Живой как жизнь чуковского

Рассказ о русском языке кратко

Русский язык считается одним из наиболее распространенных языков в мире и самым популярным в группе славянских языков. Также наш язык является единственным государственным языком Российской Федерации, одним из шести официальных языков ООН и пятым в мире по числу говорящих на нем людей.

Прародителем современного русского был праславянский язык. Он был бесписьменным, и на нем говорили все славянские племена. В VI н.э. филологи отмечают разделение этого языка на три ветви: западную, южную и восточную. Сейчас к западнославянским языкам относятся польский, словацкий и чешский языки, к южным — болгарский, македонский, словенский, сербский и хорватский, а к восточным — белорусский, украинский и русский. К IX веку формируется древнерусский язык, язык восточных славян, на нем говорили на территории Киевской Руси.

Великий вклад в становление русского языка внесли Кирилл и Мефодий. Именно они создали первый славянский алфавит. Это, конечно, еще была не кириллица, но именно этот вариант алфавита стал отправной точкой развития русской письменности.

Большое влияние на развитие русского языка оказал великий русский ученый М.Ю. Ломоносов. Он не только по праву считается основоположником классицизма в русской литературе, но и является создателем таких трудов, как «Российская грамматика», «Письмо о правилах российского стихотворства». М.Ю. Ломоносов разработал строгие правила не только в грамматике, но и в орфографии, многие из которых используются и до сих пор. Филологические открытия Ломоносова на этом не окончились. Он сделал большой вклад в развитии стихосложения, привнёс в русский язык новые тропы и размеры стихов.

Завершающие штрихи в русскую речь привнес А.С. Пушкин. Именно его заслугой можно считать становление русского языка таким, на котором мы сейчас разговариваем. Великий поэт обогатил и разнообразил нашу речь. Его произведения вдохновляли не только представителей интеллигенции на создание новых литературных шедевров, но и простых людей на изучение родного языка.

Так, русский язык формировался на протяжении многих веков. И не стоит забывать, что русский язык живой. С каждым годом словарный запас обогащается неологизмами. «Селфи», «лайки», «репосты», «лайфхаки» все эти слова пришли в нашу жизнь буквально несколько лет назад. Сложно представить, что же будет с нашим великим языком через сотни лет…

История русского языка: происхождение, отличительные особенности и интересные факты

Язык является наиболее важным фактором национальной идентификации личности, который формирует особенности восприятия, возможность мыслить и говорить, оценивать окружающий мир. История русского языка уходит корнями в события 1,5-2 тысячелетней давности, которые благоприятствовали его созданию. На сегодняшний день он признан самым богатым языком в мире и пятымм по численности населения, которое разговаривает на нем.

Как появился русский язык

В доисторические времена славянские племена говорили на совершенно разных наречиях. Прародители славян проживали на землях, омываемых реками Днепр, Висла и Припять. Уже к середине 1 столетия н. э. племена занимали все территории от Адриатики до оз. Ильмень в северо-восточной части европейского континента.

История возникновения и развития русского языка берет отсчет около 2-1 тыс. лет до н. э., когда из группы индоевропейских языков произошло выделение праславянского диалекта.

Ученые древнерусский язык условно подразделяют на 3 группы по этнической лингвосоставляющей:

  • южнорусская (болгары, словенцы, сербохорваты);
  • западнорусская (поляки, чехи, поморы, словаки);
  • среднерусская (восточная).

Современные нормы лексики и грамматики в русском языке сформировались в результате взаимодействия многих восточнославянских диалектов, которые были распространены на территории Древней Руси и церковнославянского языка. Также на письменную форму оказала большое влияние греческая культура.

Теории происхождения русского языка

Существует несколько теорий, основные из которых связывают начало истории русского языка с древнеиндийским санскритом и древнескандинавским языком.

В соответствии с первой, самым близким к русскому специалисты считают древний язык санкскрит, на котором разговаривали только индийские жрецы и ученые, что свидетельствует о том, что он был привнесен извне. По индуской легенде, которую даже изучают в теософский университетах Индии, в давние времена в Гималаи пришли с Севера 7 учителей с белой кожей, которые и подарили санскрит.

С его помощью были заложены основы брахманской религии, которая и сейчас является одной из массовых, а через нее был создан буддизм. До сих пор брахманы прародиной человечества называют русский Север и даже совершают туда паломничество.

Как отмечают лингвисты, 60 % слов на санскрите полностью совпадают с русскими по своему произношению. Этому вопросы было посвящено много научных трудов, в т. ч. этнографа Н. Р. Гусевой. Она многие годы занималась изучением феномена схожести русского языка и санскрита, называя последний застывшим на 4-5 тысячелетий упрощенным вариантом. Единственным отличием между ними является способ письма: санскрит записывается иероглифами, которые ученые называют славяно-арийскими рунами.

Другая теория истории происхождения русского языка выдвигает гипотезу о том, что само слово «русь» и язык имеют древнескандинавские корни. По данным историков, «росами» называли греки норманнские племена до 9-10 столетий, и только в 10-11 вв. это название перешло к варяжским дружинам, которые пришли на территорию Руси. Именно от них произошли будущие великие князья Древней Руси. Например, в старых берестяных грамотах 11-13 вв. новгородцы считают Русью территорию восточных славян около Киева и Чернигова. И только с 14 в. при сражении с вражескими войсками в летописях они определяют свою принадлежность к русским.

Кирилл и Мефодий: создание азбуки

История русского языка, который образовался в письменном виде, берет свое начало в 9 ст., в эпохе образования Киевской Руси. Алфавит, существовавший тогда в Греции, не мог полностью передать особенности славянского языка, поэтому в 860-866 гг. император Византии Михаил 3-й дал указание о создании новой азбуки для старославянского языка. Таким образом он хотел упростить перевод греческих религиозных рукописей на славянский.

Успех создания его литературной формы ученые возлагают на христианских проповедников Кирилла и Мефодия, которые шли на проповедь в Моравию и, соблюдая пост и молитвы, через 40 дней обрели азбуку-глаголицу. По преданию, именно вера помогла братьям проповедовать христианство необразованным народам Руси.

На тот момент славянский алфавит насчитывал 38 букв. Позднее азбуку-кириллицу доработали их последователи, используя греческое унциальное письмо и устав. Оба алфавита почти совпадают по звучанию букв, различие состоит в форме из написания.

Именно стремительность, с какой происходило распространение русской письменности на Руси, способствовала в последующем тому, что данный язык стал одним из ведущих в своей эпохе. Это также способствовало объединению славянских народов, которое происходило в период 9-11 вв.

Период 12-17 столетий

Одним из известных памятников литературы периода Древней Руси стало «Слове о полку Игореве», повествующее о походе русских князей на половецкое войско. Авторство его до сих пор остается неизвестным. События, описанные в поэме, происходили в 12 в. в эпоху феодальной раздробленности, когда свирепствовали в своих набегах монголо-татары и польско-литовские завоеватели.

К этому периоду относится следующий этап в истории развития русского языка, когда произошло его подразделение на 3 этноязыковые группы, диалектические особенности которых уже сформировались:

  • великорусскую;
  • украинскую;
  • белорусскую.

В 15 в. на европейской территории России существовало 2 основной группы диалектов: южное и северное наречия, каждому из которых были присущи свои особенности: аканье или оканье и др. В этот период зародилось несколько промежуточных среднерусских говоров, среди которых классическим считался московский. На нем стали выходить периодические издания и литература.

Образование Московской Руси послужило толчком к реформе языка: предложения стали более короткими, широко употреблялась бытовая лексика и народные пословицы и поговорки. В истории развития русского языка эпоха начала книгопечатания сыграла большую роль. Показательным примером стало произведение «Домострой», вышедшее в середине 16 в.

В 17 столетии в связи с расцветом государства Польского много пришло терминов из области техники и юриспруденции, при помощи которых русский язык прошел этап модернизации. К началу 18 в. в Европе сильно ощущалось французское влияние, что дало толчок к европеизации высшего общества Российского государства.

Труды М. Ломоносова

Русской письменности простой народ не обучался, а дворяне больше изучали иностранные языки: немецкий, французский и др. Буквари и грамматика до 18 в. изготовляли только на церковнославянском наречии.

История русского литературного языка берет свое начало от реформы алфавита, в ходе которой царь Петр Первый рецензировал 1-е издание новой азбуки. Произошло это в 1710 г.

Ведущую роль при этом сыграл ученый Михаил Ломоносов, который написал первую «Российскую грамматику» (1755 г.). Он придал литературному языку окончательную форму, совершив слияние русского и славянского элементов.

Ломоносов установил стройную систему стилей и объединил все его разновидности, используя устную речь, приказную и некоторые областные вариации, ввел новую систему стихосложения, которая по-прежнему остается главной силой и частью русской поэзии.

Также им был написан труд по риторике и статья, в которой ученый успешно использовал лексического и грамматическое богатство церковно-славянского языка. Ломоносов также написал о трех основных стилях поэтического языка, в которых высоким считалось произведением с наибольшим употреблением славянизмов.

В этот период происходит демократизация языка, его состав и лексика обогащаются за счет грамотных крестьян, устной речи представителей купечества и низших слоев духовенства. Первые наиболее подробные учебники по литературному русскому языку издал писатель Н. Греч в 1820 годы.

В дворянских семьях родной язык изучали преимущественно мальчики, которых готовили для службы в армии, ведь им предстояло командовать солдатами из простого люда. Девочки же изучали французский язык, а русским владели только для общения со слугами. Так, поэт А. С. Пушкин рос во франкоговорящей семье, а на родном языке разговаривал только с няней и бабушкой. Позднее обучение русскому он проходил у священника А. Беликова и местного дьяка. Обучение в Царскосельском лицее проводилось также на родном языке.

В 1820 годы в высшем свете Москвы и Петербурга сложилось мнение о том, что неприлично говорить по-русски, особенно при дамах. Однако вскоре положение изменилось.

Век XIX — век русской литературы

Началом расцвета и моды на русский язык послужил костюмированный бал, который в 1830 г. прошел в Аничковом дворце. На нем фрейлина императрицы прочла стихотворение «Циклоп», специально написанное для торжества А. С. Пушкиным.

В защиту родного языка выступил царь Николай 1-й, который повелел отныне вести на нем всю переписку и делопроизводство. Всех иностранцев при поступлении на службу обязали сдавать экзамен на знание русского, также на нем предписывалось разговаривать при дворе. Такие же требования выдвигал и император Александр 3-й, однако в конце 19 в. в моду вошел английский язык, которому обучали дворянских и царских детей.

Большое влияние на историю развития русского языка в 18-19 вв. оказали ставшие популярными тогда русские писатели: Д. И. Фонвизин, Н. М. Карамзин, Г. Р. Державин, Н. В. Гоголь, И. С. Тургенев, в поэзии — А. С. Пушкин и М. Ю. Лермонтов. Своими произведениями они показали всю красоту родной речи, используя ее свободно и освободив от стилевых ограничений. В 1863 г. вышел в свет «Толковый словарь живого великорусского языка» В. И. Даля.

Заимствования

В истории русского языка существует множество фактов о его росте и обогащении при заимствовании в лексике большого количества слов иностранного происхождения. Часть слов пришла из церковнославянского. В разное время истории степень влияния соседнего языкового сообщества отличалась, но это всегда помогало внедрению новых слов и словосочетаний.

При контакте с европейскими языками длительное время многие слова пришли в русскую речь из них:

  • из греческого: свекла, крокодил, скамья, а также большинство имен;
  • от скифов и иранской группы: собака, рай;
  • из скандинавов пришли некоторые имена: Ольга, Игорь и др.;
  • с тюркского: алмаз, штаны, туман;
  • с польского: банка, поединок;
  • французского: пляж, дирижер;
  • с нидерландского: апельсин, яхта;
  • из романо-германских языков: алгебра, галстук, танец, пудра, цемент;
  • из венгерского: гусар, сабля;
  • с итальянского заимствованы музыкальные термины и кулинарные: паста, сальдо, опера и др.;
  • из английского: джинсы, свитер, смокинг, шорты, джем и др.

Заимствование технических и других терминов приобрело массовое значение в конце 19 и в 20 веке по мере развития новой техники и технологий, особенно с английского языка.

Со своей стороны, русский язык подарил миру множество слов, которые теперь считаются интернациональными: матрешка, водка, самовар, спутник, царь, дача, степь, погром и т.д.

XX век и развитие русского языка

В 1918 г. была проведена реформа русского языка, в которой были введены следующие изменения в алфавит:

  • удалены буквы «ять», «фита», «десятиричное» и заменены на «Е», «Ф» и «И»;
  • отменен твердый знак на концах слов;
  • указано в приставках использовать буквы «с» перед глухими согласными и «з» — перед звонкими;
  • приняты изменения в окончаниях и падежах некоторых слов;
  • «ижица» сама исчезла из алфавита еще до реформы.

Современный русский язык был утвержден в 1942 г., в алфавите которого было прибавлено 2 буквы «Е» и «Й», с тех пор он состоит уже из 33 букв.

К концу 20 и началу 21 века, в связи со всеобщим обязательным образованием, широким распространением средств печати, массовой информации, кино и телевидения, большинство населения России стало разговаривать на стандартном русском литературном языке. Влияние диалектов изредка ощущается только в речи пожилых людей, которые проживают в отдаленной сельской местности.

Интересные факты о русском языке

Многие лингвисты и ученые считают, что русский язык является и самим по себе уникальным по богатству и выразительности и своим существованием вызывает интерес во всем мире. Об этом свидетельствует и статистика, признающая за ним 8 место по распространенности на планете, ведь на нем говорят 250 млн населения.

Самые интересные факты из истории развития русского языка кратко:

  • он входит в 6 рабочих языков в Организации Объединенных Наций (ООН);
  • занимает 4 место в мире в списке самых переводимых на другие языки;
  • большие русскоязычные общины проживают не только в странах бывшего СССР, но и в Турции, Израиле, США и др.;
  • при изучении русского иностранцами он считается одним их самых сложных, вместе с китайским и японским;
  • самые старые книги, написанные на старорусском: Новгородский кодекс (нач. 11в.) и Островирово евангелие (1057 г.) — на церковнославянском;
  • имеет уникальный алфавит, неординарные виды и падежи, много правил и еще больше исключений из них;
  • в старославянском алфавите первой буквой было «Я»;
  • самая молодая буква «Е», которая появилась только в 1873 г.;
  • в русском алфавите некоторые буквы схожи с латинскими, а 2 из них вообще невозможно произнести «Ь» и «Ъ»;
  • в русском языке есть слова, которые начинаются на «Ы», но это географические названия;
  • в 1993 г. в книгу рекордов Гиннеса попало самое длинное слово в мире из 33 букв «рентгеноэлектрокардиографческого», а уже в 2003 г. — из 39 букв «превысокомногорассмотрительствующий»;
  • в России родным языком свободно владеет 99,4% населения.

Краткая история русского языка: факты и даты

Суммируя все данным, можно создать хронологическую последовательность из фактов, которые происходили с древних времен и до наших дней при формировании современного языка:

Даты

События

3-1 тыс. до н. э.

выделение праславянского из группы индоевропейских языков

9 в.

Кирилл и Мефодий создают первую славянскую азбуку

9-11 в.

период расцвета Киевской Руси, распространение русской письменности и языка

12 в.

написание «Слово о Полку Игореве», формирование диалектов и деление русского языка на этнические группы: великорусскую, украинскую, белорусскую

18 в.

заложение основ современного письменного языка, книги Ломоносова по грамматике и риторике

19 в.

расцвет популярности литературного русского языка, выход в свет знаменитых произведений писателей и поэтов

реформа алфавита и русского языка

утвержден современный алфавит из 33 букв и внесены изменения

Приведенная краткая история русского языка отражает ход событий достаточно условно. Ведь развитие и совершенствование устной и письменной форм речи, выход печатных изданий и литературных шедевров происходили в разное время, постепенно набирая все большую популярность среди различных слоев населения России.

Как свидетельствует история и общая характеристика русского языка, развитие его осуществлялось на протяжении тысячелетий, а обогащение за счет новых слов и выражений происходит под влиянием общественно-политической жизни, особенно в последние 100 лет. В 21 веке на его пополнение активно оказывают влияние средства массовой информации и интернет.

Канцелярит. Глава из книги «Живой как жизнь» Корнея Чуковского

Два года назад в Учпедгизе вышло учебное пособие для школы, где мальчиков и девочек учат писать вот таким языком:
«учитывая вышеизложенное»,
«получив нижеследующее»,
«указанный период»,
«означенный спортинвентарь»,
«выдана данная справка»
и даже:
«Дана в том, что… для данной бригады» .
Называется книжка «Деловые бумаги», и в ней школьникам даются указания, как писать протоколы, удостоверения, справки, расписки, доверенности, служебные доклады, накладные и т. д.
Я вполне согласен с составителем книжки: слова и выражения, рекомендуемые им детворе, надобно усвоить с малых лет, ибо потом будет поздно. Я, например, очень жалею, что в детстве меня не учили изъясняться на таком языке: составить самую простую деловую бумагу для меня воистину каторжный труд. Мне легче исписать всю страницу стихами, чем “учитывать вышеизложенное” и “получать нижеследующее”.
Правда, я лучше отрублю себе правую руку, чем напишу нелепое древнечиновничье “дана в том” или “дана… что для данной”, но что же делать, если подобные формы коробят только меня, литератора, а работники учреждений и ведомств вполне удовлетворяются ими?
“Почему-то, — пишет в редакцию газеты один из читателей, — полагают обязательным оформлять различные акты именно так, как оформлял их петровский дьяк, например: “Акт восемнадцатого дня, апреля месяца 1961 года”, и уже дальше обязательно традиционные: мы, нижеподписавшиеся и т. д. Почему не написать просто: “Акт 18 апреля 1961 года”. И без нижеподписавшихся? Ведь внизу акта подписи, и ясно, что комиссия является нижеподписавшейся.
Можно привести много примеров, когда в служебной переписке фигурируют такие шедевры, как: “на основании сего”, “означенный”, “а посему”, и другие такие же перлы, “которым от души позавидовал бы любой гоголевский герой” (из письма В.С. Кондратенко, работника Липецкого совнархоза).
Но при официальных отношениях людей нельзя же обойтись без официальных выражений и слов. По крайней мере один из современных филологов убеждает читателей, что директор учреждения поступил бы бестактно, если бы вывесил официальный приказ, написанный в стиле непринужденной беседы:
“Наши женщины хорошо поработали, да и в общественной жизни себя неплохо показали. Надо их порадовать: скоро ведь 8 Марта наступит! Мы тут посоветовались и решили дать грамоты…”
Филолог убежден, что в данном случае этот стиль нe имел бы никакого успеха: его сочли бы чудаковатым и диким. По мнению филолога, тот же приказ следовало бы составить в таких выражениях:
“В ознаменование Международного женского дня за выдающиеся достижения в труде и плодотворную общественную деятельность вручить грамоты товарищам…” .
Возможно, что филолог и прав: должен же существовать официальный язык в государственных документах, в дипломатических нотах, в реляциях военного ведомства.
Но представьте себе, что в этом же стиле заговорит с вами ваша жена, беседуя за обедом о домашних делах.
“Я ускоренными темпами, — скажет она, — обеспечила восстановление надлежащего порядка на жилой площади, а также в предназначенном для приготовления пищи подсобном помещении общего пользования (то есть на кухне. — К.Ч.). В последующий период времени мною было организовано посещение торговой точки с целью приобретения необходимых продовольственных товаров”.
После чего вы, конечно, отправитесь в загс, и там из глубочайшего сочувствия к вашему горю немедленно расторгнут ваш брак.
Ибо одно дело — официальная речь , а другое — супружеский разговор с глазу на глаз. “Чувство соразмерности и сообразности” играет и здесь решающую роль: им определяется стиль нашей речи .
Помню, как смеялся А.М. Горький, когда бывший сенатор, почтенный старик, уверявший его, что умеет переводить с “десяти языков”, принес в издательство “Всемирная литература” такой перевод романтической сказки:
“За неимением красной розы, жизнь моя будет разбита”.
Горький указал ему, что канцелярский оборот “за неимением” неуместен в романтической сказке. Старик согласился и написал по-другому:
“Ввиду отсутствия красной розы жизнь моя будет разбита”, чем доказал полную свою непригодность для перевода романтических сказок. Этим стилем перевел он весь текст:
“Мне нужна красная роза, и я добуду себе таковую”.
“А что касается моего сердца, то оно отдано принцу” .
“За неимением”, “ввиду отсутствия”, “что касается” — все это было необходимо в тех казенных бумагах, которые всю жизнь подписывал почтенный сенатор, но в сказке Оскара Уайльда это кажется бездарною чушью.
Поэтому книжка “Деловые бумаги” была бы еще лучше, еще благодетельнее, если бы ее составитель обратился к детям с таким увещанием:
— Запомните раз навсегда, что рекомендуемые здесь формы речи надлежит употреблять исключительно в официальных бумагах. А во всех других случаях-в письмах к родным и друзьям, в разговорах с товарищами, в устных ответах у классной доски — говорить этим языком воспрещается. Не для того наш народ вместе с гениями руского слова — от Пушкина до Чехова и Горького — создал для нас и для наших потомков богатый, свободный и сильный язык, поражающий своими изощренными, гибкими, бесконечно разнообразными формами, не для того нам оставлено в дар это величайшее сокровище нашей национальной культуры, чтобы мы, с презрением забросив его, свели свою речь к нескольким десяткам штампованных фраз.
Сказать это нужно с категорической строгостью, ибо в том и заключается главная наша беда, что среди нас появилось немало людей, буквально влюбленных в канцелярский шаблон, щеголяющих — даже в самом простом разговоре! — бюрократическими формами речи.
II
Я слышал своими ушами, как некий посетитель ресторана, желая заказать себе свиную котлету, сказал официанту без тени улыбки:
— А теперь заострим вопрос на мясе.
И как один дачник во время прогулки в лесу заботливо спросил у жены:
— Тебя не лимитирует плащ?
Обратившись ко мне, он тут же сообщил не без гордости:
— Мы с женою никогда не конфликтуем!
Причем я почувствовал, что он гордится не только отличной женой, но и тем, что ему доступны такие слова, как конфликтовать, лимитировать.
Мы познакомились. Оказалось, что он ветеринар, зоотехник и что под Харьковом у него есть не то огород, не то сад, в котором он очень любит возиться, но служба отвлекает его.
— Фактор времени… Ничего не поделаешь! -снова щегольнул он культурностью своего языка.
С таким щегольством я встречаюсь буквально на каждом шагу.
В поезде молодая женщина, разговорившись со мною, расхваливала свой дом в подмосковном колхозе:
— Чуть выйдешь за калитку, сейчас же зеленый массив!
— В нашем зеленом массиве так много грибов и ягод.
И видно было, что она очень гордится собою за то, что у нее такая “культурная” речь.
Та же гордость послышалась мне в голосе одного незнакомца, который подошел к моему другу, ловившему рыбу в соседнем пруду, и, явно щеголяя высокой “культурностью речи”, спросил:
— Какие мероприятия предпринимаете вы для активизации клева?
— Стерегу индивидуальных свиней! — сказал мне лет десять назад один бородатый пастух.
Как бы ни были различны эти люди, их объединяет одно: все они считают правилом хорошего тона возможно чаще вводить в свою речь (даже во время разговора друг с другом) слова и обороты канцелярских бумаг, циркуляров, реляций, протоколов, докладов, донесений и рапортов.
Дело дошло до того, что многие из них при всем желании не могут выражаться иначе: так глубоко погрязли они в своем департаментском стиле.
Молодой человек, проходя мимо сада, увидел у калитки пятилетнюю девочку, которая стояла и плакала. Он ласково наклонился над ней и, к моему изумлению, сказал:
— Ты по какому вопросу плачешь?
Чувства у него были самые нежные, но для выражения нежности не нашлось человеческих слов.
Иные случаи такого сочетания двух стилей не могут не вызвать улыбки. Эта улыбка, и притом очень добрая, чувствуется, например, в стихах Исаковского, когда он приводит хотя бы такое письмо одной юной колхозницы к человеку, в которого она влюблена:
Пишу тебе
Официально
И жду дальнейших директив.
Признаться, и я улыбнулся недавно, когда знакомая уборщица, кормившая голубей на балконе, вдруг заявила в сердцах:
— Энти голуби — чистые свиньи, надо их отседа аннулировать!
Фраза чрезвычайно типичная. Аннулировать мирно уживается в ней с отседа и энти.
Но хотя в иных случаях сосуществование стилей и может показаться забавным, примириться с ним никак не возможно, ибо в стихию нормальной человеческой речи и здесь врывается все та же канцелярия.
Официозная манера выражаться отозвалась даже на стиле объявлений и вывесок. Уже не раз отмечалось в печати, что “Починка белья” на нынешних вывесках называется “Ремонтом белья”, а швейные мастерские — “Мастерскими индпошива” (“индивидуальный пошив”).
“Индпошив из материала заказчика” — долго значилось на вывеске одного ателье.
Эта языковая тенденция стала для меня особенно явной на одном из кавказских курортов. Там существовала лет десять лавчонка, над которой красовалась простая и ясная вывеска: “Палки”.
Недавно я приехал в тот город и вижу: лавчонка украшена новою вывескою, где те же палки именуются так: “Палочные изделия”. Я спросил у старика продавца, почему он произвел эту замену. Он взглянул на меня, как на несомненного олуха, не понимающего простейших вещей, и не удостоил ответом. Но в лавке находился покупатель, который пояснил снисходительно, что палочные изделия гораздо “красивше”, чем палки.
Едва только я вышел из этой лавчонки, я увидел вывеску над бывшей кондитерской: “Хлебобулочные изделия”. А за углом в переулке меня поджидали: “Чулочно-носочные изделия”. Соберите эти отдельные случаи, и вы увидите, что все они в своей совокупности определяют собою очень резко выраженный процесс вытеснения простых оборотов и слов канцелярскими.
Особенно огорчительно то, что такая “канцеляризация” речи почему-то пришлась по душе обширному слою людей. Эти люди простодушно уверены, что палки — низкий слог, а палочные изделия — высокий. Им кажутся весьма привлекательными такие, например, анекдотически корявые формы, как:
“Обрыбление пруда карасями”, “Крысонепроницаемость зданий”, “Обсеменение девушками дикого поля”, “Удобрение в лице навоза” и т. д., и т. д., и т. д.
Многие из них упиваются этим жаргоном как великим достижением культуры.
Та женщина, которая в разговоре со мною называла зеленым массивом милые ее сердцу леса, несомненно, считала, что этак “гораздо культурнее”. Ей — я уверен — чудилось, что, употребив это ведомственное слово, она выкажет себя перед своим собеседником в наиболее благоприятном и выгодном свете. Дома, в семейном кругу, она, несомненно, говорит по-человечески: роща, перелесок, осинник, дубняк, березняк, но чудесные эти слова кажутся ей слишком деревенскими, слишком простецкими, и вот в разговоре с “культурным” городским человеком она изгоняет их из своего лексикона, предпочитая им “зеленый массив”.
Это очень верно подметил П. Нилин. По его словам, “человек, желающий высказаться “покультурнee”, не решается порой назвать шапку шапкой, а пиджак пиджаком. И произносит вместо этого строгие слова: головной убор или верхняя одежда” .
“Головной убор”, “зеленый массив”, “в курсе деталей”, “палочные изделия”, “конфликтовать”, “лимитировать”, “гужевой транспорт” для этих людей парадные и щегольские слова, а шапка, лес, телега — затрапезные, будничные. Этого мало. Сплошь и рядом встречаются люди, считающие канцелярскую лексику коренной принадлежностью подлинно литературного, подлинно научного стиля.
Ученый, пишущий ясным, простым языком, кажется им плоховатым ученым. И писатель, гнушающийся официозными трафаретами речи, представляется им плоховатым писателем.
“Прошли сильные дожди”, — написал молодой литератор В. Зарецкий, готовя радиопередачу в одном из крупных колхозов под Курском. Заведующий клубом поморщился: — Так не годится. Надо бы литературнее. Напишите-ка лучше вот этак: “Выпали обильные осадки” .
Литературность виделась этому человеку не в языке Льва Толстого и Чехова, а в штампованном жаргоне казенных бумаг. Здесь же, по убеждению подобных людей, главный, неотъемлемый признак учености.
Некий агроном, автор ученой статьи, позволил себе ввести в ее текст такие простые слова, как мокрая земля и глубокий снег.
— Вы нe уважаете читателя! — накинулся на него возмущенный редактор. — В научной статье вы обязаны писать — глубокий снежный покров и избыточно увлажненная почва .
Статья или книга может быть в научном отношении ничтожна, но если общепринятые, простые слова заменены в ней вот этакими бюрократически закругленными формулами, ей охотно отдадут предпочтение перед теми статьями и книгами, где снег называется снегом, дождь — дождем, а мокрая почва — мокрой.
“Изобрети, к примеру, сегодня наши специалисты кирпич в том виде, в каком он известен сотни лет, они назвали бы его не кирпичом, а непременно чем-то вроде легкоплавкого, песчано-глинистого обжигоблока или как-то в этом роде”, — пишет в редакцию “Известий” читатель Вас. Малаков.
И “научность” и “литературность” мерещится многим именно в этом омертвелом жаргоне. Многие псевдоученые вменяют себе даже в заслугу такой тяжелый, претенциозно-напыщенный слог. Это явление не новое. Еще Достоевский писал:
“Кто-то уверял нас, что если теперь иному критику захочется пить, то он не скажет прямо и просто: “принеси воды”, а скажет, наверное, что-нибудь в таком роде:
— Привнеси то существенное начало овлажнения, которое послужит к размягчению более твердых элементов, осложнившихся в моем желудке”
Конечно, со стороны представляется диким, что существует эстетика, предпочитающая бесцветные, малокровные, стерилизованные, сухие слова прекрасным, образным, общенародным словам. Но невозможно отрицать, что эта эстетика до самого последнего времени была очень сильна и властительна.
У многих и сейчас существуют как бы два языка: один для домашнего обихода и другой для щегольства “образованностью”. Константин Паустовский рассказывает о председателе сельсовета в среднерусском селе, талантливом и остроумном человеке, разговор которого в обыденной жизни был полон едкого и веселого юмора. Но стоило ему взойти на трибуну, как, подчиняясь все той же убогой эстетике, он тотчас начинал канителить:
“— Что мы имеем на сегодняшний день в смысле дальнейшего развития товарной линии производства молочной продукции и ликвидирования ее отставания по плану надоев молока?”
“Назвать этот язык русским, — говорит Паустовский, — мог бы только жесточайший наш враг” ,
Это было бы справедливо даже в том случае, если бы во всей речи почтенного колхозного деятеля не было ни единого иноязычного слова.
К сожалению, дело обстоит еще хуже, чем полагает писатель: канцелярский жаргон просочился даже в интимную речь. На таком жаргоне — мы видели — пишутся даже любовные письма. И что печальнее в тысячу раз — он усиленно прививается детям чуть не с младенческих лет.
В газете “Известия” в прошлом году приводилось письмо, которое одна восьмилетняя школьница написала родному отцу:
“Дорогой папа! Поздравляю тебя с днем рождения, желаю новых достижений в труде, успехов в работе и личной жизни. Твоя дочь Оля”.
Отец был огорчен и раздосадован:
— Как будто телеграмму от месткома получил, честное слово.
И обрушил свой гнев на учительницу:
— Учите, учите, а потом и вырастет этакий бюрократ: слова человеческого не вымолвит!..
Письмо действительно бюрократически черствое, глубоко равнодушное, без единой живой интонации.
Горе бедного отца мне понятно, я ему глубоко сочувствую, тем более что и я получаю такие же письма. Мне, как и всякому автору книг для детей, часто пишут школьники, главным образом маленькие, первого класса. Письма добросердечные, но, увы, разрывая конверты, я заранее могу предсказать, что почти в каждом письме непременно встретятся такие недетские фразы:
“Желаем вам новых достижений в труде”, “желаем вам творческих удач и успехов…”.
“Новые достижения”, “творческие успехи” — горько видеть эти стертые трафаретные фразы, выведенные под руководством учителей и учительниц трогательно-неумелыми детскими пальцами. Горько сознавать, что в наших школах, если не во всех, то во многих, иные педагоги уже с первого класса начинают стремиться к тому, чтобы “канцеляризировать” речь детей.
И продолжают это недоброе дело до самой последней минуты их пребывания в школе.

Недавно в лондонском “Таймсе” появилась статья о молодежном жаргоне. Автор статьи почему-то уверен, будто этот жаргон — исключительное достояние нашей страны. Согласиться с ним никак не возможно. Сейчас предо мною монументальный словарь американского слэнга “The American Thesaurus of Slang” (изданный в 1945 году). В нем 1174 страницы. Шестнадцатая глава словаря называется “Колледж” и вся посвящена арготизмам, употреблявшимся в тамошних вузах. Оказывается, что, например, о хорошенькой девушке в жаргоне американских студентов существовало в те годы 68 (шестьдесят восемь!) арготических слов: вау, драб, джиггер, пичалулу, лукерино, лоллео и другие, звучащие нисколько не лучше, чем наши шмакодявка ичувиха .

За эти годы словарь до того устарел, что пользоваться им уже невозможно. Все эти вау и драб отцвели, не успев расцвесть. Очень хрупки слова-однодневки: всякое новое поколение учащихся постоянно заменяет их новыми.

Английский филолог С. Поттер насчитал в речи современных британцев целых двадцать восемь арготических слов, соответствующих нашему уходи прочь. Среди них есть такие непривычные для английского уха, как шушу (shoo-shoo), вемуз (wamoose), имши (imshe), скидеддл (skedaddl) и пр. Нашему железный, законный там вполне со-ответствуют девятнадцать синонимов, вроде киф (kiff), юм-юм (yum-yum), пош (posh), топ-ноч (top-notch) и т.д., и все они стоят за пределами общепринятой английской речи . Об этом в «Таймсе» почему-то ни слова.

История всех арготических словечек показывает, что никакие жаргоны не вредят языку. Сфера их применения узка. К нормативной общепринятой речи каждый из них относится, как пруд к океану.

Хотя, конечно, весьма огорчительно, что хахатуры икодлы так приманчивы для наших подростков, но мы не вправе обвинять этот убогий жаргон в том, будто от него в какой-нибудь мере страдает общенациональный язык. Русский язык, несмотря ни на что, остается таким же несокрушимо прекрасным, и никакие жаргоны не могут испортить его.

Каковы бы ни были те или иные жаргоны, самое их существование доказывает, что язык жив и здоров. Только у мертвых языков не бывает жаргонов. К тому же нельзя не сознаться: иные из этих жаргонных словечек так выразительны, колоритны и метки, что я нисколько не удивился бы, если бы в конце концов им посчастливилось проникнуть в нашу литературную речь. Хотя в настоящее время все они в своей совокупности свидетельствуют об убожестве психической жизни того круга людей, который культивирует их, но ничто не мешает двум-трем из них в ближайшем же будущем оторваться от этого круга и войти в более высокую лексику.

Вот сколько мнимых болезней приписывают нынешней речи поборники ее чистоты.

Надеюсь, что всякий, кто внимательно прочитал предыдущие главы, не мог не согласиться со мною, что болезни эти в большинстве случаев действительно мнимые. Русскому языку не нанесли существенного ущерба ни проникшие в него иностранные термины, ни так называемые “умслопогасы”, ни студенческий, ни школьный жаргон.

Гораздо серьезнее тот тяжкий недуг, от которого, по наблюдению многих, еще до сих пор не избавилась наша разговорная и литературная речь.

Имя недуга — канцелярит (по образцу колита, дифтерита, менингита).

На борьбу с этим затяжным, изнурительным и трудноизлечимым недугом мы должны подняться сплоченными силами — мы все, кому дорого величайшее достояние, русской народной культуры, наш мудрый, выразительный, гениально-живописный язык.

Глава шестая

КАНЦЕЛЯРИТ

Куда скрылось живое, образное русское слове?

М.Е. Салтыков-Щедрин

…это все продолжает быть удивительным, именно потому, что живые люди, в цвете здоровья и силы решаются говорить языком тощим, чахлым, болезненным…

Ф.М. Достоевский

I

Два года назад в Учпедгизе вышло учебное пособие для школы, где мальчиков и девочек учат писать вот таким языком:

«учитывая вышеизложенное»,

«получив нижеследующее»,

«указанный период»,

«означенный спортинвентарь»,

«выдана данная справка»

и даже:

«Дана в том, что… для данной бригады» .

Называется книжка «Деловые бумаги», и в ней школьникам даются указания, как писать протоколы, удостоверения, справки, расписки, доверенности, служебные доклады, накладные и т. д.

Я вполне согласен с составителем книжки: слова и выражения, рекомендуемые им детворе, надобно усвоить с малых лет, ибо потом будет поздно. Я, например, очень жалею, что в детстве меня не учили изъясняться на таком языке: составить самую простую деловую бумагу для меня воистину каторжный труд. Мне легче исписать всю страницу стихами, чем “учитывать вышеизложенное” и “получать нижеследующее”.

Правда, я лучше отрублю себе правую руку, чем напишу нелепое древнечиновничье “дана в том” или “дана… что для данной”, но что же делать, если подобные формы коробят только меня, литератора, а работники учреждений и ведомств вполне удовлетворяются ими?

“Почему-то, — пишет в редакцию газеты один из читателей, — полагают обязательным оформлять различные акты именно так, как оформлял их петровский дьяк, например: “Акт восемнадцатого дня, апреля месяца 1961 года”, и уже дальше обязательно традиционные: мы, нижеподписавшиеся и т. д. Почему не написать просто: “Акт 18 апреля 1961 года”. И без нижеподписавшихся? Ведь внизу акта подписи, и ясно, что комиссия является нижеподписавшейся.

Можно привести много примеров, когда в служебной переписке фигурируют такие шедевры, как:“на основании сего”, “означенный”, “а посему”, и другие такие же перлы, “которым от души позавидовал бы любой гоголевский герой” (из письма В.С. Кондратенко, работника Липецкого совнархоза).

Но при официальных отношениях людей нельзя же обойтись без официальных выражений и слов. По крайней мере один из современных филологов убеждает читателей, что директор учреждения поступил бы бестактно, если бы вывесил официальный приказ, написанный в стиле непринужденной беседы:

“Наши женщины хорошо поработали, да и в общественной жизни себя неплохо показали. Надо их порадовать: скоро ведь 8 Марта наступит! Мы тут посоветовались и решили дать грамоты…”

Филолог убежден, что в данном случае этот стиль нe имел бы никакого успеха: его сочли бы чудаковатым и диким. По мнению филолога, тот же приказ следовало бы составить в таких выражениях:

“В ознаменование Международного женского дня за выдающиеся достижения в труде и плодотворную общественную деятельность вручить грамоты товарищам…” .

Возможно, что филолог и прав: должен же существовать официальный язык в государственных документах, в дипломатических нотах, в реляциях военного ведомства.

Но представьте себе, что в этом же стиле заговорит с вами ваша жена, беседуя за обедом о домашних делах.

“Я ускоренными темпами, — скажет она, — обеспечила восстановление надлежащего порядка на жилой площади, а также в предназначенном для приготовления пищи подсобном помещении общего пользования (то есть на кухне. — К.Ч.). В последующий период времени мною было организовано посещение торговой точки с целью приобретения необходимых продовольственных товаров”.

После чего вы, конечно, отправитесь в загс, и там из глубочайшего сочувствия к вашему горю немедленно расторгнут ваш брак.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *