Жертвоприношение у евреев

Жертвоприношения у евреев

Жертвоприношения у евреев. Еще с незапамятных времен мы находим обычай приносить жертвы господствующим почти у всех тогда известных народов. Еще в первобытные времена человеческого рода мы видим из Свящ. Писания, что сыновья наших прародителей приносят Богу жертвы (минхаг): Каин от плодов земли, которую он возделывал, а Авель от тука первенцев стад, кои он разводил (Быт. IV, 3).

Патр. Ной после потопа в благодарность Богу за свое спасение приносит жертву всесожжения от всякого чистого скота и от всякой чистой птицы (Быт. VIII, 20). Точно так же патриархи сооружали жертвенники на местах Богоявлений для принесения жертв и призывания имени Божия (Быт. XII:7, XIII:4, XXVI:25 и др.).

До времен Моисея побуждением и основной мыслью жертвы является не столько чувство виновности или греха, удаляющего человека от Бога, сколько влечение любви и благодарности к Богу за полученные от Него благодеяния.

В первый раз с грехозаглаждающим значением жертвы мы встречаемся при принесении всесожжения Иовом за его детей (Иов. I, 5) и за его трех друзей (Иов.XLII, 8). Такое же значение жертвы встречаем в словах Моисея фараону о жертвах в пустыне (Исх. X, 25).

Вообще же ветхозаветные жертвы служили великим прообразом той высшей жертвы, которую некогда Сын Божий имел принести на земле за грехи людей. Закон определял не только материал для жертв и обращение с ними, но и уставлял различные роды и виды жертв для различных отношений израильтян. Материалом для жертв служили частью животные, частью произведения царства растительного. Жертвенными животными обоих полов были: рогатый скот (бык, вол, теленок) и мелкий скот (козы и овцы), причем между овцами особенно определенно указан агнец или овен (Чис. XV:5, 6, XVIII:11); затем птицы, именно горлицы и молодые голуби (Лев. I, 14). Относительно качеств жертвенных животных требовались: известный возраст (Лев. XXII, 27, 29) – из мелкого скота он должен быть однолетним (Исх. XII, 5), а из крупного трехлетним; а в особенности требовалась телесная беспорочность: они долженствовали быть без всяких недостатков и не могли быть жертвенными животными слепые, изувеченные, с переломанными членами, кастрированные и т. п. (Лев. XXII, 20–24).

Жертвы Богу из растительных произведений состояли из хлеба, мяса, ладана, соли и вина. Первый приносился в жертву и колосьями (Лев. II, 14), высушенными на огне и растолченными, и пшеничной мукой (Лев. II, 1), с возлитым на нее елеем и положенным ладаном, и пресным хлебом (Лев. II, 2 и д.) и пшеничной мукой, приготовленной в горшке с елеем (Лев. II, 7). Каждая хлебная жертва должна была быть посыпана солью (Лев. II, 13, Мк. IX, 49) и не могла быть кислой: кислое тесто и мед не должны были воспламеняться на огне Иеговы (Лев. II, 11).

Наконец, для жертв возлияния употреблялось вино, по всей вероятности темно-красного цвета.

С жертвенным животным, предназначенным для заклания, поступали обыкновенно таким образом: его приводили пред двери святилища, т. е. к жертвеннику пред Скиниею, или храмом (Лев. I, 3, IV, 4), и приносящий жертву клал свою руку на голову животного и закалывал его на северной стороне жертвенника (Лев. I:4, 5–11, III:2, 8 и др.); затем священник собирал кровь в сосуд и кропил ею иногда бока жертвенника, иногда роги оного, иногда роги кадильного алтаря и пр., остальная же кровь выливалась у подножия жертвенника всесожжений (Исх. XXIX, 12, Лев. IV, 7, 18). Затем приносящий жертву сдирал с животного кожу и рассекал жертву на части (Лев. I:6, VIII:20); рассеченные части священник клал на жертвенник и сжигал или все, или только тук (жирные части). В последнем случае остальное мясо иногда сжигалось вне стана, иногда съедалось священниками, а частью и приносителем.

При принесении в жертву голубей священник сам свертывал им голову и кровь выцеживал на стену жертвенника, потом отделял зоб с нечистотой и бросал в пепельную кучу подле жертвенника, преломлял птицу в крыльях, не отделяя их, и наконец сожигал на жертвеннике (Лев. I, 15 и сл.).

С растениями, если они приносились в жертву всесожжения, поступали так: священник брал часть принесенной муки с елеем, часть колосьев и лепешек и сжигал это на жертвеннике с фимиамом. Остальное доставалось священникам, но должно было съедаться не кислым, во дворе Скинии (Лев. II:2, III:16, VI:6, 11). Сжигалась вся мука с елеем только в том случае, если приносящий жертву сам был священник. Если же растительный дар принадлежал к жертвам мирным или благодарениям и состоял из пресных хлебов и др., то только одна лепешка из всего приношения предлагалась как возношение Иегове и переходила к священнику, кропившему кровью (Лев. VII, 11), остальная же часть истреблялась в праздничное время приносителями.

Из жертв, приносимых Богу евреями, отметим следующие:

а) Жертва всесожжения (Быт. VII:20, XXII:2, Исх. XXIX:42 и др.). Это была жертва среди евреев самая обыкновенная и всеобщая. О ней в первый раз упоминается в Свящ. Писании при жертвоприношении Ноя, по выходе из ковчега (Быт. VIII, 20). Она состояла в том, что сжигалось все жертвенное животное со всеми его частями, за исключением кожи. Подробности принесения жертвы, а также относительно животных и качеств их означены выше. Она означала собой, что приносящий сию жертву приносит в жертву все, всего себя, и душу и тело свое, и была преимущественным прообразом жертвы Христовой. Так Мессия имел некогда принести Себя в жертву за грехи людей для их спасения (Евр. IX:9, 14 и др.).

б) Жертва греха. Принадлежа к разряду жертв умилостивительных, обе эти жертвы были тесно соединены между собой, хотя и составляли два отдельные вида жертв. Жертва греха была различна по различию лица, за которое приносилась, и по степени греховности, которая имела быть очищена. Так, напр., предписывался для жертвы телец – при посвящении священников и левитов (Исх. XXIX, 10, Чис. VIII, 7–12), за первосвященника в великий день Очищения (Лев. XVI:36, XIV:18, 19), когда первосвященник согрешил к соблазну народа (Лев. IV, 3–12), или когда согрешило все общество (Лев. IV, 13, 21); козел – в новомесячия и годовые праздники за грехи народа (Чис. XXVIII, 22, 30), при освящении Скинии и храма (Чис. VII, 16, 22; IЕзд. VI, 17); коза или агница – за прегрешения кого-либо из народа, за прегрешение по ошибке (Лев. IV, 27, 28, 32); однолетний агнец и овца однолетняя – при разрешении обета назореев (Чис. VI, 14, 16, 19) и при очищении прокаженного (Лев. XIV, 10, 19); горлица или молодой голубь – при очищении родильницы (Лев. XII, 6), жены страдавшей долгое время кровотечением (Лев. XV, 29 и др.), и взамен агнца для бедного при обыкновенных грехах (Лев. V, 7); пшеничная мука – десятая часть ефы без елея и ладана, при обыкновенном грехе, для совершенно бедного, который не мог принести в жертву даже и голубя.

Что касается самого приношения жертвы, то после умерщвления животного и возложения на него руки при жертве тельца за первосвященника или за все общество, семь раз кропилось кровью жертвы в святилище пред Иеговой против внутренней завесы, затем помазывались роги кадильного жертвенника, а оставшаяся кровь выливалась у подножия жертвенника всесожжений (Лев. IV, 25–30 и сл.). После окропления кровью во всех жертвах за грех (исключая голубей) тук или жир и прочие тучные части отделялись от мяса и сжигались на жертвеннике (Лев. IV, 8, 10, 19, 29 и др.). Прочие части жертвенного мяса, в тех случаях, когда кровь вносилась во Святилище и Св. Святых, вместе с кожей, головой, ногами, внутренностями и нечистотой сжигались вне стана или города на чистом месте, где выбрасывался жертвенный пепел (Лев. IV, 20, 21).

При прочих же жертвах за грех, где кровь оставалась во дворе храма, мясо должно было съедаться священниками на святом месте, во дворе Скинии. Сосуды, в которых оно варилось, должно было разбить, если они были глиняные, а если медные, то по крайней мере вычистить песком и вымыть, одежду, на которую случайно попадала кровь жертвы, нужно было вымыть в святом месте (Лев. VI, 26–29). С жертвенными голубями поступали способом, указанным нами на предыдущей странице. Наконец из муки принесенной в жертву за грех, вместо птицы священник брал полную горсть и сжигал ее на жертвеннике (Лев. V, 12), остальное же принадлежало ему, как приношение хлебное (Лев. V, 11–19).

в) Жертва вины была назначена только для частных лиц и притом за такие преступления, которые, хотя не были достойны смерти, требовали, однако, удовлетворительного наказания. Она состояла из овна, большей частью по оценке священника (Лев. V, 15 и др.), или овцы, или козы, или ягненка (Лев. V, 1–19, Чис. VI, 12). По заклании животного на северной стороне жертвенника кровь его кропилась на жертвенник со всех сторон, тук сжигался на жертвеннике, как и при жертве за грех, а мясо съедалось священниками в святом месте (Лев. VII, 17 и др.).

г) Жертва спасения или мира (Лев. III, 1) – тройная: жертва хвалы или благодарственная (Лев. VII, 12), жертва обета и, наконец, жертва вольная (Лев. VII, 16). Для этой жертвы можно было употреблять всякий рогатый скот беспорочный, крупный и мелкий и обоего пола (Лев. III:16, IX:4). В мирных жертвах голуби нигде не упоминаются. Обрядовые действия над этой жертвой до кропления кровью сходны с действиями жертвы всесожжения (Лев. III:2, VIII:13). Затем из жертвенного животного отделялись жирные внутренности, те же, что и при жертве за грех, и сожигались на жертвеннике, положенные поверх всесожжения (Лев. III:3–5, 9–11, 14–16, IX:18). Далее отделялись грудь и правое плечо; последнее оставлялось служащему священнику, а первая приносилась Иегове через обряд потрясения (см. Возношение и потрясение пред Господом). Остальные части животного отдавались принесшему жертву, и из них устроялся жертвенный пир, в котором могли принимать участие все члены их семейств, по предварительном левитском очищении (Лев. VII, 15–18, 22–30). Мясо жертвы хвалы или благодарения должно было съедать в самый день жертвоприношения (Лев. VII:15–18, XXII:30).

При жертве же обета и вольной жертве, оставшейся от первого дня, должно было съедать утром следующего дня, а не съеденное в означенные сроки должно было сожигать, но не на жертвеннике (Лев. VII, 16–18). Под угрозой истребления запрещалось есть мясо мирной жертвы лицам, находящимся в нечистоте или осквернившимся какой-либо нечистотой (Лев. VII, 20, 21). В мирных жертвах вместе с пресным хлебом и лепешками с елеем можно было приносить в жертву и квасный хлеб (Лев. VII, 12, 13).

д) Жертва бескровная, дар бескровный. Веществом для оных служили хлебные зерна или колосья, мука с елеем и ладаном, хлебные печенья с елеем в разных видах, ладан и вино. Иногда вещества эти присоединялись к другим приношениям и жертвам, а иногда приносились и отдельно. Они частью принадлежали алтарю, а частью священникам и левитам. Ко всем подобным приношениям всегда присоединялась соль, но кислый хлеб и ничто квасное никогда не сожигалось на жертвеннике, а мед вовсе был исключен из числа приношений (Лев. II:2, VI:14–16, Чис. XXVIII, 5).

е) Жертва очищения. См. День очищения.

ж) Жертва ревнования. См. Ревнование.

з) Жертва возлияния. См. Возлияние жертвенное.

Как религиозные евреи совершают жертвоприношения сегодня?

Уважаемый, Алекс!

Тора сама определяет, когда, как и каким образом следует приносить жертвы.

Были ежедневные жертвы (тамид, кторет), были жертвы, связанные с определёнными датами (песах, хагига, сэир мишталэах), были жертвы, привязанные к определённым случаям или состоянию народа в целом и каждого еврея в отдельности (ола, тода, шломим, ашам, ашам талуй, хатат). В качестве жертв использовались не только животные, но и определённые виды птиц, а также хлебы, маца, мука и специальные благовония. Всё детально разъяснено, разработано в Торе Письменной и Торе Устной. Вид жертвоприношения зависел от важности момента, от тяжести ответственности, от материального состояния приносившего жертвы.

Были жертвы общественные, были жертвы индивидуальные, жертвы очистительные, искупительные, благодарственные, мирные и т.д. То есть, каждое из жертвоприношений имело своё особое неповторимое назначение, смысл и путь принесения. Все их объединяло одно значение, связанное с самим термином корбан (жертва) — от корня куф-рейш-бэт, означающего «приближение» — приближение народа Израиля к своему Создателю. Пока народ Израиля имел возможность приносить жертвы, как это предписано Торой, связь Творца с Его народом была очевидна и открыта всем.

Из сказанного в Торе (Дварим 12, 9) Мудрецы делают вывод, что после воздвижения царём Шломо (Соломоном) Храма в Иерусалиме вступил в силу абсолютный запрет приносить жертвы где-либо, кроме жертвенника в Иерусалимском Храме.

Таким образом, принесение жертв связано с Храмом, или, по крайней мере, с точным знанием места, где располагался жертвенник в Храме. К сожалению, Храма нет, а относительно места расположения жертвенника Мудрецы разошлись во мнениях.

Есть и другие проблемы. Нельзя совершать жертвоприношения в состоянии ритуальной нечистоты, вызванной прикосновением к мёртвому телу, а она снимается водой, настоянной на пепле «красной» коровы. Кроме того, требуется безусловное подтверждение родословной коэнов, то есть потомков Аарона, а это под силу лишь пророку и специальному суду.

Все эти «технические» проблемы, препятствующие принесению жертв в наши дни, выявляют проблему главную: Всевышний пока ещё не решил возвратить нам Своё полное благоволение, знаком которого были жертвоприношения животных в Храме.

Это должно заставить нас задуматься и попытаться исправить то, что ещё можно исправить.

Таким образом, в наши дни евреи не приносят животных в жертву. А как же тогда та роль, что исполняли жертвоприношения? Как быть с искуплением, благодарностью, раскаянием, как быть с работой в Храме, олицетворявшей связь народа Израиля с нашим Небесным Отцом?

Эту роль, согласно решению Мудрецов, с момента разрушения Второго Храма исполняют молитвы. Именно молитва — «приношение» наших мыслей и чувств, нашего раскаяния и благодарности — продолжает поддерживать нашу связь с Творцом.

Именно молитва в наши дни называется работой. Нет, мы не отказались от жертвоприношений, как это предписано Торой. Мы ждём с нетерпением, день за днём, когда вновь удостоимся приносить жертвы в Храме в Йерушалаиме, и мы твёрдо верим, что день этот настанет. Просто мы должны пройти определённый путь, называемый Галутом, чтобы исправить «повреждения», приведшие к разрушению Храма. Чтобы наши жертвоприношения в Храме никогда уже не иссякли.

С уважением, Александр Красильщиков

Читайте: Неужели вы пойдёте воскуривать ягнёнка?

Жертвоприношения в иудаизме

В этой статье использованы только первичные либо аффилированные источники. Информация должна быть основанной на независимых вторичных источниках, иначе могут появиться сомнения в нейтральности или значимости информации, в результате чего она может быть удалена. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на вторичные авторитетные источники.

Иудаизм

основные понятия

Портал «Иудаизм»

Жертвоприношение

Жертвоприноше́ние в иудаизме (ивр. ‏קָרְבַּן‏‎, корбан, мн. число ‏קָרְבָּנוֹת‏‎, корбанот) — форма отправления религиозного культа, вплоть до разрушения второго храма, являвшаяся основной формой еврейского священнослужения; преследует цель установления или укрепления связи личности или общины с Богом путём принесения ему в дар предметов, обладающих реальной или символической ценностью для жертвователя.

Роль жертвы в истории и культуре

Обычай жертвоприношения восходит к глубокой древности. В политеистических религиях жертвоприношение часто сводилось к попыткам умилостивить богов с помощью подношения им даров и предложения им пищи, однако также они служили средством выражения благодарности, преданности богам или демонстрации собственной ничтожности. Широкое распространение жертвоприношения свидетельствует о том, что оно отвечало глубоким психологическим потребностям людей.

Формы жертвоприношения у древних израильтян были близки к формам ханаанского культа, однако Библия решительно отвергает и сурово порицает изуверские и оргиастические элементы этого культа, в первую очередь — человеческое жертвоприношение. В еврейской религии он становится выражением покорности и благодарности Богу, но главным образом — основным средством искупления грехов и очищения от скверны (см. Ритуальная чистота). Возлагая руки на голову животного, жертвователь символически переносил на него свои грехи. Жертвоприношение служило ритуальным выражением представлений о неразрывной связи жизни и смерти.

Мнения о значении жертвоприношений в иудаизме

Точно установить назначение жертвоприношений в древности сегодня невозможно. Их основной смысл, по-видимому, состоял в том, чтобы выразить благодарность Богу, преданность Создателю.

Еврейская философия давала жертвоприношению различное — символическое или рациональное объяснение.

  • Филон Александрийский, Иехуда ха-Леви, Авраам Ибн Эзра и Нахманид склонялись к символическому пониманию жертвоприношения, которое, по их мнению, является изначально необходимым компонентом мироздания.
  • В то же время, Маймонид и многие другие средневековые еврейские философы-рационалисты (а вслед за ними и философы более поздних веков, вплоть до нашего времени) полагали, что централизация жертвоприношения должна была подготовить евреев к отказу от жертвоприношений животных и переходу к другим, более возвышенным формам культа.
  • Каббала придаёт жертвоприношению мистико-символическое значение. В самом раннем тексте каббалы «Сефер ха-бахир» слово корбан считается производным от корня קרב («приближать; соединять»): жертвоприношение соединяет совершающего его с Божественным миром. Самое подробное изложение символического понимания жертвоприношения содержится в книге Зохар, где говорится, что жертвоприношение соединяет высший и низший миры, верующего и Бога, а также мужское и женское начала в самом Боге. Принесение в жертву животных интерпретируется символически как искупление грехов плоти. По мнению некоторых каббалистов, мясо жертвенного животного достаётся силам зла; Богу нужна лишь кавана — доброе намерение совершающего жертвоприношение.
  • Раввин Авраам Ицхак А-Коэн Кук в своем труде «Видение вегетарианства и мира» (хазон ха-цимхонут ве-ха-шалом) описал свое видение будущего культа жертвоприношений в третьем храме, которое не будет включать в себя жертвоприношения животных.
  • Реформистский иудаизм отрицает стремление к восстановлению культа жертвоприношений, и в результате, убрал из своих молитвенников просьбы о восстановлении храмовой службы. Также в реформистских синагогах не выражается деление на священников, левитов и израильтян.

Жертвоприношения в еврейской истории

Жертвоприношения в Библии

Жертвоприношения в Библии появляются уже в истории Каина и Авеля (Быт. 4), которые принесли часть от плодов своего труда в жертву Богу — жертва Каина была от плодов земли, тогда как Авель принёс жертву из первенцев своего стада. Согласно талмудической традиции, уже Адам принёс первого сотворённого быка, в качестве благодарственной жертвы Богу, за сотворение себя и сотворение всего мира и всех созданий и в качестве искупления за свой грех.

Жертвоприношение Ноя, которое он принёс после своего выхода из Ковчега (Быт. 8:20), имеет ряд характерных черт: сооружение жертвенника, различие между животными, пригодными и непригодными для жертвы, а сама жертва впервые называется «благоухание (ивр. ‏ריח ניחוח‏‎), приятное Господу» (Быт. 8:21) (выражение, которое в Библии затем часто повторяется, см. Лев. 1:17; 2:9 и др.).

Принесение в жертву Исаака; Караваджио

В истории патриархов многократно упоминается о сооружении ими жертвенников, посвящённых Имени Бога: Авраам (Быт. 15:9), Исаак (Быт. 26:25), Иаков (Быт. 31:54) и, хотя прямо о жертвоприношении упоминается лишь один раз у Авраама, принёсшего в жертву Богу барана вместо сына, но вопрос Исаака «Где же агнец для всесожжения?» указывает на то, что жертвоприношение животных было в их среде обычным делом.

В истории Иакова (Быт. 28:18; 35:14) рядом с жертвенником (мизбеах) впервые упоминается памятник (мацева), на котором он совершил возлияние елея (оливкового масла).

Библия предполагает также существование культа жертвоприношений и у языческих народов. Так, Моисей мотивирует свою просьбу к фараону отпустить евреев тем, что они должны принести жертвы Богу в пустыне (Исх. 5:1-3). Это также явствует из многочисленных предостережений в адрес еврейского народа от участия в языческих культах.

Эпоха Первого Храма

История жертвоприношений в иудаизме характеризуется постоянной тенденцией к централизации. После прихода евреев в Ханаан жертвоприношения, первоначально совершавшиеся в различных местах, постепенно централизуются. Давид учредил новый духовный центр в Иерусалиме, где после освящения храма Соломона сосредоточилось принесение жертв; однако вплоть до реформы царя Иосия жертвы продолжали приноситься и в других местах.

Эпоха Второго Храма

В эпоху второго храма Иерусалим вновь стал духовным центром еврейской жизни и единственным местом совершения жертвоприношений земли израильской, хотя за её пределами жертвоприношения совершались также и в еврейской колонии Элефантины и в храме Ониаса в Египте.

Возобновлённый с постройкой второго храма ритуал жертвоприношения соответствовал установленному в Пятикнижии Моисеевом, с незначительными добавлениями (например, введено было возлияние воды на жертвенник в праздник Суккот).

С течением времени, однако, значение храмового ритуала несколько уменьшилось, в то время как синагога стала местом отправления части ритуальных заповедей, а изучение Торы приобрело большое значение. Тем не менее, именно благодаря храму новые формы богослужения стали частью религиозной жизни еврейского народа, поскольку они основывались, главным образом, на элементах храмовой службы.

  • синагога (близкая по своим функциям к современной) находилась во дворе храма, а молитвы и чтение Торы были частью храмовой службы.
  • храмовые ритуалы, такие как, благословение священников (см. биркат коханим, помахивание лулавом в праздник Суккот, трубление в шофар и другие, пришли в синагогальную литургию из храмового ритуала и получили распространение в синагогах Израиля и диаспоры ещё в период существования храма.
  • С течением времени к гомилетическому Мидрашу и изучению Торы, которые в эпоху второго храма были связаны с храмовой службой, было добавлено чтение Торы в храме. В субботу и в праздники синедрион собирался в храме в качестве бейт-мидраша; в храмовом дворе законоучители преподавали народу законы Торы. Хранившиеся в храме древние списки Священного Писания и произведения национальной исторической литературы были эталоном канонического текста, и по просьбе общин диаспоры храмовые писцы (софрим) делали для них копии с этих книг. Несмотря на развитие новых форм богопочитания, в народном сознании Храм продолжал оставаться местопребыванием шхины и единственным местом жертвоприношения Богу. Путём храмового жертвоприношения и сопровождающего его очищения искуплялись прегрешения как частных лиц, так и всего народа, что способствовало духовному очищению и моральному совершенствованию Израиля. Храмовый культ рассматривался как источник благословения не только для евреев, но и для всех народов мира.

Ессеи воздерживались от жертвоприношений в храме, так как храмовый ритуал не соответствовал представлениям этой секты о ритуальной чистоте. Они надеялись, что в конце времён храм окажется в их руках и они возобновят жертвоприношения в нём.

Дата последнего жертвоприношения в осаждённом римлянами городе точно зафиксирована в Талмуде — 17 таммуза (70 года н. э.). Ту же дату сообщает и Иосиф Флавий.

После разрушения храма

Монотеистическая основа иудаизма и беспрецедентная в истории религий централизация его культа сделали жертвоприношение невозможным после разрушения второго храма. Поэтому в иудаизме, единственном из древних религий, основной ритуал храмовой службы до восстановления третьего храма заменили иные формы служения Богу: молитва, изучение Торы и строгое следование её ритуальным и этическим предписаниям.

Новое Время

Реформистское направление в иудаизме исключило из своих молитвенников всякое упоминание о ритуале жертвоприношения. Некоторые консервативные общины упоминают о жертвоприношении в молитвах лишь применительно к прошлому. Ортодоксальный иудаизм продолжает придерживаться традиционной идеи о возобновлении жертвоприношений в восстановленном храме.

Порядок жертвоприношений в иудаизме

О значении жертвоприношений Бог поведал Израилю после его освобождения из египетского рабства, когда у горы Синай народ принял от Господа закон, устанавливающий число и вид угодных Богу жертвоприношений, а также порядок их принесения. К важнейшим видам жертвоприношений относятся: жертва всесожжения (ола) (Лев. 1), хлебное приношение (минха) (Лев. 2), мирная жертва (шламим) (Лев. 3), а также жертва за грех (хатат) (Лев. 4) и жертва повинности (ашам) (Лев. 5:1 — 6:7). Среди этих пяти видов жертвоприношений только одна была бескровной: хлебное приношение, которое могло приноситься самостоятельно, либо как дополнение к животному. Остальные жертвы приносились из крупного скота, овец, коз, а также из птиц: горлиц или голубей. Различные поводы, по которым приносились жертвы, отчасти видны уже из их названий (например, жертва за грех, жертва благодарности). Жертвы могли быть частными — приносимыми одним человеком или группой людей — или общественными — приносимыми от лица всей общины.

Жертва за грех

Жертва за грех (хатат), жертва наивысшей святости (Иез. 42:13), которую приносили во искупление непреднамеренных проступков (Лев. 4:2). Жертвы за грех могли быть частными и общественными.

В частную жертву за грех в зависимости от ранга приносящего приносились различные животные: первосвященник приносил в жертву тельца — самое дорогостоящее из жертвенных животных; начальник общества жертвовал козла, а простой израильтянин — козу или овцу. Это правило указывает на то, что величина греха перед Богом соответствовала как положению согрешившего в обществе, так и степени его ответственности перед ним. Грех первосвященника по тяжести соответствовал греху всего общества Израиля, которое он представлял пред Господом.

Общественные жертвы за грех приносились либо из тельцов и козлов, в случае, когда оказывалось, что важное, касающееся всех постановление суда противоречит законам Торы. Кроме того, во искупление невольных грехов общества в Рош-Ходеш и праздники в жертву приносились козлы. Особый ритуал очистительных жертвоприношений соблюдался в Йом-Киппур.

Обряд жертвоприношения за грех во всех случаях состоял из следующих частей:

  1. представление жертвы. Согласно Лев. 1:3, жертвенное животное следовало привести к дверям скинии. Этим выражалась вера в Бога и потребность получить у Него прощение;
  2. возложение рук. Приносивший жертву возлагал свою руку на голову животного, перенося тем самым свою вину на него; при этом произносилась исповедь. В случае общественного жертвоприношения возложение рук совершалось тремя членами бейт дина.
  3. заклание. Животное закалывал либо сам провинившийся, либо священник. За грехом неминуемо следует смерть (см. Иез. 18:4; Рим. 6:23), поэтому — по милосердному установлению Бога — разрешалось, чтобы вместо грешника умерла жертва, оплатив своей жизнью его грех;
  4. принятие крови. После того как жертва была заклана, к своим обязанностям приступал священник. Крови, которая символизирует жизнь (см. Лев. 17:11), отводилась главная роль в жертвоприношении: она должна была стечь из туши животного, после чего её собирали в специальные сосуды.
  5. кропление кровью. Священник макал палец в кровь жертвы и мазал этой кровью выступающие части алтаря — роги жертвенника всесожжения, если жертву за грех приносил простой еврей, или роги жертвенника благовонных курений, стоявшего внутри скинии, если речь шла о жертве священника или всего общества. Если кровь наносилась на роги жертвенника, это служило доказательством того, что жизнь принесена в жертву и, следовательно, вина оплачена;
  6. воскурение частей жертвы. После кропления кровью сжигали тук (внутренний жир) животного; если это была жертва первосвященника или общества, кровью которой кропили внутри скинии, то шкуру, мясо и внутренности жертвенного животного следовало вынести на чистое место за пределами стана и там сжечь; в противном случае мясо жертвы съедалось священниками.

Жертва всесожжения

При принесении жертвы всесожжения (ола) (Лев. 1) идея примирения отступала на второй план; в этом случае кровью кропили только внешние стороны жертвенника.

Сущность жертвы всесожжения состояла в том, что за представлением жертвенного животного, возложением рук, закланием и кроплением кровью следовало полное сожжение жертвы. Священник разрезал тушу животного на куски, и, возложив на жертвенник, сжигал её. Таким образом, жертва в дыму и пламени полностью возносилась к Богу, и все её части сгорали. Жертвователь ничего не оставлял себе, все принадлежало Богу (ср. Быт. 22:2). Это жертвоприношение символизировало полную преданность Господу человека, приносящего жертву. Еврейскому народу было заповедано ежедневно приносить во всесожжение двух однолетних баранов — одного утром, а другого вечером (см., например, Исх. 29:38–42; Чис. 28:3–8; Езд. 9:4, 5; Дан. 9:21 и т. д.).

Порядок принесения всесожжения был следующим: возложение рук (только в случае частной жертвы), заклание, принятие крови, кропление на углы внешнего жертвенника снизу, сжигание жертвы. Кожа с жертвы снималась и доставалась священнику.

Хлебное приношение

Хлебное приношение (минха) (Лев. 2) приготовлялось из муки высшего качества, белый цвет которой символизировал чистоту. Поскольку идеи примирения (переноса собственной вины на жертву) в этом обряде не было, то возложения рук в данном случае не предписывалось. Жертву следовало приносить соленой: соль предохраняет продукт от порчи, что символически означает возможность противостоять всякой порочности. В хлебное приношение входило также оливковое масло (елей) (Исх. 29:40). Остатки жертвы, которые не сжигались, предназначались священникам. К этой жертве добавляли ладан, символизировавший молитву (ср. Пс. 140:2; Лк. 1:10; Откр. 5:8); молитва и выражение благодарности должны были сопровождать жертвоприношение. Приношение не должно было содержать квасного теста, которое символизирует греховность (ср. 1Кор. 5:6–8).

Минха приносилась либо как самостоятельное жертвоприношение, либо вместе с возлиянием вина дополняла собой жертву всесожжения (Чис. 28:4–6).

Жертва повинности

Жертва повинности (Лев. 5) была аналогична жертве за грех; она приносилась во искупление ряда определённых грехов, а именно:

жертва за непреднамеренный грех, когда факт его совершения вызывал сомнения Лев. 5:17 жертва человека, который нанёс ближнему ущерб, а затем раскаялся и возместил его (Лев. 6:1–7); жертва за незаконное использование святыни (Лев. 5:15, 16); жертва за прелюбодеяние с обручённой рабыней (Лев. 19:20–22); жертва за нарушение обета назорейства; жертва исцелившегося от проказы.

Мирная жертва

Мирная жертва (шламим) (Лев. 3) приносилась из крупного скота — быков (волов) или коров, или из мелкого — овец или коз. Ритуал был похож на ритуал принесения жертвы всесожжения, с той лишь разницей, что сжигалось не все животное, а только его жир, то есть лучшее от жертвы (см. Ис. 25:6, Ис. 55:2). Священник получал от жертвы грудь и плечо. После того как Господу было отдано самое лучшее, начиналась трапеза, во время которой жертвователь и его родственники ели мясо жертвенного животного (Лев. 7:15). Эта совместная трапеза была одновременно радостным праздником примирения (ср. Пс. 22:5; Лк. 15:23) в Доме Божьем (Втор. 12:5–7), символом восстановленного общения с Богом.

Среди мирных жертв различали жертву благодарности (Лев. 7:12–15, Лев. 22:29), жертву по обету и жертву по усердию (Лев. 7:16, Лев. 22:21, Чис. 15:3).

Примечания

  1. Лев. 18:21; 20:2; Втор. 12:30-31 и др.
  2. Маймонид, книга «Путеводитель заблудших» 3:32
  3. Талмуд, Хулин 60а
  4. I Цар. 8:5, 62-65; II Хрон. 5:6; 7:4-9
  5. II Цар. 22-23; II Хрон. 34-35
  6. Талмуд, Таанит 4б
  7. Иосиф Флавий, Иудейская Война, 6:9:3-4

Ссылки

  • Жертвоприношение — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  • Кости жертвенных животных в Иерусалиме — Полит.ру 21.10.2013
  • Армин Ланге. Детские жертвоприношения в Еврейской Библии и в девтерономической редакции Книги пророка Иеремии. — Brill Academic Pub, 2006. — Кн. Human Sacrifice in Jewish and Christian Tradition.

Виды жертвоприношений:

Места

Связанные понятия

>

Scisne?

Специально для Валерий

Перевод с английского:(http://www.evangelie.ru/forum/t24009-37.html)
1.Sanhedrin 59a: «Убийство гоя подобно убийству дикого животного». Это фикция.
На самом деле в Sanhedrin 59a: «Раввин Меир сказал, что не-еврей, который изучает (семь законов Ноя) из Торы достоин (уважения) как первосвященник»
2.Aboda Zara 26b: «Даже лучших из гоев следует убивать». Это фикция. Здесь говорится о евреях — о том, что еврея, ставшего гоем и приносящего неприятности своему близкому, можно оставить умирать — можно воздержаться от помощи ему, когда она ему потребуется.
3. Sanhedrin 59a: «Гой, сунувший нос в Закон (Талмуд) виновен и карается смертью».
(Это промежуточное мнение, которое опровергается в конце рассуждения. См. 1. 1.Sanhedrin 59a)
4. Libbre David 37: «Сообщать гоям, что-нибудь о наших религиозных отношениях равнозначно убийству всех евреев, так как если бы они узнали чему мы учим о них, они бы убивали нас открыто». Это фабрикация, нет такого источника. Вообще не существует ни такой книги, ни такой цитаты. Не существует даже такого слова «Libbre», что само по себе уже говорит за то, что это фабрикация, начиная с названия книги…
5. Libbre David 37: «Если еврею предоставят слово для объяснения какой либо части книги раввина, он должен давать только лживые объяснения. Тот, кто когда либо нарушит этот закон будет умерщвлён». Это фабрикация. Вообще не существует ни такой книги, ни такой цитаты.
6. Yebhamoth 11b: «Сексуальные сношения с девочкой разрешены если девочке есть 3 года».
(Kethuboth 11b?) Взято без контекста. Девочка должна быть девственницей при вступлении в брак… Половое сношение до наступления брачного возраста запрещено…
7. Schabouth Hag 6d: «Евреи могут давать лживые обещания для отговорок». В этой части обсуждается освобождение от невыполнимых обетов. Запрещается лживо клясться..
8. Hikkoth Akum X1: «Не спасайте гоев в случае опасности или смерти». Это взято из Maimonides Hilchot Akum (Laws of Idolators) 10:1. Относится в реале только к настоящим идолопоклонникам (т.e. не к современным монотеистам), только там, где у евреев власть над неевреями, т.е. в Мессианском государстве. Опирается на стих (Lev. 19:16), «Не стойте праздно, когда жизнь вашего единоверца в опасности». Этот закон, однако, по многим причинам не применяется в наше время.. Далее заметьте, что: a) абсолютно запрещается причинять смерть идолопоклонникам, и b) к тому, кто причастен к убийству евреев, перейдя на сторону врагов духовно или политически. Более суровое наказание для своего, чем для чужого. (Адаптировано из перевода R’ Eliyahu Touger с комментариями Hilchot Akum, Brooklyn: Moznaim, 1990.) J.J.B. …Причина сурового наказания идолопоклонников связана с тем, что они являлись опасностью для окружающего их общества из-за практикуемых ими ритуалов таких, как человеческое жертвоприношение, и сильной аморальности, такой как разврат…Эти законы не применяются в наше время…David S. Maddison (maddison@connexus.net.au)
9. HikkothAkumX1: «Не выказывайте милосердия гоям». ..Только в том случае, если невозможно убедить его отказаться от его идолопоклонства, не следует проявлять к нему милосердия..
10. Choschen Hamm 388,15: «Если может быть доказано, что некто отдал деньги Израильтян гоям, должен быть найден способ после благоразумного возмещения убытков стереть его с лица земли». Это относится к еврею, который причинил ущерб и опасность жизням его собратьев путём фиктивных заявлений в средневековом нееврейском суде…

11. Choschen Hamm 266,1: «Еврей может иметь всё что он найдёт если это принадлежит Акуму (гою). Тот, кто возвращает собственность (гоям) грешит против Закона, увеличивая силу правонарушителей. Однако заслуживает похвалы, если утерянная собственность возвращается во славу имени Бога, то есть когда христиане будут хвалить евреев и смотреть на них как на честных людей». Это утверждение относится к вещи, найденной на улице, которую в соответствии с нееврейским законодательством не надо возвращать, а в соответствии с еврейским законом, вещь должна быть возвращена. Закон говорит, что не надо возвращать нееврею, потому что по его закону этого не надо делать. Однако, в заключении добавляется, что вещь надо всё равно вернуть… E.S.
12. Szaaloth-Utszabot, The Book Of Jore Dia 17: «Еврей может и должен клясться во лжи, когда гои спрашивают о том, есть ли в наших книгах что либо против них». Это фикция. Слово «Sehelot Uteshubot» означает «талмудический ответ» – вообще не существует такой книги. Помимо этого, в Торе вообще не существует ничего, что могло бы вызвать беспокойство нееврея. Могло бы быть написано только то, что любой может поклясться, что в еврейском законе нет ничего против неевреев, так как это правдивая клятва.
13. Baba Necia 114,6: «Евреи — человеческие существа, а другие нации мира не люди но звери». Заметьте, нумерация фиктивна. В Талмуде не существует таких номеров, как 114, 6. Вероятно, это высказывание из 114b, которое дальше и рассмотрим. Это тоже фикция, очевидно, умышленно переведено неверно. Речь в этом отрывке идёт о технических правилах телесной нечистоты, которая в соответствии с автором текста относится только к евреям, а не к неевреям. В связи с этим Иезекииля 34:31 говорит: «И что Вы – овцы Мои , овцы паствы Моей, вы — человеки , а Я – Бог ваш, говорит Господь Бог.» Из тщательного мидрашского прочтения этого библейского стиха раввин Симеон бен Йохаи выводит «Только «вы» обозначено словом «адам,» в том смысле, что только еврейские тела и могилы создают нечистоту согласно Числам 19:14: «Вот закон: если человек умрёт в шатре, то всякий, кто придёт в шатёр…будет нечист семь дней…» Отрывок законодательный, не теологический. Даже кажется, ставит евреев ниже неевреев. Слова «но звери» были добавлены кем-то…их нет в оригинале.
14. Simeon Haddarsen, fol. 56-D: «Когда придёт Мессия каждый еврей будет иметь по 2800 рабов». 1) Нет такого источника. Однако, мы нашли талмудическое высказывание, относящееся к загробной жизни с аллегорией, согласно которой на том свете не будет тяжёлого труда, потому что, когда много рабов, тогда не надо трудиться, — это ангелы, которые будут выполнять наши поручения. Другое талмудическое утверждение, которое, вероятно, вызвало заблуждение, — в мессианские времена каждый еврей будет иметь 2800 учеников из других народов, которые захотят учиться у него путям Торы.
2) Гемара Shabbat 32b включает рассмотрение наказания за нарушение определённых заповедей и награду за следование им. Raish Lakish говорит, что человек который носит цици (четырёхугольное одеяние) во времена искупления получит 2800 слуг. Для этого он цитирует Захарию 8:23 «Так говорит Господь Саваоф: будет в те дни возьмутся десять человек из всех разноязычных народов, возьмутся за полу Иудея и будут говорить: мы пойдём с тобою, ибо слышали, что с вами – Бог». Rashi объясняет, почему 2800. Он считает, что всего 70 наций, из каждой по 10 человек – всего 700. А так как одеяние цици имеет четыре угла, то всего вмещает 2800 человек…
3) Книги под названием «Simeon Haddarsen» в Талмуде нет..
15. Nidrasch Talpioth, стр. 225-L: «Иегова создал неевреев в человеческом обличии, чтобы евреям не пришлось пользоваться услугами животных. Следовательно, неевреи — это животные в форме человека, которые приговорены служить евреям днём и ночью». …Использование термина «Иегова», в любом случае, является немедленным индикатором фальсификации, потому что евреи никогда не используют этот термин в своих книгах. Рассматриваемая книга не является частью Талмуда, а была написана турецким евреем, по имени Elijah ben Solomon Abraham, ha-Koen в 18 веке. David S. Maddison (maddison@connexus.net.au)
16. Aboda Sarah 37a: «Девочки гоев с 3-летнего возраста могут подвергаться насилию».
Очевидно, умышленно искажённая цитата. Это техническое, физиологическое заключение, относящееся к нечистотам генитального истечения, как это выделено в Левите 15. Талмудический источник утверждает, что в случае разрыва девственной плевы в этом возрасте, разрыв был бы уже постоянным (в отличие от более молодой девочки, чья плева, как раввины считали, могла бы срастись опять), считается, что она достигла той степени физиологического развития, в котором её выделения могут быть включены в категорию нечистых истечений в соответствии с Библейскими законами чистоты. (Такой же закон, применялся бы и к еврейской девочке). Это, конечно, никакое не разрешение «насиловать» девочку, а просто законодательное определение её возраста.
17. Gad. Shas. 22: «Еврей может иметь нееврейскую девушку, но не может жениться на ней». Фикция. Источника вообще не существует. Как раз наоборот, секс с нееврейкой строго запрещён даже без женитьбы, см. Талмуд Sanhedrin 82a и Avoda Zarah 36b E.S.
18. Tosefta Aboda Zara B5: «Если гой убьёт гоя или еврея, он должен ответить за это, если же еврей убьёт гоя, на нём нет ответственности». Эта цитата появляется в разных вариантах в связи с разными источниками. Но не существует, на самом деле, нигде. Нет такого в Шульхане Арухе, и слово «убить» появляется в Tosefta только шесть раз – но ни разу в Avoda Zara. I.I.
19. Schulchan Aruch, Choszen Hamiszpat 388: «Разрешается убивать доносчика на евреев везде. Разрешается убивать его даже до того, как он начал доносить». …Доносчик – это тот, который принесёт еврею вред, которого он не заслуживает. Неевреи уже забыли, что менее века тому назад, если еврея хватали за нарушение незначительного закона, это могло вызвать зверства и бойню по всей стране, — это являлось причиной наличия запрета доносительства. Помимо того, этот закон на практике не применяется, см. Remah ibid 10. E.S.
20. Schulchan Aruch, Choszen Hamiszpat 388: «Вся собственность других наций принадлежит еврейской нации, которая таким образом имеет право пользоваться всем без стеснения». Правильное утверждение как раз противоположно: «Любой, кто крадёт, даже в мельчайшем количестве, преступает закон о воровстве и должен вернуть украденное, будь то одинаково деньги еврея или нееврея».
21. Tosefta Aboda Zara VIII, 5: «Как определить слово грабёж? Гою запрещено воровать, грабить, брать женщин и рабов у гоя или еврея. Но еврею не запрещено делать всё это по отношению к гою». Эта Tosefta рассматривает законы, когда они подвергаются давлению судов нееврейского закона в соответствии с законом Ноя. Здесь говорится только о том, что еврей не может быть осуждён и наказан нееврейским судом, а только еврейским, даже если его преступление было против нееврея. E.S. RESPONSE (2)
О запрете воровства также написано в Талмуде в Tosefta B. Kamma, 10, что «Если кто-то украдёт у нееврея, ложно поклянётся и умрёт, то его смерть не буде искуплением его греха, согласно Chillul Hashem (осквернение имени Б-га)». David S. Maddison (maddison@power.connexus.net.au)
22. Seph. Jp., 92, 1: «Бог дал евреям власть над имуществом и кровью всех наций». Такого источника вообще не существует, и сфабрикованный текст находится в разногласии с еврейским законом, сформулированным выше в (21). E.S. / David S. Maddison (maddison@connexus.net.au)
23. Schulchan Aruch, Choszen Hamiszpat 156: «Если еврею задолжал гой, другой еврей может пойти к гою и, пообещав ему денег, обмануть его. Таким образом, гой разорится и первый еврей завладеет его собственностью по закону.» Сформулированный сценарий действий происходит, когда нееврей преступает местное законодательство в отношении вторжения в бизнес и еврей хочет отвести бизнес неевреев в другую область, чтобы его друг не потерял свой бизнес. Высказанное правило с точностью противоположное, это строго запрещается, даже если делается способом, разрешённым местным нееврейским законодательством. E.S.
24. SchulchanAruch, JohreDeah, 122: «Еврею запрещено пить вино из бокала к которому прикасался гой, потому что его прикосновение могло сделать вино нечистым». Речь идёт здесь о том, что вино – это вещество, которое во времена Талмуда использовалось в ритуалах языческих культах идолопоклонников. Так как евреям запрещается пользоваться чем-либо, сделанным с целью службы идольскому культу, то запрет на вино не является чем-то специально введённым евреями. Специфической проблемой с вином было то, что явно кошерное вино могло быть использовано для идольской службы идолопоклонником просто вращением его в чаше и произнесением заклинаний. Поэтому мудрецы постановили, что евреям разрешено вино, изготовленное и используемое только евреями…….В наше время кошерное вино обычно производится так, что даже если вина касаются неевреи, вино используется евреями…….Нет подобных запретов относительно других алкогольных напитков таких как водка и пиво, потому что их никогда не использовали в идолопоклонстве. David S. Madddison (maddison@connexus.net.au)
25. Nedarim 23b: «Тот, кто хочет чтобы все его обещания, данные за год стали недействительными, пусть встанет в начале года и скажет: Все обещания, которые я могу дать в течение года аннулируются. Теперь его обещания недействительны». Это относится только к обещаниям, которые человек даёт себе самому (Я больше не буду есть яблок и т.д.), а не к обещаниям другому, еврею или нееврею без разницы E.S./Edited DSM

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *