 1916 года. С 1984 года специальным указом патриарха Пимена Русская Православная Церковь стала почитать преподобную Софию в сонме местночтимых святых Владимиро-Суздальской земли.

Могила святой была очень почитаема, но ее мощи не тревожили до 1990-х годов, когда, 14 августа 1995 года, мощи святой были торжественно обретены. Их выкопали и из монастырской усыпальницы перенесли в Покровский собор. Мощи во вскрытой гробнице оказались нетленнными, но после вскрытия сразу истлели, т.е. осыпались. Теперь они хранятся в закрытой раке и не демонстрируются.

Молитвы

Тропарь, глас 4

Вышняго красотою явственно украшаяся, / постническими бо труды подвизася преподобная София, / и бысть наследница Небесному Царствию, / и вниде в Небесный Чертог насладитися Христовы красоты, / Его же моли спастися граду Суждалю / от поганых нахождений и междоусобныя брани / и подаждь душам нашим велию милость.

Литература

  • Богуславский, В. В., Бурминов В. В., Русь рюриковичей. Иллюстрированный исторический словарь.

Использованные материалы

  • Житие на сайте Православие.RU
  • Страница исторического портала «Хронос»:
  • «Тайна Соломонии Сабуровой», раздел Очерки о Суздале, сайт информационно-туристического агенства «Отдых в Суздале»:
  • Житие с портала Русские святые:
  • (икона)

«Сабуровы вышли из орды и были потомки Мурзы Четы. В 1330 году их предок крестился, и вначале они носили фамилию Зерновых. У одного из Зерновых было два сына: один, по имени Иван, прозывался Годуном, и от него произошел род Годуновых, а другой Федор, по прозвищу Сабур, сделался родоначальником бояр Сабуровых. Соломония была дочерью Юрия Константиновича Сабурова, внука Федора Сабура.» — «Благоверная великая княгиня Соломония(Сабурова) во иночестве София». Издание Настоятельницы первоклассного Покровского женского монастыря в г. Суздале, Игумении Мелитины. Киев. Типографии Киево-Печерской Успенской Лавры, 1905 год.

См. Житие с портала Русские святые,

По данным Википедии со ссылкой на неработающую страницу Богородице-Рождественского ставропигиального женского монастыря.

Информация раздела «Служи о сыне» приведена по данным статьи «Тайна Соломонии Сабуровой», раздел Очерки о Суздале, сайт информационно-туристического агенства «Отдых в Суздале»,

«Тайна Соломонии Сабуровой», раздел Очерки о Суздале, сайт информационно-туристического агенства «Отдых в Суздале»,

Вероятна ошибка: в XIX веке Суздальская епархия уже не существовала, она с 1786 была объединена с Владимирской, в XIX веке архиерея с именем Серапион в ней не было.

Краткое житие преподобной Софии (в миру Соломонии) Суздальской

Пре­по­доб­ная Со­фия, в ми­ру Со­ло­мо­ния, ве­ли­кая кня­ги­ня, бы­ла до­че­рью бо­яри­на Юрия Кон­стан­ти­но­ви­ча Са­бу­ро­ва. В 1505 го­ду на нее пал вы­бор на­след­ни­ка пре­сто­ла, бу­ду­ще­го ве­ли­ко­го кня­зя Ва­си­лия Иоан­но­ви­ча. Брак их не был счаст­ли­вым, так как Со­ло­мо­ния ока­за­лась бес­плод­ной. Чтобы иметь на­след­ни­ка, ве­ли­кий князь Ва­си­лий Иоан­но­вич ре­шил же­нить­ся вто­рич­но (на Елене Глин­ской) и 25 но­яб­ря 1525 г. ве­лел по­стричь Со­ло­мо­нию в мо­на­хи­ни. На­силь­но по­стри­жен­ная с име­нем Со­фия, Со­ло­мо­ния бы­ла со­сла­на под стра­жу в Суз­даль­ский По­кров­ский мо­на­стырь, где по­дви­га­ми из­гна­ла из серд­ца мир­ские по­мыс­лы и все­це­ло по­свя­ти­ла се­бя Бо­гу.

Князь Курб­ский на­зы­ва­ет бла­жен­ную кня­ги­ню «пре­по­доб­ною му­че­ни­цею». В ру­ко­пис­ных свят­цах она име­ну­ет­ся как «Свя­тая пра­вед­ная кня­ги­ня Со­фия ино­ки­ния, яже бысть в По­кров­ском мо­на­сты­ре де­ви­че, чу­до­твор­ни­ца». При ца­ре Фе­о­до­ре Иоан­но­ви­че ее чти­ли как свя­тую. Ца­ри­ца Ири­на Фе­о­до­ров­на по­сы­ла­ла в Суз­даль «на ве­ли­кую кня­ги­ню Со­ло­мо­ни­ду, а во ино­цех Со­фию, бар­хат­ный по­кров с изо­бра­же­ни­ем Спа­си­те­ля и свя­тых». Пат­ри­арх Иосиф пи­сал к Суз­даль­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Се­ра­пи­о­ну о пе­нии над Со­фи­ей па­ни­хид и мо­леб­нов. Пре­по­доб­ная Со­фия пре­ста­ви­лась к Бо­гу в 1542 го­ду. В опи­са­нии Суз­да­ля клю­чарь Ана­ния при­во­дит несколь­ко слу­ча­ев чу­дес­ных ис­це­ле­ний при гроб­ни­це пре­по­доб­ной Со­фии.

Полное житие преподобной Софии (в миру Соломонии) Суздальской

Пре­по­доб­ная Со­фия, в ми­ру ве­ли­кая кня­ги­ня Со­ло­мо­ния Са­бу­ро­ва, бы­ла пер­вой же­ной ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ва­си­лия Иоан­но­ви­ча (1505–1533). Он вы­брал ее в су­пру­ги из пя­ти­сот са­мых кра­си­вых де­виц. Но брак ока­зал­ся без­дет­ным, о чем ве­ли­ко­кня­же­ская че­та силь­но скор­бе­ла. По­сле 20 лет су­пру­же­ства, несмот­ря на уве­ща­ния ду­хо­вен­ства, ве­ли­кий князь ре­шил всту­пить во вто­рой брак с ли­тов­ской княж­ной Еле­ной Глин­ской. Мит­ро­по­лит Вар­ла­ам, об­ли­чив­ший неза­кон­ность рас­тор­же­ния бра­ка, был све­ден с мит­ро­по­ли­чье­го пре­сто­ла – впер­вые в рус­ской ис­то­рии – и за­то­чен в мо­на­стырь, а пре­по­доб­ный Мак­сим Грек, за­сту­пив­ший­ся за кня­ги­ню Со­ло­мо­нию, за­пре­щен и так­же за­клю­чен в тем­ни­цу. Все Все­лен­ские пат­ри­ар­хи осу­ди­ли по­сту­пок ве­ли­ко­го кня­зя, а пат­ри­арх Иеру­са­лим­ский Марк пред­ска­зал рож­де­ние от вто­ро­го бра­ка мла­ден­ца, ко­то­рый по­ра­зит мир сво­ей же­сто­ко­стью (Иоан­на Гроз­но­го).

25 но­яб­ря 1525 го­да ве­ли­кая кня­ги­ня Со­ло­мо­ния на­силь­но бы­ла по­стри­же­на в мо­на­ше­ство с име­нем Со­фия в Мос­ков­ском Рож­де­ствен­ском мо­на­сты­ре. По­сле по­стри­га ее от­пра­ви­ли под стра­жей в Суз­даль­ский По­кров­ский мо­на­стырь, ко­то­рый впо­след­ствии стал мес­том за­то­че­ния неволь­ных цар­ствен­ных по­стри­же­ниц. Не сра­зу при­ми­ри­лась ве­ли­кая кня­ги­ня со сво­им но­вым по­ло­же­ни­ем, дол­го скор­бе­ла. Но, по­ко­рясь во­ле Бо­жи­ей, Со­фия на­шла уте­ше­ние и уми­ро­тво­ре­ние в усерд­ной мо­лит­ве.

Ино­ки­ня Со­фия, по­знав тще­ту ско­ро­пре­хо­дя­щих зем­ных благ, всей ду­шой воз­же­ла­ла Цар­ствия Бо­жия и прав­ды его (Мф.6:33). В то вре­мя, как в ми­ру умно­жа­лись без­за­ко­ния, она в сво­ем уеди­не­нии укра­ша­лась доб­ро­де­те­ля­ми и по­сте­пен­но вос­хо­ди­ла к ду­хов­но­му со­вер­шен­ству. Князь Курб­ский в по­сла­нии к Иоан­ну Гроз­но­му (1533–1584) на­звал кня­ги­ню-ино­ки­ню «пре­по­доб­но­му­че­ни­цей».

Пре­по­доб­ная Со­фия скон­ча­лась в 1542 го­ду и бы­ла по­хо­ро­не­на в Суз­даль­ском По­кров­ском мо­на­сты­ре. Сте­пен­ная кни­га гла­сит об этом: «По­жив бла­го­дар­но и бо­го­угод­но к Бо­гу отъ­и­де». Уже бли­жай­шие по­том­ки мо­лит­вен­но по­чи­та­ли пре­по­доб­ную Со­фию. В ру­ко­пис­ных свят­цах она име­ну­ет­ся как «свя­тая пра­вед­ная кня­ги­ня Со­фия ино­ки­ня, яже бысть в По­кров­ском мо­на­сты­ре де­ви­че, чу­до­тво­ри­ца». При ца­ре Фе­о­до­ре Иоан­но­ви­че (1584–1598), сыне Гроз­но­го, ее уже чти­ли как свя­тую. Ца­ри­ца Ири­на Фе­о­до­ров­на от­пра­ви­ла в дар на ее гроб­ни­цу «бар­хат­ный по­кров с изо­бра­же­ни­ем Спа­си­те­ля и свя­тых».

Пат­ри­арх Иосиф (1642–1652) пи­сал Суз­даль­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Се­ра­пи­о­ну о со­вер­ше­нии мо­леб­нов и па­ни­хид над гро­бом пре­по­доб­ной Со­фии. Поз­же, в XIX ве­ке, ар­хи­епи­ско­пом Суз­даль­ским и Та­рус­ским Се­ра­пи­о­ном бы­ла со­став­ле­на служ­ба пре­по­доб­ной Со­фии.

В опи­са­нии го­ро­да Суз­да­ля клю­чарь Ана­ния со­об­щил о чу­дес­ных ис­це­ле­ни­ях при гроб­ни­це пре­по­доб­ной Со­фии. Так, в 1598 го­ду у ее гроб­ни­цы про­зре­ла княж­на Ан­на Нечте­ва, шесть лет стра­дав­шая сле­по­тою. В 1609 го­ду, во вре­мя на­ше­ствия по­ля­ков на Рос­сию, пре­по­доб­ная Со­фия спас­ла Суз­даль от ра­зо­ре­ния. Она яви­лась в гроз­ном ви­де пред­во­ди­те­лю во­ен­но­го от­ря­да по­ля­ков Ли­сов­ско­му. От стра­ха у него па­ра­ли­зо­ва­ло ру­ку, и он дал клят­ву оста­вить в по­кое го­род и мо­на­стырь. Мно­го и дру­гих чу­дес со­вер­ши­лось по мо­лит­вам пре­по­доб­ной Со­фии.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *