Живот это жизнь

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Не щадя живота своего.
В Казахстане из-за абортов ежегодно не рождается 170 тысяч детей

В стране, в которой ежегодно делается около 170 тысяч абортов, сильная демографическая политика должна быть выдвинута в ранг ведущих приоритетов национальной безопасности. Если государство по-прежнему будет относиться к этому безучастно, то совсем скоро мы вслед за Россией войдем в ситуацию «демографического креста»: кривая рождаемости идет вниз, а кривая смертности — вверх. То есть численность населения снижается уже не только из-за процессов внешней миграции, но и естественным образом

К сожалению, правовое оформление демографической политики государства недостаточно подкреплено конкретными действиями со стороны власти. Другими словами, к вопросам рождаемости правительство подошло через соответствующий орган. А ведь процесс рождаемости в количественном отношении всегда регулируется, так сказать, сверху. То есть без соответствующих вливаний рождаемости и не ждите!

Власть по-прежнему возлагает основную свою надежду на улучшение демографической ситуации лишь за счет репатриантов из Узбекистана, Таджикистана и Монголии. Или, как пел Булат Окуджава: «Ничего, что вы чужие. Вы рожайте! Я потом, что непонятно, объясню. Вы рожайте, вы рожайте — вам зачтется! Что гадать нам — удалось, не удалось».

Приравнять супружеский долг к гражданскому

Казахстан — одна из самых малонаселенных стран мира. Плотность населения составляет 5,5 человека на один кв. км. За годы независимости численность населения страны неуклонно падала, что объясняется миграционным оттоком населения, а также снижением уровня рождаемости.

У нас 60 процентов родов протекает с теми или иными осложнениями. Сокращается число нормальных родов, их доля составляет лишь 35 процентов. Каждый третий родившийся ребенок имеет отклонения в состоянии здоровья. Высок уровень смертности детей до 5 лет (Казахстан занимает 61-е место в мире). Ежегодно в стране делается около 170 тысяч абортов!

Количество рожденных детей в республике увеличивается, однако до демографического взрыва пока далеко. В начале нового века в стране родились 222 тысячи малышей. Почти три года кривая рождаемости колебалась в пределах этой цифры. И лишь в 2003 году произошел всплеск — 247 тысяч младенцев принес аист на просторы Великой степи. В последующие два года в Казахстане рождалось по 270 тысяч младенцев. И, наконец, в 2006 году казахстанских женщин «прорвало» — на свет появилось 300 тысяч новых казахстанцев. Прошлый год также стал плодовитым, невзирая на все потрясения мирового экономического кризиса: по состоянию на 1 октября 2007 года стране понадобилось 239 тысяч колыбелей.

Наиболее плодовитой областью считается Южно-Казахстанская, где ежегодно в среднем рождается около 50 тысяч малышей. Рекордсменами считаются также Алматинская область (30 тысяч) и Алматы (25 тысяч).

В Астане на свет появляется ежегодно 10 тысяч младенцев, что по меркам миллионного мегаполиса — не уровень. Но за последние семь лет здесь произошло удвоение рождаемости, чем может похвастать ни каждый город Казахстана. Кстати, подобный успех зафиксирован и в Алматы.

Антирекордсменом стала Северо-Казахстанская область, где из года в год рождается не более 8 тысяч детей, а также Акмолинская, Костанайская, Атырауская и Павлодарская области, которые выдают «на-гора» не более чем 11 тысяч младенцев.

Мать десяти детей Райкуль Дуйкенова, а по совместительству председатель Союза многодетных семей Астаны истинную причину плохой рождаемости видит в разнузданности молодежи.

— Количество абортов превышает рождаемость в два раза, — возмущается уважаемая жительница столицы. — Мы, многодетные матери, называем аборты одним словом — криминал. Я не понимаю этого бесчеловечного шага. Сейчас мамашами становятся лишь в 31-35 лет.

Кроме того, Райкуль Дуйкенова сетует на бюрократические препоны, воздвигнутые на пути получения соцпособий:

— Сейчас ввели социальные гарантии для работающих матерей — это здорово. Но, на мой взгляд, все процедуры, связанные с выплатами пособий, излишне бюрократизированы. Приходится обивать десятки порогов и собирать 15 наименований всевозможных справок. Порой больше средств уходит на эту волокиту.

У казахов шанс есть!

— Демографический фактор играет все более возрастающую роль в развитии Казахстана, — считает известный социолог Александр Алексеенко. — Государство с большой территорией обладает несопоставимо малым по численности населением, которое при этом еще и сокращается. Тенденции демографического развития таковы, что в Казахстане смертность может начать превышать рождаемость.

— Авторы Программы демографического развития Казахстана считают, что ставка должна быть сделана на сельских жителей.

— Действительно, у сельских женщин суммарный коэффициент рождаемости в два раза выше, чем у городских. А кто в основном живет на селе? Конечно, коренное население. Поэтому выправление демографической ситуации в стране объективно по силам именно казахскому сегменту населения. Ныне наиболее многочисленный, он оказывает существенное воздействие на демографические процессы в стране.

Важная особенность демографического развития казахов — ускоренный демографический переход. Первый его этап происходил у коренного населения в конце 50-х годов прошлого века. В то время смертность существенно сократилась, рождаемость повысилась, в результате чего произошел ускоренный рост населения — так называемый демографический взрыв. Достаточно сказать, что коэффициент рождаемости у казахов вообще был самым высоким в СССР.

В конце 70-х годов все большая доля рождений концентрируется в возрастной группе 20-29 лет. Правда, темпы снижения рождаемости у казахов были несколько ниже, чем у «европейцев». Другими словами, уже в 1970-80-х годах у казахов обозначился процесс смены самого типа рождаемости — от традиционного к современному.

Политический и социально-экономический кризис 90-х годов затронул все слои населения, но особенно сильно ударил по сельскому населению. Как следствие, в 1990-1995 годах рождаемость у казахов снизилась на 17,6 процента, смертность увеличилась на 14,3 процента, а естественный прирост сократился на 26,1 процента. Причем происходило это на фоне молодой возрастной структуры этноса, что только подчеркнуло остроту демографического кризиса.

К началу XXI века социально-экономическая ситуация в Казахстане изменилась в лучшую сторону, по многим показателям республика идет впереди большинства стран СНГ. Новые стратегические приоритеты государства почти не оставляют возможностей для расширенного традиционного воспроизводства. Следствие известно: сокращение рождаемости и постепенное старение населения. Исключений почти не бывает. Такие страны, как Кувейт или ОАЭ, не показательны: благодаря богатейшим и легкодоступным сырьевым запасам они столь стремительно достигли благополучия, что традиционные нормы не были в них разрушены индустриализацией и урбанизацией. Гораздо корректнее сравнение Казахстана с близкими ему по приоритетам социально-экономического развития «азиатскими тиграми». А в них 30-летний период экономического роста обернулся падением суммарного коэффициента рождаемости: в Таиланде — в 2,4 раза, Сингапуре — в 2,6, Гонконге — в 2,8, а в Малайзии — в 2,9 раза.

— Получается, расчет на то, что на фоне экономического роста резко увеличится рождаемость, вряд ли оправдается?

— Совпавший с экономическими успехами рост общего коэффициента рождаемости не должен вводить в заблуждение: он лишь следствие второй демографической волны, вступления в репродуктивный возраст многочисленных поколений, родившихся в конце 70-х годов прошлого века. Не следует думать, что началось демографическое выздоровление. Налицо лишь объективные изменения возрастно-половой структуры населения. Реального же роста рождаемости не наблюдается, ее суммарный коэффициент остается на низком уровне.

Демографическое будущее Казахстана не предполагает широкого распространения традиционной многодетной семьи. Происходящая быстрыми темпами у казахов смена традиционного аграрного типа рождаемости современным индустриальным — необратимый процесс, поэтому призывы к возврату традиционной многодетности вызывают удивление. Да, многодетность была характерна практически для всех народов мира, но постепенно она сошла на нет. Далеко за примерами ходить не надо, достаточно вспомнить демографическую историю казахстанских русских. В середине 20-х годов XX века их семьи по числу детей почти вдвое превышали казахские, но урбанизация и индустриализация привели к тому, что в настоящее время уже говорят о традиционной малодетности русских. Сходный путь в последние десятилетия прошли многие народы, не менее казахов чтящие обычаи и традиции: японцы, итальянцы, корейцы. Казахи уже более 20 лет идут в том же направлении, кризис 1990-х годов лишь ускорил это движение.

В наше время девушки, в отличие от своих прабабушек, не стремятся родить по 10 детей и всю свою жизнь посвятить их воспитанию. Сейчас они стараются получить престижное образование, утвердиться в обществе, построить карьеру. Основной критерий жизни современных девушек — успешность. Это им крайне необходимо, чтобы уже потом, прочно держась на ногах, у них была возможность родить и достойно обеспечить своего ребенка. Причем не столько материнской заботой, сколько материально.

— Что возврат в традиционное прошлое маловероятен (если вообще возможен), доказывается не только демографическими показателями. Недавно провели социологический опрос, целью которого было выявление социальных приоритетов населения Казахстана. Выяснилось, что «стать главой большого и уважаемого семейства» мечтают лишь 24,9 процента казахов, 16,1 процента русских и 16,9 процента представителей других народов. А вот стремление «стать высококвалифицированным, высокооплачиваемым специалистом» выразили 55,6 процента казахов, 66,7 процента русских и 66,1 процента представителей остальных этнических групп. Как видно, независимо от этнической принадлежности, лишь меньшая часть жителей Казахстана делает ставку на традиционные ценности. У большинства ценностные приоритеты иные: образование, карьера, высокооплачиваемая работа — все то, что очень редко сочетается с многодетной семьей.

— И каков ваш демографический прогноз?

— Можно с уверенностью предположить, что широкого распространения многодетности не будет. Один-два ребенка станет наиболее популярным вариантом. Вместе с тем Казахстану, точнее, казахам предоставляется редкий шанс для существенного улучшения демографической ситуации даже в таких условиях. Демографический взрыв в стране случился после ряда социальных катастроф, унесших сотни тысяч жизней: событий 1916 года, голода 1920-х и 1930-х годов, сталинских репрессий и Великой Отечественной войны. Он во многом компенсировал страшные потери, а поднятые им демографические волны дают возможность значительного увеличения численности казахов. В России, например, потенциал демографического взрыва, проходившего в конце 1920-х и 1930-х годах, был фактически полностью уничтожен катастрофами двух последующих десятилетий, история не оставила ей шанса для демографического выздоровления.

У казахов такой шанс есть — это вторая демографическая волна, воздействие которой ощущается с начала нынешнего века.

Чтобы повысить рождаемость, надо просто любить людей

Для того чтобы повысить рождаемость в Казахстане, государству не нужно тратить миллионы долларов. Необходимо единственное условие — окружить женщин вниманием и любовью. И тогда каждая из них с радостью пойдет рожать.

Так считает заведующая «Семейной амбулатории» алматинского медицинского центра «ХАК», врач акушер-гинеколог высшей категории Виктория Асанова.

— В начале 1980-х годов в роддомах в сутки проходило от 30 до 40 родов, — рассказывает Виктория Ивановна. — Если их было всего 15, то считалось, что смена практически не работала. В 90-х годах эта цифра сократилась до 5-6 родов в сутки. Время было тяжелое, и на этот шаг шли либо 18-летние девушки, либо женщины, решившие родить первого ребенка далеко за 30 лет. А количество абортов, напротив, возросло. Сейчас времена изменились, и женщины стали больше рожать — второго, третьего и даже четвертого ребенка.

— Нынче много говорят о том, что детей в семьях стали планировать.

— Действительно, семьи стали подходить к деторождению более осознанно. То есть программа по сокращению числа абортов привела к тому, что женщины стали планировать свою беременность. Каждая четвертая семья, перед тем как зачать ребенка, сначала получает консультацию у врача, сдает анализы и только потом отменяет противозачаточные средства. Радует то, что наше население стало более осознанно подходить к вопросам демографии. Конечно, немаловажен и финансовый фактор, ведь благодаря повышающемуся благосостоянию народа люди стали по-другому относиться к своим детям.

— Лучше или хуже?

— Женщины наконец-то стали хранительницами домашнего очага. Они перестали быть рабочими лошадками или добытчицами в семье и уже меньше думают о том, как заработать деньги. Теперь их больше заботит воспитание детей. Вновь появилась профессия «мама», потому что наши мужчины стали оказывать посильную и финансовую, и моральную поддержку своим вторым половинкам. Многие из бизнес-вумен, даже продолжая работать, не забывают о материнстве. Сейчас некоторые руководители различных фирм предоставляют своим беременным сотрудницам свободный график. Поэтому будущие мамы испытывают удовольствие и от любимой работы, и от чувства материнства. И это хорошо: ведь у такой женщины есть все — положительные эмоции, материальный достаток и моральное удовлетворение. А если женщина рожает первого ребенка с удовольствием, то она будет рожать второго и третьего.

— Виктория Ивановна, получается, что для того, чтобы в стране поднялась рождаемость, к женщинам нужно проявлять больше внимания?

— Внимания и любви со стороны окружающих ее людей. Со стороны начальства, со стороны супруга, со стороны медиков. Если женщина будет чувствовать свою необходимость, если окружающие будут показывать свою любовь к ней, она захочет рожать еще и еще. Когда в уходе за ребенком начинают помогать не только бабушки-дедушки, но и супруг, то женщина, конечно, захочет подарить жизнь еще одному ребенку.

Раньше секса не было. Зато была рождаемость!

Рожать нынче стало накладно. Причем к этому можно отнести все: дородовое обследование беременной в женских консультациях, нехватка специалистов, сами роды и нахождение матери и ребенка в родильном доме, ну и, конечно, уход за новорожденным.

Затраты начинаются, как только роженица переступает порог женской консультации — необходимо сдать кучу анализов. Эта куча может очень сильно ударить по семейному бюджету. Чтобы примерно представить эти затраты, приведу простой пример. На раннем сроке беременности женщине настоятельно советуют сдать анализы на некоторые виды инфекций, чтобы избежать осложнений во время беременности. Как правило, выделяют 5 наиболее распространенных видов инфекций. В частной лаборатории одна «инфекция» стоит от одной тысячи тенге и выше. Вот и считайте. И горе вам, если у вас что-либо обнаружат! Дело в том, что врачи, не удовлетворенные мизерной зарплатой, пополняют свой бюджет с помощью негласных договоренностей с отдельными лабораториями, аптеками и фармацевтическими компаниями. Ведь важно не только выявить болячку, но и вылечить ее:

В общей сложности во время беременности вам придется потратиться на: УЗИ (от 300 до 3000 тенге), консультации узких специалистов (стоимость одной консультации от 1000 до 3000 тенге), поливитамины для беременных (ежемесячно минимум 1000 тенге), одежду для будущих мам (как минимум, 6000 тенге). Прибавьте к этому еще лечение в стационаре, если у вас возникают проблемы с вынашиванием ребенка. А учитывая здоровье молодых женщин в Казахстане, можно с уверенностью сказать, что почти каждая беременная хоть один раз, но лежит в роддоме с угрозой выкидыша. А это опять дополнительные расходы.

Важно отметить, что некоторые пункты затрат можно избежать, так как они должны быть бесплатными, но врачами создается такое количество условий и преград, что проще заплатить.

Несмотря на то, что почти во всех роддомах закрыли платные отделения и роды официально теперь стали бесплатными, это не мешает врачам договариваться с роженицами заранее. Стоимость обычных родов по договоренности колеблется от 30 тысяч тенге и выше.

Схема родов по договоренности выстраивается следующим образом: будущая мама заранее договаривается с врачом (желательно на 36-37-й неделе беременности), затем обращается к главврачу с просьбой «подписать обменную карту», где главврач указывает, что такой-то врач имеет право принять роды у роженицы. В роддомах сейчас роды принимает только дежурная бригада, а без «визы» вашего врача могут просто не допустить к родам.

Недавно одна моя знакомая рожала в известном алматинском роддоме в платном отделении. За две недели пребывания в роддоме она заплатила около 120 тысяч тенге. Стоит отметить, что попала она туда по блату. Без блата роды в этом учреждении обойдутся вам намного дороже.

Что же заставляет будущих родителей выкладывать такие суммы за обычные роды? Проведенный нами опрос среди женщин, собирающихся стать мамами, показал, что причин много и все они вполне оправданны. Во-первых, женщины, ссылаясь на уровень детской смертности в стране, боятся, что из-за халатности врачей они могут потерять ребенка. Во-вторых, они испытывают страх, что в такой ответственный момент вместо поддержки они столкнутся с хамством и безразличием. И в-третьих, женщины, особенно первородящие, денежной оплатой обеспечивают себя и малыша качественным дородовым и послеродовым уходом. Ведь огромное значение играет и то, как врачи и медсестры будут ухаживать за мамой и малышом.

Если вы думаете, что на этом затраты закончились, спешу вас огорчить. Для выписки вам потребуются подарки медсестрам и врачам (2000-5000 тенге) и одежда для новорожденного (3000-6000 тенге). Кроме этого, вам придется купить манеж (7000-15000 тенге), коляску (7000-20000 тенге) и ванночку (1000 тенге). А учитывая то, что ваш малыш намеревается расти быстро, то ежемесячно из вашего бюджета будут уходить деньги на памперсы (от 2000 тенге), пеленки, распашонки, чепчики, а потом ползунки, кофточки (от 3000 тенге) и детское питание (затраты неимоверные). И опять по замкнутому кругу: консультации хороших специалистов, лечение и медикаменты.

Если резко повышается рождаемость — значит, за этим что-то стоит:

Конечно, в стране, где на десять девчонок по статистике четыре алкоголика, три наркомана, два импотента и один гомосексуалист, говорить о реальных перспективах повышения рождаемости проблематично и где-то даже смешно. Как говорится, рождаемость падает — алкоголизм растет. Тут надо либо кастрировать гомосексуалистов, либо вводить многоженство.

Что характерно: за многоженство получаешь три года лишения свободы, а за одноженство — пожизненное. Поэтому призрак полигамии, одиноко бродящий по вольным степям Казахстана, все сильнее будоражит умы просвещенного патриархата. Есть, правда, одно разногласие: ислам разрешает многоженство, но против проституции. В таких условиях особенно важно, придя в мечеть, сохранить чувство юмора.

Есть и другая сторона дела. Бесхозные невесты у нас не залеживаются, заграничные эмиссары, между прочим, ведут в Казахстане не только поиск нефти и других полезных ископаемых, но и потенциальных невест. Так что, если стоит выбор между китайцами и многоженством, нужно однозначно выбирать многоженство.

«Животу» 21 год, а это значит, что ему уже вообще все можно, а нам же можно делать какие-то ностальгические или исторические материалы. Серьезно, это же харьковский клуб, который просуществовал столько, что туда теперь ходят дети первых тусовщиков, и столько, сколько киевским клубам пока не доводилось. Кстати, про Киев — в эту пятницу, 19 июля, в киевском River Port устраивают гостевую вечеринку с представителями старейшины клубной культуры. По такому поводу собрали немного архивных фото и узнали у причастных, что же такое «Живот».

Евгений Ходош / сооснователь

«Живот» — это пространство между сердцем и гениталиями. Сердце задаёт ритм, гениталии задают настроение, а дальше каждый решает сам, что с этим делать.

Dj Derbastler / играл на открытии

«Живот» для меня — место Силы. С радостью вспоминаю свой сет на вечеринке открытия клуба, на которую меня вместе с Лилией Пустовит пригласил легендарный Евгений Ходош. Влюбленные в музыку люди, шелест винила, качающий саунд, танцующие бармены, эйфория рейва, энергия свободы, атмосфера единения. «Живот» forever!

Олег «Фагот» Михайлюта / фронтмен «ТНМК»

Я никогда не был в клубе «Живот».

фото сделано в «Животе»

Кристина Ривера / гость Живота 1998-2001 годов со входом +5

Наверное, каждый скажет, что «Живот» — это феномен, и я не могу не согласиться. Для меня это место, для интерьера которого я клеила макет из картона, а потом еще красила его синей и красной гуашью. Я рисовала на его стене портрет Лизы Джеррард из «Dead Can Dance” и подарила ему своего любимого скелета Петю для инсталляции. Я из тех людей, кто спал там на сиденьях до шести утра, лежал лицом в пол во время визитов ОБНОНа и приходил туда сам, зная, что всегда можно встретить друзей.

Мы с друзьями устраивали в «Животе» выставки и арт-перфомансы еще до того, как это стало мейнстримом. Считаю, что я стала тем, кто я есть, не в последнюю очередь благодаря «Животу». Надеюсь, что наша энергия дала ему тот заряд, который пронес этот клуб через 21 год.

Djust / резидент «Живота»

«Живот» — это какое-то крайне необычное явление Харькова или даже страны. Место, которое никуда не переезжало и не закрывалось, имеющее свою неповторимую атмосферу пофигизма и открытости, а также, конечно же, свой музыкальный формат. Что странно, на протяжении всех лет существования эта атмосфера никуда не девается. Поколения посетителей постоянно меняются, но все остается на своих местах.

Первый раз я пришел туда спустя пару месяцев после открытия как простой клаббер, а с 2001-го и по сей день играю там, хотя сейчас и крайне редко.

На моей памяти менялся круг общения, музыка, микшеры на главном танцполе, арт-директора, стробоскопы, хитовые локальные коктейли в баре и бармены, там я влюблялся, расставался, ломал иглы и терял слипматы. Какое-то время это была моя вторая жизнь — или даже первая. Надеюсь, он всегда будет открыт и неизменными останутся радушная улыбка Александра Юрича на входе и «зеленка» на баре.

Сергей Новохацкий / резидент «Живота» в конце 90-х – начале 2000-х

Многие ошибаются, называя «Живот» клубом. Клубы столько не живут, охранники в клубах столько не работают. «Живот» — это организация, сообщество любителей музыки, семья или банда. Что угодно.

Он всегда был молодой, студенческий. Помню, как пришел на очередную годовщину, а на меня все очень странно смотрели. Типа, а этот старик что тут забыл? Юрьич узнал и готов был пропустить, но условием бесплатного входа была демонстрация самого первого флаера клуба с открытия «Живота». Я предъявил. Хотя были случаи, когда и меня не пустили. Например, на Хэллоуин. Нет костюма — всего доброго! Строго было.

«Живот» всегда был раем для диджеев и любителей электронной музыки, здесь можно было играть что угодно, и если никто не танцевал — плевать, это ваши проблемы, значит, вы еще не доросли, скоро поймете. Так в итоге и происходило. У клуба никогда не было конкурентов (да и сейчас нет), проект некоммерческий, такая музыка звучит только здесь, но телепрограмма якобы о клубной культуре Харькова в «Животе» практически ни разу не была. Хотя сами авторы на вечеринках были замечены.

Здесь всегда был самый демократичный бар в мире. Принять на грудь мог кто угодно, цены позволяли. А флаера вообще заслуживают отдельного места в клубном музее города. У меня до сих пор дома лежит около сотни этих маленьких шедевров, выбрасывать я их не собираюсь. А самого первого с открытия у меня несколько экземпляров.

У «Живота» бывали разные периоды: вечеринки, куда пришло несколько человек, или события, когда клуб трещал по швам и мы танцевали в кузове небольшого пикапа на улице. Клубу однажды даже отрезали электрокабель за неуплату. Понимая ситуацию, диджеи часто играли бесплатно, просто так или за выпивку.

И вот ему уже за двадцать. Говорят, что уже пляшут дети тех, кто там тусил 20 лет назад. Это ли не признание? Пианино, окно в подвал с подсветкой в мужском туалете, постоянно западающие кнопки в диджейской аппаратуре — такое не забыть.

Влад Фисун / резидент DJBuro, музыкальный журналист

Мой «Живот» — это как раз о зарождении жизни и модулировании многих ее процессов. Раннее по нынешнем меркам рождение харьковского культурного феномена позволило ему в нежном возрасте приобрести стойкость к тем вирусам, которые впоследствии разрушили не одно начинание.

Творцы «Живот» — люди отчаянные, преданные идее и заразительные. Это некая идеалистическая иллюзия, которая оторвалась от суровой гравитации 90-х и воспарила над обыденностью, коммунальными счетами и конъюнктурой. И это, безусловно, достояние новой культуры.

Владимир Сиваш / резидент DJBuro, музыкальный журналист

«Живот» — место, где все начиналось для меня в клубном смысле. До 98-го года, будучи ярым меломаном, работая на одной из харьковских радиостанций, где мы крутили много продвинутой на тот момент электронной музыки, я, тем не менее, не особо примечал клубную культуру. Но с появлением «Живота» все изменилось. Как магнитом приклеило к этому культурологическому месту силы. Бывало, что по 4 дня в неделю там проводил, даже спал прямо там на скамейке у стены.

В «Животе» же, по сути, и в ди-джейском плане многое начиналось-развивалось. Тестировалась масса новой музыки, были сыграны классные, странные, огненные, комичные сеты. И в последующие годы, иногда посещая Харьков да изредка заходя в «Живот», всегда чувствую особенные теплые эмоции в этих стенах.

Комментарии посетителей

«Живот» — это то, что дарит сердцу легкую ностальгию, как капсула времени, в которой каждый оставил частичку своей собственной эпохи.

«Живот» — єдине, заради чого хочеться повернутися в Харків.

«Живот» — место, где можно отпустить все проблемы в танце и неоне. И встретить половину знакомых заодно.

«Живот» — место, где собираются близкие по духу люди, место, где ты можешь найти новых друзей, где можешь быть собой, где играет любимая музыка. Место, где проводишь часы, а кажется, что проходят минуты. В конце концов, это место появилось еще до моего рождения и до сих пор сохраняет ту самую атмосферу.

«Живот» — место перерождения. Место, где ты обретаешь себя. Место, заходя в которое, ты дышишь по-другому, ощущаешь себя по-другому. Место, где ты счастлив.

«Живот» — это состояние души, когда ты полностью свободен быть собой.

«Живот» — это жизнь. Иной клуб, иная музыка.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *