Житие про Александра Невского

Повесть о житии Александра Невского

Князь Александр был сыном великого князя Ярослава. Его мать звали Феодосией. Ростом Александр был выше других, голос у него был как труба, а лицо — прекрасно. Он был сильным, мудрым и храбрым.

Знатный человек из Западной страны по имени Андреяш специально пришёл посмотреть на князя Александра. Вернувшись к своим, Андреяш говорил, что не встречал человека, подобного Александру.

Услышав об этом, король Римской веры из Полуночной страны захотел завоевать землю Александрову, пришёл к Неве и послал своих послов в Новгород к Александру с извещением, что он, король, берёт его землю в плен.

Продолжение после рекламы:

Александр помолился в церкви Святой Софии, принял благословение от епископа Спиридона и пошёл на врагов с небольшой дружиной. У Александра даже не было времени послать весть к отцу, и многие новгородцы не успели присоединиться к походу.

Старейшине земли Ижорской, носившему имя Пелугий (во святом крещении — Филипп), Александром был поручен морской дозор. Разведав о силе вражеского войска, Пелугий пошёл навстречу Александру, чтобы рассказать обо всём. На рассвете Пелугий увидел плывшую по морю ладью, а на ней — святых мучеников Бориса и Глеба. Они сказали, что собираются помочь своему сроднику Александру.

Встретив Александра, Пелугий поведал ему о видении. Александр велел никому об этом не говорить.

Князь Александр вступил в сражение с латинянами и самого короля ранил копьём. В битве особенно отличились шесть воинов: Таврило Олексич, Сбыслав Якунович, Иаков, Миша, Савва и Ратмир.

Брифли существует благодаря рекламе:

Трупы убитых латинян нашли и на другом берегу реки Ижоры, где войско Александра не могло пройти. Их перебил ангел Божий. Оставшиеся враги бежали, а князь возвратился с победой.

На следующий год опять пришли латиняне от Западной страны и построили город на Александровой земле. Александр немедля срыл город, одних врагов казнил, других взял в плен, а третьих помиловал.

На третий год, зимой, Александр сам пошёл на немецкую землю с большим войском. Ведь враги уже взяли город Псков. Александр освободил Псков, но многие немецкие города заключили союз против Александра.

Битва произошла на Чудском озере. Лёд там покрылся кровью. Очевидцы рассказывали о воинстве Божием в воздухе, которое помогало Александру.

Когда князь возвращался с победой, духовенство и жители Пскова торжественно встречали его у стен города.

Литовцы начали разорять волости Александровы, но Александр разбил их войска, и с тех пор они стали его бояться.

В то время в Восточной стране был сильный царь. Он послал послов к Александру и велел князю приехать к нему в Орду. После смерти отца Александр с большим войском пришёл во Владимир. Весть о грозном князе разнеслась по многим землям. Александр, получив благословение от епископа Кирилла, поехал в Орду к царю Батыю. Тот воздал ему почести и отпустил его.

Царь Батый разгневался на Андрея, суздальского князя (младшего брата Александра), и его воевода Невруй разорил Суздальскую землю. После этого великий князь Александр восстановил города и церкви.

Реклама:

К Александру пришли послы от римского папы. Они сказали, что прислал папа Александру двух кардиналов, которые расскажут о законе Божьем. Но Александр ответил, что русские закон знают, а от латинян учение не приемлют.

В то время царь из Восточной страны заставлял христиан ходить вместе с ним в поход. Александр приехал в Орду, чтобы уговорить царя не делать этого. А сына своего Дмитрия послал на Западные страны. Дмитрий взял город Юрьев и возвратился в Новгород.

А князь Александр на обратном пути из Орды заболел. Он принял монашество перед смертью, стал схимником и 14 ноября скончался.

Тело Александра понесли к городу Владимиру. Митрополит, священники и весь народ встретили его в Боголюбове. Были крики и плач.

Положили князя в церкви Рождества Богородицы. Митрополит Кирилл хотел разжать руку Александра, чтобы вложить в неё грамоту. Но умерший сам протянул руку и взял грамоту… Об этом чуде рассказали митрополит и его эконом Себастьян.

Краткий пересказ Житие Александра Невского

Князь Александр был сыном князя Ярослава и Феодосии. Он был высок ростом, могуч голосом и красив. Он рос сильным, храбрым и мудрым.

Человек из западных стран, Андреяш, пришел специально посмотреть на славного Александра и говорил, что не видел никого, подобного великому князю.

Римский король из полуночной страны захотел завоевать земли Александра. Он подошел с войском к Новгороду и послал к Александру с посланием, что он, царь, захватит Новгород.

Александр помолился в церкви святой Софии, и после благословения епископа Спиридона собрал войско и отправился дать отпор врагу. У него не было времени отправить отцу весть о нападении врагов, поэтому многие жители Новгорода не смогли присоединиться к войску Александра.

Старейшина ижорской земли, Пелугий, который, по велению Александра, вел морской дозор, увидел в море ладью, а в ней Бориса и Глеба, которые плыли помочь своему родичу, Александру. Александр велел Пелугию никому не рассказывать о том, что видел.

Александр побил врагов, а их короля ранил. Там, где не ступало войско Александра, ангел божий перебил другое войско латинян.

Через год латиняне вернулись снова, но завоевать земли Александра не смогли.

На следующий год князь сам пошел на немцев, чтобы остановить их, потому что они захватывали русские земли, в том числе Псков.

После битвы на Чудском озере воины рассказывали о Божьем воинстве, которое видели в воздухе.

Литовцы в третий раз напали на Русь, но после отпора Александра стали его бояться.

Когда умер отец, Александр с войском пришел во Владимир и стал там править. За ним послал хан Батый, ведь в то время Русь была под гнетом ига. Батый воздал Александру почести и отпустил его.

К Александру пришли послы из Рима, чтобы обучить закону Божьему, но Александр сказал, что русские закон итак знают, а учения латинян им не нужны.

Александр уехал в Орду, чтобы уговорить Батыя не отправлять русских воинов воевать за себя. На обратном пути князь заболел и умер, приняв монашеский постриг. Плач стоял на всей Руси.

Митрополит Кирилл в церкви Рождества Богородицы хотел вложить в руки Александру грамоту, но он сам поднял руку и забрал грамоту, как живой.

Запишите признаки жанра жития в произведении»Житие Александра Невского»

Жанровые особенности «Повести о житии Александра Невского»

По своему художественному облику «Повесть о житии Александра Невского» отличается от предшествующих произведений жанра ярко выраженным соединением признаков воинской повести и жития. Это сказалось прежде всего в композиции памятника. Автор сохранил традиционное вступление, начал основную часть с упоминания о благочестивых родителях Александра, как это было принято. Но вместо рассказа о детстве героя, чьи поступки уже в этот период должны были выявить присущие ему добродетели, появляется своеобразный «портрет» Александра Невского, построенный на основе сравнения его качеств с чертами библейских героев: силой Самсона, премудростью Соломона, красотой Иосифа, храбростью римского царя Веспасиана. Эта характеристика служит экспозицией для развития дальнейшего действия в житии, состоящего, как определял канон, из эпизодов, отражающих наиболее значительные подвиги главного героя.
Первый и наиболее важный фрагмент — рассказ о битве Александра со шведами на Неве. Мотивировка событий носит легендарный характер и связана с упомянутой выше характеристикой героя. Автор повествует о некоем Андреяше-иноземце, который, увидев Александра Ярославича, похвалил его в своей стране. Тогда король этой страны решил помериться силой с ним и пошел на него войной. В дальнейшем же структура рассказа о Невской битве повторяет построение воинской повести: прежде всего, четко выделяются три основные части, свойственные этому жанру. Первая — подготовка битвы — содержит молитву Александра в храме Святой Софии, повествование о сборе войска и речь полководца, ободряющего воинов известными словами: «Не в силахъ Богъ, но въ правде» В рассказе о выступлении войска использована формула «в мале дружине», затем точно указана по церковному календарю дата прихода войск к месту битвы. В то же время в этой части присутствует элемент, свойственный в ту эпоху в большей мере не воинской повести, а житию — видение Бориса и Глеба воину Александра Пелгую, которое предвещает победу в будущем сражении.
Во второй части эпизода подробно описана битва. Вначале точно указывается время ее начала — «в 6 часъ дне», а затем автор останавливается на подвигах шести новгородцев-дружинников Александра, называя каждого по имени и рассказывая о его деяниях. Подчеркивается автором мужество русского полководца, который «самому королевы взложи печать на лице острымъ своимъ копьем». Наряду с конкретным описанием событий, свойственным воинской повести, в этой части также появляется элемент, свойственный житиям, — рассказ о чуде за рекой Ижорой, где стояли шведы, куда не могли пройти русские воины и где после битвы обнаружили множество врагов, «избьеныхъ отъ ангела Господня».
Третья часть эпизода кратко описывает результаты битвы.
Таким образом, этот фрагмент «Повести о житии Александра Невского» в целом представляет собой воинскую повесть событийно-повествовательного типа, внутрь которой вкраплены два «малых жанра», широко использовавшихся житиями: видение и чудо.
Последующие эпизоды центрального повествования в житии соединены хронологически и представляют наиболее важные, с точки зрения создателя произведения, деяния Александра: освобождение Копорья и Пскова от немцев; Ледовое побоище, рассказ о котором облечен в форму воинской повести информативного типа, причем описание битвы дается в воинских формулах; поездка князя к Батыю по его требованию, сведения о которой носят легендарный характер; возрождение земли после нашествия Неврюя; отказ от приема римских послов, желавших поучить князя своей вере. Последнюю часть повествования составляют рассказ о смерти Александра во время возвращения из второй поездки в Орду, сообщение о прощании с ним суздальцев, словах митрополита Кирилла, называющего князя «солнцем земли суздальской», и чудо с «душевной грамотой», произошедшее в момент погребения.

Жанр житий, «Житие Александра Невского»

Житие — жизнеописания святых. Жанр был заимствован из Византии. Это самый распространенный и любимый жанр древнерусской литературы. Житие было непременным атрибутом, когда человека канонизировали, т.е. причисляли к лику святых и писалось после смерти теми, кто общался/был свидетелем его жизни. Оно выполняло огромную воспитательную функцию, потому что житие святого воспринимали как пример праведной жизни, которой необходимо подражать.Житие строилось по определенным канонам, от которых не отходили вплоть до 15-16 веков.

Каноны жития: 1. Благочестивое происхождение героя, родители обязательно должны были быть праведниками. Святого родители часто вымаливали у Бога. 2. Святой рождался святым, а не становился им. 3. Святой отличался аскетическим образом жизни, проводил время в уединении и молитве. 4 Обязательный атрибут – описание чудес, которые происходили при жизни святого и после его смерти. 5. Святой не боялся смерти. 6. Заканчивалось житие прославлением святого.

По своему художественному облику «Житие Александра Невского» отличается от предшествующих произведений жанра ярко выраженным соединением признаков воинской повести и жития. Вступление традиционно повествует о благочестии родителей, но вместо рассказа о детстве героя, чьи поступки уже в этот период должны были выявить присущие ему добродетели, появляется своеобразный «портрет» Александра Невского, построенный на основе сравнения его качеств с чертами библейских героев: силой Самсона, премудростью Соломона и т.д. Эта характеристика служит экспозицией для развития дальнейшего действия в житии, состоящего, как определял канон, из эпизодов, отражающих наиболее значительные подвиги главного героя.

Первый и наиболее важный фрагмент — рассказ о битве Александра со шведами на Неве. Структура рассказа о Невской битве повторяет построение воинской повести: первая часть — подготовка битвы — содержит молитву Александра в храме Святой Софии, повествование о сборе войска и речь полководца, ободряющего воинов известными словами: «Не в силахъ Богъ, но въ правде». Точно указана по церковному календарю дата прихода войск к месту битвы. В то же время в этой части присутствует элемент, свойственный в ту эпоху в большей мере не воинской повести, а житию — видение Бориса и Глеба воину Александра Пелгую, которое предвещает победу в будущем сражении. Во второй части эпизода подробно описана битва. Подчеркивается автором мужество русского полководца, наряду с конкретным описанием событий, свойственным воинской повести, в этой части также появляется элемент, свойственный житиям, — рассказ о чуде за рекой Ижорой, где стояли шведы, куда не могли пройти русские воины и где после битвы обнаружили множество врагов, «избьеныхъ отъ ангела Господня». Третья часть эпизода кратко описывает результаты битвы.


Таким образом, этот фрагмент представляет собой воинскую повесть событийно-повествовательного типа, внутрь которой вкраплены два «малых жанра», широко использовавшихся житиями: видение и чудо. Последующие эпизоды соединены хронологически и представляют наиболее важные деяния Александра: освобождение Копорья и Пскова от немцев; Ледовое побоище, рассказ о котором облечен в форму воинской повести информативного типа, причем описание битвы дается в воинских формулах; поездка князя к Батыю по его требованию, сведения о которой носят легендарный характер; возрождение земли после нашествия Неврюя; отказ от приема римских послов, желавших поучить князя своей вере. Последнюю часть повествования составляют рассказ о смерти Александра во время возвращения из второй поездки в Орду, словах митрополита Кирилла, называющего князя «солнцем земли суздальской», и чудо с «душевной грамотой», произошедшее в момент погребения. Создавая биографию Александра задолго до его канонизации, автор воспользовался как образцом традицией житий, но реальная жизнь, которую он описывал, требовала привлечения литературных форм и средств, свойственных воинской повести. Соединение двух жанровых традиций при сохранении ведущей роли признаков жития привело к созданию новой агиографической разновидности — жития князя-воина, в дальнейшем воплощенной также в «Слове о житии и преставлении Дмитрия Ивановича, царя русского» и «Житии Довмонта Псковского».

Онлайн чтение книги
Житие Александра Невского

Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра

Во имя господа нашего Иисуса Христа, сына Божия.

Я, жалкий и многогрешный, недалекий умом, осмеливаюсь описать житие святого князя Александра, сына Ярославова, внука Всеволодова. Поскольку слышал я от отцов своих и сам был свидетелем зрелого возраста его, то рад был поведать о святой, и честной, и славной жизни его. Но как сказал Приточник : «В лукавую душу не войдет премудрость: ибо на возвышенных местах пребывает она, посреди дорог стоит, при вратах людей знатных останавливается». Хотя и прост я умом, но все же начну, помолившись святой Богородице и уповая на помощь святого князя Александра.

Сей князь Александр родился от отца милосердного, и человеколюбивого, и более всего — кроткого, князя великого Ярослава, и от матери Феодосии . Как сказал Исайя-пророк: «Так говорит господь: «Князей я ставлю, священны ибо они, и я их веду»». И воистину — не без Божьего повеления было княжение его.

И красив он был, как никто другой, и голос его — как труба в народе, лицо его — как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте, сила же его была частью от силы Самсона, и дал ему бог премудрость Соломона, храбрость же его-как у царя римского Веспасиана, который покорил всю землю Иудейскую. Однажды приготовился тот к осаде города Иоатапаты, и вышли горожане, и разгромили войско его. И остался один Веспасиан, и повернул выступивших против него к городу, к городским воротам, и посмеялся над дружиною своею, и укорил ее, сказав: «Оставили меня одного» . Так же и князь Александр — побеждал, но был непобедим.

Как-то один из именитых мужей Западной страны , из тех, кто называют себя слугами Божьими , пришел, желая видеть зрелость силы его, как в древности приходила к Соломону царица Савская , желая послушать мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреаш , повидав князя Александра, вернулся к своим и сказал: «Прошел я страны, народы и не видел такого ни царя среди царей, ни князя среди князей».

Услышав о такой доблести князя Александра, король страны Римской из северной земли подумал про себя: «Пойду и завоюю землю Александрову». И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими, двинулся с огромным войском, пылая духом ратным. И пришел в Неву, опьяненный безумием, и отправил послов своих, возгордившись, в Новгород к князю Александру, говоря: «Если можешь, защищайся, ибо я уже здесь и разоряю землю твою».

Александр же, услышав такие слова, разгорелся сердцем и вошел в церковь святой Софии, и, упав на колени пред алтарем, начал молиться со слезами: «Боже славный, праведный, Боже великий, сильный, Боже превечный, сотворивший небо и землю и установивший пределы народам, Ты повелел жить, не преступая чужих границ». И, припомнив слова пророка, сказал: «Суди, Господи, обидевших меня и огради от борющихся со мною, возьми оружие и щит и встань на помощь мне».

И, окончив молитву, он встал, поклонился архиепископу. Архиепископ же был тогда Спиридон , он благословил его и отпустил. Князь же, выйдя из церкви, осушил слезы и начал ободрять дружину свою, говоря: «Не в силе Бог, но в правде. Вспомним Песнотворца, который сказал: «Одни с оружием, а другие на конях, мы же имя господа бога нашего призовем; они, поверженные, пали, мы же устояли и стоим прямо»» . Сказав это, пошел на врагов с малою дружиною, не дожидаясь своего большого войска, но уповая на Святую Троицу.

Скорбно же было слышать, что отец его, князь великий Ярослав не знал о нашествии на сына своего, милого Александра, и ему некогда было послать весть отцу своему, ибо уже приближались враги. Потому и многие новгородцы не успели присоединиться, так как поспешил князь выступить. И выступил против них в воскресенье пятнадцатого июля, имея веру великую к святым мученикам Борису и Глебу.

И был один муж, старейшина земли Ижорской , именем Пелугий, ему поручена была ночная стража на море. Был он крещен и жил среди рода своего, язычников, наречено же имя ему в святом крещении Филипп, и жил он богоугодно, соблюдая пост в среду и пятницу, потому и удостоил его Бог видеть видение чудное в тот день. Расскажем вкратце.

Узнав о силе неприятеля, он вышел навстречу князю Александру, чтобы рассказать ему о станах врагов. Стоял он на берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум сильный на море и увидел один насад , плывущий по морю, и стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглою одетые. Произнес Борис:

«Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру». Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугий стоял, трепетен, пока насад не скрылся с глаз его.

Вскоре после этого пришел Александр, и Пелугий, радостно встретив князя Александра, поведал ему одному о видении. Князь же сказал ему: «Не рассказывай этого никому».

После того Александр поспешил напасть на врагов в шестом часу дня, и была сеча великая с римлянами, и перебил их князь бесчисленное множество, а на лице самого короля оставил след острого копья своего.

Проявили себя здесь шесть храбрых, как он, мужей из полка Александра.

Первый — по имени Гаврило Олексич. Он напал на шнек и, увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого корабля по сходням, по которым бежали с королевичем, преследуемые им. Тогда схватили Гаврилу Олексича и сбросили его со сходен вместе с конем. Но по Божьей милости он вышел из воды невредим, и снова напал на них, и бился с самим воеводою посреди их войска.

Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец. Этот много раз нападал на войско их и бился одним топором, не имея страха в душе своей; и пали многие от руки его, и дивились силе и храбрости его.

Третий — Яков, родом полочанин, был ловчим у князя. Этот напал на полк с мечом, и похвалил его князь.

Четвертый — новгородец, по имени Меша. Этот пеший с дружиною своею напал на корабли и потопил три корабля.

Пятый-из младшей дружины, по имени Сава. Этот ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатерный. Полки Александровы, видевши падение шатра, возрадовались.

Шестой-из слуг Александра, по имени Ратмир. Этот бился пешим, и обступили его враги многие. Он же от многих ран пал и так скончался.

Все это слышал я от господина своего великого князя Александра и от иных, участвовавших в то время в этой битве.

Было же в то время чудо дивное, как в прежние дни при Езекии-царе. Когда пришел Сеннахирим, царь ассирийский, на Иерусалим, желая покорить святой град Иерусалим, внезапно явился ангел Господень и перебил сто восемьдесят пять тысяч из войска ассирийского, и, встав утром, нашли только мертвые трупы . Так было и после победы Александровой: когда победил он короля, на противоположной стороне реки Ижоры, где не могли пройти полки Александровы, здесь нашли несметное множество убитых ангелом Господним. Оставшиеся же обратились в бегство, и трупы мертвых воинов своих набросали в корабли и потопили их в море. Князь же Александр возвратился с победою, хваля и славя имя своего творца.

На второй же год после возвращения с победой князя Александра вновь пришли из Западной страны и построили город на земле Александровой . Князь же Александр вскоре пошел и разрушил город их до основания, а их самих — одних повесил, других с собою увел, а иных, помиловав, отпустил, ибо был безмерно милостив.

После победы Александровой, когда победил он короля, на третий год, в зимнее время, пошел он с великой силой на землю псковскую, ибо уже был взят немцами город Псков. И пришли немцы к Чудскому озеру, и встретил их Александр, и изготовился к бою, и пошли они друг против друга, и покрылось озеро Чудское множеством тех и других воинов. Отец Александра, Ярослав, прислал ему на помощь младшего брата Андрея с большою дружиною. Да и у князя Александра было много храбрых воинов, как в древности у Давида-царя, сильных и стойких. Так и мужи Александра исполнились духа ратного, ведь были сердца их, как сердца львов, и воскликнули: «О княже наш славный! Ныне пришло нам время положить головы свои за тебя». Князь же Александр воздел руки к небу и сказал: «Суди меня, Боже, рассуди распрю мою с народом неправедным и помоги мне, господи, как в древности помог Моисею одолеть Амалика , а прадеду нашему Ярославу окаянного Святополка» .

Была же тогда суббота, и когда взошло солнце, сошлись противники. И была сеча жестокая, и стоял треск от ломающихся копий и звон от ударов мечей, и казалось, что двинулось замерзшее озеро, и не было видно льда, ибо покрылось оно кровью.

А это слышал я от очевидца, который поведал мне, что видел воинство Божие в воздухе, пришедшее на помощь Александру. И так победил врагов помощью Божьей, и обратились они в бегство, Александр же рубил их, гоня, как по воздуху, и некуда было им скрыться. Здесь прославил Бог Александра пред всеми полками, как Иисуса Навина у Иерихона . А того, кто сказал: «Захватим Александра»,-отдал Бог в руки Александра. И никогда не было противника, достойного его в бою. И возвратился князь Александр с победою славною, и было много пленных в войске его, и вели босыми подле коней тех, кто называет себя «божьими рыцарями».

И когда приблизился князь к городу Пскову, то игумены и священники, и весь народ встретили его перед городом с крестами, воздавая хвалу Богу и прославляя господина князя Александра, поюще ему песнь: «Ты, Господи, помог кроткому Давиду победить иноплеменников и верному князю нашему оружием веры освободить город Псков от иноязычников рукою Александровой».

И сказал Александр: «О невежественные псковичи! Если забудете это до правнуков Александровых, то уподобитесь иудеям, которых питал Господь в пустыне манною небесною и перепелами печеными, но забыли все это они и Бога своего, избавившего их от плена египетского».

И прославилось имя его во всех странах, от моря Хонужского и до гор Араратских, и по ту сторону моря Варяжского и до великого Рима.

В то же время набрал силу народ литовский и начал грабить владения Александровы. Он же выезжал и избивал их. Однажды случилось ему выехать на врагов, и победил он семь полков за один выезд и многих князей их перебил, а иных взял в плен; слуги же его, насмехаясь, привязывали их к хвостам коней своих. И начали они с того времени бояться имени его.

В то же время был в восточной стране сильный царь , которому покорил Бог народы многие от востока и до запада. Тот царь, прослышав о такой славе и храбрости Александра, отправил к нему послов и сказал: «Александр, знаешь ли, что Бог покорил мне многие народы. Что же — один ты не хочешь мне покориться? Но если хочешь сохранить землю свою, то приди скорее ко мне и увидишь славу царства моего».

После смерти отца своего пришел князь Александр во Владимир в силе великой. И был грозен приезд его, и промчалась весть о нем до устья Волги. И жены моавитские начали стращать детей своих, говоря: «Вот идет Александр!»

Решил князь Александр пойти к царю в Орду, и благословил его епископ Кирилл. И увидел его царь Батый, и поразился, и сказал вельможам своим: «Истину мне сказали, что нет князя, подобного ему». Почтив же его достойно, он отпустил Александра.

После этого разгневался царь Батый на меньшего брата его Андрея и послал воеводу своего Неврюя разорить землю Суздальскую . После разорения Неврюем земли Суздальской князь великий Александр воздвиг церкви, города отстроил, людей разогнанных собрал в дома их. О таких сказал Исаия-пророк: «Князь хороший в странах — тих, приветлив, кроток, смиренен — и тем подобен Богу». Не прельщаясь богатством, не забывая о крови праведников, сирот и вдов по правде судит, милостив, добр для домочадцев своих и радушен к приходящим из чужих стран. Таким и Бог помогает, ибо Бог не ангелов любит, но людей, в щедрости своей щедро одаривает и являет в мире милосердие свое.

Наполнил же бог землю Александра богатством и славою, и продлил бог дни его.

Однажды пришли к нему послы от папы из великого Рима с такими словами: «Папа наш так говорит: «Слышали мы, что ты князь достойный и славный и земля твоя велика. Потому и прислали к тебе из двенадцати кардиналов двух умнейших — Агалдада и Гемонта, чтобы послушал ты речи их о законе божьем»».

Князь же Александр, подумав с мудрецами своими, написал ему такой ответ: «От Адама до потопа, от потопа до разделения народов, от смешения народов до начала Авраама, от Авраама до прохождения израильтян сквозь море, от исхода сынов Израилевых до смерти Давида-царя, от начала царствования Соломона до Августа и до Христова рождества, от рождества Христова и до распятия его и воскресения, от воскресения же его и вознесения на небеса и до царствования Константинова, от начала царствования Константинова до первого собора и седьмого — обо всем этом хорошо знаем, а от вас учения не примем». Они же возвратились восвояси.

И умножились дни жизни его в великой славе, ибо любил священников, и монахов, и нищих, митрополитов же и епископов почитал и внимал им, как самому Христу.

Было в те времена насилие великое от иноверных, гнали они христиан, заставляя их воевать на своей стороне. Князь же великий Александр пошел к царю, чтобы отмолить людей своих от этой беды.

А сына своего Дмитрия послал в Западные страны, и все полки свои послал с ним, и близких своих домочадцев, сказав им:

«Служите сыну моему, как самому мне, всей жизнью своей». И пошел князь Дмитрий в силе великой, и завоевал землю Немецкую, и взял город Юрьев, и возвратился в Новгород со множеством пленных и с большою добычею .

Отец же его, великий князь Александр, возвратился из Орды от царя и дошел до Нижнего Новгорода, и там занемог, и, прибыв в Городец, разболелся. О горе тебе, бедный человек! Как можешь описать кончину господина своего! Как не выпадут зеницы твои вместе со слезами! Как не вырвется сердце твое с корнем! Ибо отца оставить человек может, но доброго господина нельзя оставить; если бы можно было, то в гроб бы сошел с ним.

Много потрудившись Богу, он оставил царство земное и стал монахом, ибо имел безмерное желание принять ангельский образ. Сподобил же его Бог и больший чин принять — схиму. И так с миром Богу дух свой предал месяца ноября в четырнадцатый день, на память святого апостола Филиппа.

Митрополит же Кирилл говорил: «Дети мои, знайте, что уже зашло солнце земли Суздальской» Иереи и диаконы, черноризцы, нищие и богатые и все люди восклицали: «Уже погибаем!»

Святое же тело Александра понесли к городу Владимиру. Митрополит же, князья и бояре, и весь народ, малые и большие, встречали его в Боголюбове со свечами и кадилами. Люди же толпились, стремясь прикоснуться к святому телу его на честном одре. Стояли же вопль, и стон, и плач, каких никогда не было, даже земля содрогнулась. Положено же было тело его в церкви Рождества святой Богородицы, в великой архимандритье , месяца ноября в 24 день, на память святого отца Амфилохия.

Было же тогда чудо дивное и памяти достойное. Когда было положено святое тело его в гробницу, тогда Севастьян-эконом и Кирилл-митрополит хотели разжать его руку, чтобы вложить грамоту духовную . Он же, будто живой, простер руку свою и принял грамоту из руки митрополита. И смятение охватило их, и едва отступили они от гробницы его. Об этом возвестили всем митрополит и эконом Севастьян. Кто не удивится тому чуду, ведь тело его было мертво, и везли его из дальних краев в зимнее время.

Во имя Господа нашего Иисуса Христа, сына Божия.

Я, жалкий и многогрешный, недалекий умом, осмеливаюсь описать житие святого князя Александра, сына Ярославова, внука Всеволодова. Поскольку слышал я от отцов своих и сам был свидетелем зрелого возраста его, то рад был поведать о святой, и честной, и славной жизни его. Но как сказал Приточник: «В лукавую душу не войдет премудрость: ибо на возвышенных местах пребывает она, посреди дорог стоит, при вратах людей знатных останавливается». Хота и прост я умом, но все же начну, помолившись святой Богородице и уповая на помощь святого князя Александра.

Сей князь Александр родился от отца милосердного и человеколюбивого, и более всего — кроткого, князя великого Ярослава и от матери Феодосии. Как сказал Исайя-пророк: Так говорит господь: «Князей я ставлю, священны ибо они, и я их веду». И воистину — не без божьего повеления было княжение его.

И красив он был, как никто другой, и голос его — как труба в народе, лицо его — как лицо Иосифа, которого египетский царь поставил вторым царем в Египте, сила же его была частью от силы Самсона, и дал ему бог премудрость Соломона, храбрость же его — как у царя римского Веспасиана, который покорил всю землю Иудейскую. Однажды приготовился тот к осаде города Иоатапаты, и вышли горожане, и разгромили войско его. И остался один Веспасиан, и повернул выступивших против него к городу, к городским воротам, и посмеялся над дружиною своею, и укорил ее, сказав: «Оставили меня одного». Так же и князь Александр — побеждал, но был непобедим.

Потому-то один из именитых мужей Западной страны, из тех, что называют себя слугами божьими, пришел, желая видеть зрелость силы его, как в древности приходила к Соломону царица Савская, желая послушать мудрых речей его. Так и этот, по имени Андреаш, повидав князя Александра, вернулся к своим и сказал: «Прошел я страны, народы и не видел такого ни царя среди царей, ни князя среди князей».

Услышав о такой доблести князя Александра, король страны Римской из северной земли подумал про себя: «Пойду и завоюю землю Александрову». И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими, двинулся с огромным войском, пыхая духом ратным. И пришел в Неву, опьяненный безумием, и отправил послов своих, возгордившись, в Новгород к князю Александру, говоря: «Если можешь, защищайся, ибо я уже здесь и разоряю землю твою».

Александр же, услышав такие слова, разгорелся сердцем, и вошел в церковь святой Софии, и, упав на колени пред алтарем, начал молиться со слезами: «Боже славный, праведный, боже великий, сильный, боже превечный, сотворивший небо и землю и установивший пределы народам, ты повелел жить, не преступая чужих границ». И, припомнив слова пророка, сказал: «Суди, господи, обидящих меня и огради от борющихся со мною, возьми оружие и щит и встань на помощь мне».

И, окончив молитву, он встал, поклонился архиепископу. Архиепископ же был тогда Спиридон, он благословил его и отпустил. Князь же, выйдя из церкви, осушил слезы и начал ободрять дружину свою, говоря: «Не в силе бог, но в правде. Вспомним Песнотворца, который сказал: «Одни с оружием, а другие на конях, мы же имя господа бога нашего призовем; они, поверженные, пали, мы же устояли и стоим прямо»». Сказав это, пошел на врагов с малою дружиною, не дожидаясь своего большого войска, но уповая на святую троицу.

Скорбно же было слышать, что отец его, князь великий Ярослав не знал о нашествии на сына своего, милого Александра, и ему некогда было послать весть отцу своему, ибо уже приближались враги. Потому и многие новгородцы не успели присоединиться, так как поспешил князь выступить. И выступил против них в воскресенье пятнадцатого июля, имея веру великую к святым мученикам Борису и Глебу.

И был один муж, старейшина земли Ижорской, именем Пелугий, ему поручена была ночная стража на море. Был он крещен и жил среди рода своего, язычников, наречено же имя ему в святом крещении Филипп, и жил он богоугодно, соблюдая пост в среду и пятницу, потому и удостоил его бог видеть видение чудное в тот день. Расскажем вкратце.

Узнав о силе неприятеля, он вышел навстречу князю Александру, чтобы рассказать ему о станах врагов. Стоял он на берегу моря, наблюдая за обоими путями, и провел всю ночь без сна. Когда же начало всходить солнце, он услышал шум сильный на море и увидел один насад, плывущий по морю, и стоящих посреди насада святых мучеников Бориса и Глеба в красных одеждах, держащих руки на плечах друг друга. Гребцы же сидели, словно мглою одетые. Произнес Борис: «Брат Глеб, вели грести, да поможем сроднику своему князю Александру». Увидев такое видение и услышав эти слова мучеников, Пелугий стоял, трепетен, пока насад не скрылся с глаз его.

Вскоре после этого пришел Александр, и Пелугий, радостно встретив князя Александра, поведал ему одному о видении. Князь же сказал ему: «Не рассказывай этого никому».

После того Александр поспешил напасть на врагов в шестом часу дня, и была сеча великая с римлянами, и перебил их князь бесчисленное множество, а на лице самого короля оставил след острого копья своего. Проявили себя здесь шесть храбрых, как он, мужей из полка Александра. Первый — по имени Гаврило Олексич. Он напал на шнек и, увидев королевича, влекомого под руки, въехал до самого корабля по сходням, по которым бежали с королевичем; преследуемые им схватили Гаврилу Олексича и сбросили его со сходен вместе с конем. Но по божьей милости он вышел из воды невредим, и снова напал на них, и бился с самим воеводою посреди их войска.

Второй, по имени Сбыслав Якунович, новгородец. Этот много раз нападал на войско их и бился одним топором, не имея страха в душе своей; и пали многие от руки его, и дивились силе и храбрости его.

Третий — Яков, родом полочанин, был ловчим у князя. Этот напал на полк с мечом, и похвалил его князь.

Четвертый — новгородец, по имени Меша. Этот пеший с дружиною своею напал на корабли и потопил три корабля.

Пятый — из младшей дружины, по имени Сава. Этот ворвался в большой королевский златоверхий шатер и подсек столб шатерный. Полки Александровы, видевши падение шатра, возрадовались.

Шестой — из слуг Александра, по имени Ратмир. Этот бился пешим, и обступили его враги многие. Он же от многих ран пал и так скончался.

Все это слышал я от господина своего великого князя Александра и от иных, участвовавших в то время в этой битве. Было же в то время чудо дивное, как в прежние дни при Езекии-царе. Когда пришел Сенахирим, царь ассирийский, на Иерусалим, желая покорить святой град Иерусалим, внезапно явился ангел господень и перебил сто восемьдесят пять тысяч из войска ассирийского, и, встав утром, нашли только мертвые трупы. Так было и после победы Александровой: когда победил он короля, напротивоположной стороне реки Ижоры, где не могли пройти полки Александровы, здесь нашли несметное множество убитых ангелом господним. Оставшиеся же обратились в бегство, и трупы мертвых воинов своих набросали в корабли и потопили их в море. Князь же Александр возвратился с победою, хваля и славя имя своего творцаю.

На второй же год после возвращения с победой князя Александра вновь пришли из Западной страны и построили город на земле Александровой. Князь же Александр вскоре пошел и разрушил город их до основания, а их самих -одних повесил, других с собою увел, а иных, помиловав, отпустил, ибо был безмерно милостив. После победы Александров ой, когда победил он короля, на третий год, в зимнее время, пошел он с великй силой на землю немецкую, чтобы не хвастались, говоря: «Покорим себе славянский народ».

А был ими уже взят город Псков и наместники немецкие посажены. Он же вскоре изгнал их из Пскова и немцев перебил, а иных связал и город освободил от безбожных немцев, а землю их повоевал и пожег и пленных взял бесчисленное множество, а других перебил. Немцы же, дерзкие, соединились и сказали: «Пойдем, И победим Александра, и захватим его».

Когда же приблизились немцы, то -проведали о них стражи. Князь же Александр приготовился к бою, и пошли они друг против друга, и покрылось озеро Чудское множеством тех и других воинов. Отец Александра, Ярослав, прислал ему на помощь младшего брата Андрея с большою дружиною. Да и у князя Александра было много храбрых воинов, как в древности у Давида-царя, сильных и стойких. Так и мужи Александра исполнились духа ратного, ведь были сердца их как сердца львов, и воскликнули: «О княже наш славный! Ныне пришло нам время положить головы свои за тебя». Князь же Александр воздел руки к небу и сказал: «Суди меня, боже, рассуди распрю мою с народом неправедным и помоги мне, господи, как в древности помог Моисею одолеть Амалика и прадеду нашему Ярославу окаянного Святополка».

Была же тогда суббота, и когда взошло солнце, сошлись противники. И была сеча жестокая, и стоял треск от ломающихся копий и звон от ударов мечей, и казалось, что двинулось замерзшее озеро, и не было видно льда, ибо покрылось оно кровью.

А это слышал я от очевидца, который поведал мне, что видел воинство божие в воздухе, пришедшее на помощь Александру. И так победил врагов помощью божьей, и обратились они в бегство, Александр же рубил их, гоня, как по воздуху, и некуда было им скрыться. Здесь прославил бог Александра пред всеми полками, как Иисуса Навина у Иерихона. А того, кто сказал: «Захватим Александра», — отдал бог в руки Александра. И никогда не было противника, достойного его в бою. И возвратился князь Александр с победою славною, и было много пленных в войске его, и вели босыми подле коней тех, кто называет себя «божьими рыцарям».

И когда приблизился князь к городу Пскову, то игумены, и священники, и весь народ встретили его перед городом с крестами, воздавая хвалу богу и прославляя господина князя Александра, поюще ему песнь: «Ты, господи, помог кроткой Давиду победить иноплеменников и верному князю нашему оружием веры освободить город Псков от иноязычников рукою Александровою».

И сказал Александр: «О невежественные псковичи! Если забудете это до правнуков Александровых, то уподобитесь иудеям, которых питал господь в пустыне манною небесною и перепелами печеными, но забыли все это они и бога своего, избавившего их от плена египетского».

И прославилось имя его во всех странах, от моря Хонужского и до гор Араратских, и по ту сторону моря Варяжского и до великого Рима.

В то же время набрал силу народ литовский и начал грабить владения Александровы. Он же выезжал и избивал их. Однажды случилось ему выехать на врагов, и победил он семь полков за один выезд и многих князей их перебил, а иных взял в плен, слуги же его, насмехаясь, привязывали их к хвостам коней своих. И начали они с того времени бояться имени его.

В то же время был в восточной стране сильный царь, которому покорил бог народы многие от востока и до запада. Тот царь, прослышав о такой славе и храбрости Александра, отправил к нему послов и сказал: «Александр, знаешь ли, что бог покорил мне многие народы. Что же — один ты не хочешь мне покориться? Но если хочешь сохранить землю свою, то приди скорее ко мне и увидишь славу царства моего».

После смерти отца своего пришел князь Александр во Владимир в силе великой. И был грозен приезд его, и промчалась весть о нем до устья Волги. И жены моавитские начали стращать детей своих, говоря: «Вот вдет Александр!»

Решил князь Александр пойти к царю в Орду, и благословил его епископ Кирилл. И увидел его царь Батый, и поразился, и сказал вельможам своим: «Истину мне сказали, что нет князя, подобного ему». Почтив же его достойно, он отпустил Александра.

После этого разгневался царь Батый на меньшего брата его Андрея и послал воеводу своего Неврюя разорить землю Суздальскую. После разорения Неврюем земли Суздальской князь великий Александр воздвиг церкви, города отстроил, людей разогнанных собрал в дома их. О таких сказал Исайя-пророк: «Князь хороший в странах — тих, приветлив, кроток, смиренен — и тем подобен богу». Не прельщаясь богатством, не забывая о крови праведников, сирот и вдов по правде судит, милостив, добр для домочадцев своих и радушен к приходящим из чужих стран. Таким и бог помогает, ибо бог не ангелов любит, но людей, в щедрости своей щедро одаривает и являет в мире милосердие свое.

Наполнил же бог землю Александра богатством и славою и продлил бог дни его.

Однажды пришли к нему послы от папы из великого Рима с такими словами: «Папа наш так говорит: «Слышали мы, что ты князь достойный и славный и земля твоя велика. Потому и прислали к тебе из двенадцати кардиналов двух умнейших — Агалдада и Ремонта, чтобы послушал ты речи их о законе божьем»».

Князь же Александр, подумав с мудрецами своими, написал ему такой ответ: «От Адама до потопа, от потопа до разделения народов, от смешения народов до начала Авраама, от Авраама до прохождения израильтян сквозь море, от исхода сынов Израилевых до смерти Давида-царя, от начала царствования Соломона до Августа и до Христова рождества, от рождества Христова и до распятия его и воскресения, от воскресения же его и вознесения на небеса и до царствования Константинова, от начала царствования Константинова до первого собора и седьмого — обо всем этом хорошо знаем, а от вас учения не примем». Они же возвратились восвояси.

И умножились дни жизни его в великой славе, ибо любил священников, и монахов, и нищих, митрополитов же и епископов почитал и внимал им, как самому Христу.

Было в те времена насилие великое от иноверных, гнали они христиан, заставляя их воевать на своей стороне. Князь же великий Александр пошел к царю, чтобы отмолить людей своих от этой беды.

А сына своего Дмитрия послал в Западные страны, и все полки свои послал с ним, и близких своих домочадцев, сказав им; «Служите сыну моему, как самому мне, всей жизнью своей». И пошел князь Дмитрий в силе великой, и завоевал землю Немецкую, и взял город Юрьев, и возвратился в Новгород со множеством пленных и с большою добычею.

Отец же его великий князь Александр возвратился из Орды от царя, и дошел до Нижнего Новгорода, и там занемог, и, прибыв в Городец, разболелся. О горе тебе, бедный человек! Как можешь описать кончину господина своего! Как не выпадут зеницы твои вместе со слезами! Как не вырвется сердце твое с корнем! Ибо отца оставить человек может, но доброго господина нельзя оставить; если бы можно было, то в гроб бы сошел с ним.

Много потрудившись богу, он оставил царство земное и стал монахом, ибо имел безмерное желание принять ангельский образ. Сподобил же его бог и больший чин принять — схиму. И такс миром богу дух свой предал месяца ноября в четырнадцатый день, на память святого апостола Филиппа.

Митрополит же Кирилл говорил: «Дети мои, знайте, что уже зашло солнце земли Суздальской!» Иереи и диаконы, черноризцы, нищие и богатые и все люди восклицали: «Уже погибаем!»

Святое же тело Александра понесли к городу Владимиру. Митрополит же, князья и бояре и весь народ, малые и большие, встречали его в Боголюбове со свечами и кадилами. Люди же толпились, стремясь прикоснуться к святому телу его на честном одре. Стояли же вопль, и стон, и плач, каких никогда не было, даже земля содрогнулась. Положено же было тело его в церкви Рождества святой Богородицы, в великой архимандритье, месяца ноября в 24 день, на память святого отца Амфилохия.

Было же тогда чудо дивное и памяти достойное. Когда было положено святое тело его в гробницу, тогда Севастьян-эконом и Кирилл-митрополит хотели разжать его руку, чтобы вложить грамоту духовную. Он же, будто живой, простер руку свою и принял грамоту из руки митрополита. И смятение охватило их, и едва отступили они от гробницы его. Об этом возвестили всем митрополит и эконом Севастьян. Кто не удивится тому чуду, ведь тело его было мертво и везли его из дальних краев в зимнее время. И так прославил бог угодника своего.

Примечания:

«Житие Александра Невского», написанное вскоре после смерти князя (ум. в 1263 г.), создает идеальный образ правителя, защитника своего отечества от военных и идеологических посягательств внешних врагов. Оно не укладывается в каноны житийной литературы, и это понимали древнерусские книжники, внесшие его прежде всего в состав летописей (первая редакция жития вошла в состав Лаврентьевской и Второй Псковской летописей), и только в XVI в. оно вошло в «Великие Четьи-Минеи» Макария и «Пролог».

Само заглавие произведения дает определение его специфики: «Повести о житии и о храбрости благовернаго и великаго князя Александра» — рассказ о жизни, главным содержанием которой явились подвиги «храбрости». Основу жития Александра Невского составляют две воинские повести о битве на Неве и на Чудском озере.

Врагом Русской земли выступает в житии «король части Римьскыя от полунощныя страны»; тем самым автор подчеркивает, что русском православному князю предстоит вступить в борьбу с римско-католическим западным миром, ставящим целью захват «земли Александровой». Враг преисполнен уверенности в своих силах: «в силе тяжце», «пыхая духом ратным», «шатаяся безумием», «загордевся» шлет он послов к Александру со словами: «Аще можеши противитися мне, то се есмь уже зде, пленяя землю твою». Типологически данный эпизод близок эпосу, «Девгениеву деянию», «Александрии».

«Разгореся сердцем», Александр укрепляет свой дух молитвой, по­ступая как подобает благочестивому князю. Он обвиняет врага и нарушении заповеди божией, повелевающей «жити не преступающе в чюжую часть». Уверенный в правоте своей борьбы, Александр воодушевляет войска и с «малой дружиной» устремляется на врагов. В бой он идет с верой «к святыма мученикома Борису и Глебу». Так мотивируется в житии видение старейшины земли Ижорской Пелгуя: на утренней заре он видит плывущих в насаде Бориса и Глеба, спешащих на помощь «сроднику своему князю Александру».

Подробно описывается в житии ход сражения 15 июля 1240 г., большое внимание уделяется подвигам Александра и его храбрым «шести мужам» — богатырским ратникам. Сам Александр проявляет необычайное мужество и бесстрашие в бою, он «возложи печать на лицы шведского короля острым своим копием». Мужеством и храбростью отличались «мужи» Александровы: Гаврило Алексич по единой доске въехал на коне на вражеский корабль и избил бесчисленное множество врагов, его столкнули в воду, но он выплыл ; молодой новогородец Савва подрубил столб златоверхого шатра шведского короля, и падение шатра вызвало ликование в русском стане; Ратмир в пешем строю мужест­венно бился с врагами и скончался от ран на поле боя; Сбыслав Якунович рубился с врагами «единым топорком, не имеяша страха в сердце своем». Ловчий князя Яков Полочанин наехал с мечом на полк. Миша в пешем бою с дружиной «погуби три корабли римлян». При этом сообщается, что о подвигах этих славных «мужей» автор слышал от «своего господина» Александра Ярославича.

Битва на Чудском озере с немецкими рыцарями 5 апреля 1242 г. изображена в традиционной стилистической манере воинских пове­стей: «Бе же тогда субота въсходящю солнцю, и съступишася обои. И бысть сеча зла и труск от копий ломления и звук от сечения мечнаго, яко же и озеру померзъшю двигнутися; и не бе видети леду: покры бо ся кровию».

Ссылаясь на «самовидца», автор жития говорит о помощи Александру небесного полка. На самом деле Александр в этой битве проявил незаурядный полководческий талант, разгадав тактический замысел врагов.

Князь возвращается в Псков, ведя подле коней пленных, «иже именують себе божии ритори». Победа приносит Александру, подчеркивает житие, всемирную славу: «И нача слыти имя его по всем странам и до моря Египетьскаго и до гор Араратьскых и обону страну моря Варяжьскаго и до великаго Риму».

О других воинских подвигах Александра житие сообщает кратко: «единым выездом» он побеждает 7 ратей «языка Литовьскаго».

Много места отводится в житии взаимоотношениям Александра с Ордой. «Царь силен на Въсточней стране» шлет русскому князю своих послов, и их речь служит своеобразным оправданием поездки Александра в Орду. «В силе велице» он приходит во Владимир: И бысть грозен приезд его, и промчеся весть его и до устья Волгы. И начаша жены моавитьскыя (татарские) полошати (устрашать) дети своя, ркуще: «Александр едет»!

Обдумав и получив благословение епископа, Александр идет в Орду. Как ведет себя там князь, житие умалчивает, отмечая только удивление Батыя: «Истинну ми сказасте, яко несть подобна сему князя». Если Александру Батый воздает честь, то по отношению к его меньшому брату проявляет гнев. Причины гнева автор не указывает и лишь отмечает, что его проявлением было пленение Суздальской земли ордынским воеводой Неврюем. Это дает повод автору жития просла-вить Александра — идеального правителя, который «церкви въздвигну, грады испольни, люди распуженыа собра в домы своя».

Прославлению Александра — защитника православия — посвящен в житии рассказ о приходе на Русь папских послов. Александр отвергает их предложение принять католичество, и в этом автор жития видит торжество национальной политики русского князя.

Лаконично сообщает житие о насилиях врага и вторичном хождении князя в Орду, дабы «отмолити людии и от беды тоя», т. е. от участия русских воинов в походах татарских войск.

Завершается житие сказанием о смерти Александра (он был отравлен в Орде) в Городце и его погребении во Владимире. Народ оплакивает любимого князя, «яко земли потрястися». Обращаясь к народу, митрополит Кирилл говорит: » Чада моя, разумейте, яко уже зайде солнце земли Суждальской!» — «Уже погыбаемь!» — ответила толпа. В агиог­рафической традиции описано посмертное чудо Александра: подобно Алексею (под именем Алексея Александр перед смертью был пострижен в схиму), божьему человеку, он протягивает руку из гроба и берет «прощальную грамоту» у митрополита.

Характерной особенностью жития является постоянное присутствие автора-рассказчика. Он спешит заявить о своем смирении во вступлении к житию. Сам он «самовидец… возраста его», «домочадец», об Александре он также слышал «от отець своих». Его присутствие постоянно ощущается в отборе и интерпретации материала. Александр в изображении автора является средоточием лучших качеств прославленных героев ветхозаветной истории: красота лица его подобна красоте Иосифа, сила — часть силы Самсона, премудрость — Соломона, а храбрость — римского царя Веспассиана. Так с помощью ретроспективной исторической аналогии житие прославляет красоту, силу, мудрость и храбрость Александра. Интересно, что среди этих качеств не нашлось места христианским добродетелям — кротости и смирению.

Автор восхищается героем, гордится им, сочувствует ему. Эмоциональное напряжение достигает высшей точки в конце жития: «О, горе тобе, бедный человече! Како можеши написати кончину господина своего! Како не упадета ти зеници вкупе с слезами! Како же не урвется сердце твое от корения!» Он гиперболизирует чувство скорби и горя: «Отца бо оставити человек может, а добра господина не мощно оставити: аще бы лзе, и в гроб бы лезл с ним!»

Таким образом, «Житие Александра Невского» обнаруживает тесную связь как с агиографической литературой, так и с воинскими повестями. Его автором был житель Галицко-Волынской Руси, переселившийся вместе с митрополитом Кириллом III во Владимир1. Исследователи установили связь стиля жития с Галицкой летописью, «Девгениевым деянием», «Историей Иудейской войны» Иосифа Фла­вия, «Сказанием о Борисе и Глебе» и паремийным чтением.

«Житие Александра Невского» становится образцом позднейших княжеских жизнеописаний, в частности жития Дмитрия Донского. Имя Александра Невского пользуется популярностью в Московском государстве. Он оказывает помощь (уже в качестве святого патрона Русской земли) Дмитрию Донскому в победе над монголо-татарскими завоевателями, Ивану Грозному при осаде Казани, а Петр I делает Александра Невского патроном Петербурга.

Заполните вторую часть таблицы цитатами из текста «Жития…» Военные и дипломатические походы Александра Невского: Историческое

Каким предстаёт Александр в своих действиях. Цитаты из «Жития…»:

И вот пришёл некто знатный от западной страны (магистр ордена рыцарей-крестоносцев Андрей фон Фельвен): «Прошел я много стран и городов, но не видал нигде такого ни во царях царя, ни во князьях князя»

Слышал это король от страны полуночной ( шведский король Эрих по прозванию Лепсе)( Картавый): «…распалился сердцем. И начал он крепить дружину свою и сказал: «Не в силе Бог, но в правде»… Пошел на врагов с небольшой дружиной, не дожидаясь, когда соберется вся его сила, уповая на Святую Троицу. Князь Александр возвратился с победою, хваля и славя Творца»

После этой победы князя Александра опять пришли те же… (рыцари-крестоносцы): «Псков освободил от пленения, а землю их повоевал и пожег, много, без числа, взял пленных, а других-порубил. Великий князь Александр немед на них. город срыл до основания, одних избил, дргих с собою привел, а иных помиловал и отпустил, и милостив был без меры»

.»На третий год зимой пошёл он на землю Немецкую с большим войском. Собрались тогда немцы и, похваляясь, сказали: «Пойдём победим князя Александра, поймаем его руками»: «И встретились они на Чудском озере…. И была сеча столь злая, что лед на озере задвигался: льда не было видать, весь покрылся он кровью. Так гнали и рубили врагов полки Александровы, словно неслись они по воздуху, и некуда было тем бежать…»

…В стране восточной некий царь,., (хан Батый): Александр… пришел во Владимир с большим войском, и был грозен приезд его… стали моэвитянки пугать детей своих: «Александр едет!» Посмотрел на него царь Батый, подивился и сказал вельможам своим: «Правду мне говорили, нет князя подобного ему в отечестве его! И отпустил его с великой честью…»

Александр пошёл к царю отмолить людей от беды (поездка Александра Невского в золотую орду в 1262г.): «А брата своего меньшого Ярослава и своего сына Дмитрия послал с новгородцами в западные страны, и все полки отпустил с ними»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *