ЖЖ инока аркадия

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. .

Епископ Аркадий

2-й Епископ Славский

1855 — 11 ноября 1868

Церковь

РПСЦ

Предшественник

Аркадий (Дорофеев)

Преемник

Иринарх

Рождение

1810

  • Клинцы, Суражский уезд, Черниговская губерния, Российская империя

Смерть

11 ноября 1868
Слава-Русэ, Австро-Венгрия

Епископская хиротония

1 января 1854 года

Епископ Аркадий (в миру Андрей Родионович Шапошников; ок. 1810, посад Клинцы, Черниговская губерния — 11 ноября 1868, село Слава, Австро-Венгрия) — епископ Древлеправославной Церкви Христовой (старообрядцев, приемлющих белокриницкую иерархию), епископ Славский, а также «епископ странствующих христиан, экзарх некрасовский», один из наиболее значительных деятелей Белокриницкой иерархии своего времени.

Биография

Родился в самом начале XIX столетия в посаде Клинцы Черниговской губернии. По смерти родителей вся семья Шапошниковых переселилась в Кременчуг, где Андрей добывал себе пропитание, занимаясь писанием икон по заказам старообрядцев.

Будучи ещё очень молодым человеком, в 1821 году Андрей женился на дочери кременчугского купца Дударева — вдове Хионии Яковлевне, имевшей от первого брака двух сыновей. От неё он имел сына, умершего во младенчестве; вскоре после его рождения начались между супругами несогласия и в 1824 году, после трехлётней совместной жизни, Андрей Шапошников тайно оставил семью, ушёл из Кременчуга спасать душу. Таким местом для спасения выбрал он старообрядческий Лаврентьевский монастырь Гомельского уезда Могилевской губернии. Здесь он был пострижен в иночество с именем Аркадий.

Благодаря своим выдающимся способностям и редкой энергии быстро приобрёл большое влияние на монастырские дела и снискал уважение всей лаврентьевской братии. В 1832 году Аркадий был единогласно избран братией игуменом.

В конце 1834 года Аркадий вместе с одним иноком оправились в Варшаву к новому владельцу Гомельского имения, к которому принадлежал и монастырь — к князю Паскевичу с просьбой подтвердить некоторые особенные права, дарованные прежними владельцами гр. Румянцевыми, принимавшими очень деятельное участие в монастырских делах. Князь милостиво принял Аркадия, подтвердил права, данные Румянцевыми, но устранил не только себя, но и управление своей гомельской экономии от всякого вмешательства в монастырские дела и от опеки над нравственностью иноков.

Все время его игуменства прошло в неустанной борьбе с одной стороны с большей частью иноков «слабых житием», а с другой с меньшей частью, стремившейся путём перехода в единоверие осуществить свои честолюбивые замыслы. Так дело продолжалось до 1844 года, когда по предписанию правительства монастырь был закрыт, а игумен Аркадий выслан под надзор полиции в родной посад Клинцы, как в место ревизской приписки.

Но Аркадий усидел там недолго. В июле 1845 года мы видим его уже в Молдавии в Мануиловском скиту, в котором он был проездом на пути в Добруджу в Славский скит; в последнем в октябре того же года он и поселился и вследствие своего выдающегося ума приобрёл и здесь большое значение.

Участвовал в обсуждении возможности принятия в «древлеправославие» нестарообрядческого епископа для организации старообрядческой иерархии; первоначально не поддержал эту идею, однако вместе с другими старообрядцами встречал митрополита Амвросия (Паппа-Георгополи), ещё не присоединившегося к старообрядчеству, в городе Сулина в апреле 1846 года. После прочтения «Соображения о верах», составленного Павлом (Великодворским), игумен Аркадий стал сторонником присоединения митрополита Амвросия к старообрядчеству. На соборе в Славском монастыре в октябре 1846 года, где обсуждалась форма чиноприёма митрополита Амвросия, Аркадий высказался за «третий чин», без повторения над митрополитом таинства миропомазания, однако собор решил принимать митрополита «вторым чином», через проклятие ересей и миропомазание.

20 июля 1847 года в Славском скиту на собрании старообрядцев-некрасовцев, признавших новоучрёжденную Белокриницкую иерархию, были избраны 3 кандидата для поставления соответственно во епископа, священника и диакона. Аркадий был выдвинут кандидатом во епископа, но, ссылаясь на 18-е правило святых апостолов, запрещающее рукополагать женатого на вдове, объявил о своём недостоинстве принять священный сан. После настойчивых просьб участников собора Аркадий согласился с избранием во епископа. Однако митрополит Амвросий на прошение об архиерейской хиротонии Амвросия ответил отказом, решение митрополита не изменилось и после повторного рассмотрения кандидатуры Аркадия уже на соборе в Белой Кринице, участники которого, во многом под влиянием инока Павла, повторили прошение Славского собора. Во епископа был рукоположен инок Аркадий (Дорофеев), которого первоначально предполагалось возвести в сан священноинока. Аркадий из Белой Криницы возвратился в Славский монастырь.

Обладая большим авторитетом среди некрасовцев, активно помогал архиепископу Аркадию (Дорофееву) в управлении Славской епархией.

1 января 1854 года Аркадий (Шапошников) был поставлен Аркадием, архиепископом Славским, в «епископы странствующих христиан» для тех некрасовцев, которые, воспользовавшись предложением турецкого правительства, решили выселиться из Добруджи на время открывшихся тогда военных действий между Россией и Турцией. В марте того же года эти переселенцы вместе с епископом Аркадием (Шапошниковым) двинулись в путь и поселились на хуторе одного паши в 12-ти верстах от Стамбула, где и прожили до октября 1855 года. Так как оба некрасовские епископы — Аркадий (Дорофеев) и Алимпий во время военных действий были арестованы, как беглые из России, то Аркадий (Шапошников), вернувшись из странствия, принял титул «епископа Славского и экзарха всех некрасовцев». Сделавшись епископом славским, Аркадий ревностно принялся за устройство свей епископии. Письма его за 1857—1862 годы наполнены просьбами о присылке книг, донесениями о поставленных попах, о вновь выстроенных церквах и т. п. Он даже намеревается завести свою типографию для перепечатки нужных для старообрядцев книг. В 1862 г. епископ Аркадий принимает деятельное участие в возникших в его епископии спорах о непринятии метрик.

В том же году в Москве было издано повлекшее много споров «Окружное послание». Большая часть белокриницкого согласия приняла это послание, однако другая категорически его отвергла. Аркадий с самого начала стал на сторону первых: «молю всех православных христиан, писал он в одном письме, без сомнения читать и веровать всему написанному во «Окружном послании»». В возникших спорах по поводу послания Аркадий принимал деятельное участие. Так в 1866 году он вместе с другими епископами подписал определение Боташанско-Ясского собора, в котором митроп. Кириллу воспрещалось священнодействовать впредь до большого собора за принятие еретических догматов партии раздорников. Участвовал Аркадий и в Белокриницком соборе 1868 года, но здесь, желая во что бы то ни стало умиротворить уже несколько лет мятущееся раздорами и распрями старообрядчество и удержать его от распадения, сделал в пользу противоокружников большие уступки и даже отрекся от «Окружного послания», подписав позорную для старообрядцев-окружников грамоту и заключив, по собственному его выражению, «грязный мир» с раздорниками. Но этот «грязный мир» не принёс желаемого примирения; напротив он возбудил новые неудовольствия. На Аркадия, бывшего до сих пор крепким защитником «Послания», отовсюду посыпался целый град обидных упрёков, обличений и даже угроз. Все эти письма сильно подействовали на Аркадия и имели решительное влияние на развитие его недуга.

11 ноября 1868 года в старообрядческом Успенском мужском монастыре в селе Слава в Добрудже (ныне село Слава-Русэ, Румыния) спустя три месяца после Белокриницкого собора, Аркадий скончался.

Николай Субботин назвал Аркадия, епископа Славского, одной из самых замечательных личностей белокриницкой иерархии. При большом уме Аркадий обладал обширными сведениями, почерпнутыми, как видно из его писем, не только из старообрядческих книг; со старообрядческой же литературой он был знаком вполне. К тому же он свободно владел пером и умел выражать свои мысли очень оригинально, языком не чуждым силы и красноречия. Редкая энергия, необыкновенная память, быстрота соображения, всегдашнее умение найтись в затруднительных обстоятельствах в продолжении всей жизни выдвигали его на первый план. Как великий ревнитель старообрядчества и строгий блюститель всех установленных обрядовых условий жизни, строгий не только к другим, но и к самому себе, Аркадий пользовался у старообрядцев большим уважением. Но при своих несомненных достоинствам Аркадий обладал и значительными недостатками. Его гордый, мстительный характер, его страсть к любостяжательности, хотя и были тщательно им скрываемы, но, тем не менее, иногда всплывали наружу и восстанавливали против него общественное мнение, которое высказывалось иногда в довольно резких отзывах о нём.

Примечания

  1. Клинцы. Проверено 26 апреля 2013. Архивировано 29 апреля 2013 года.

Литература

Традиция монастырских садов в Германии насчитывает более тысячи лет. Первые приусадебные хозяйства появились с распространением в Европе монастырей в эпоху Средневековья. Так монахи выращивали все необходимое для жизни. В сохранившейся до наших дней инструкции «Капитулярий о поместьях»по управлению королевскими угодьями, в том числе и монастырскими, Карл Великий предписывает возделывание более 70 видов полезных злаков, растений и деревьев.

Базовым списком растений, которые нужно сажать в монастырском саду (список актуален до сих пор), стало лирическое произведение под названием «Садик» (лат. Hortulus), написанное в IX веке Валафридом Страбона (Walahfrid Strabo), поэтом, богословом, а позже и аббатом бенедиктинского монастыря в Райхенау (Reichenau). И хотя точных планов средневекового садоводства не сохранилось, известно, что первые монастырские сады были разбиты по примеру швейцарского монастыря в Санкт-Галлене: прямоугольные грядки, обрамленные деревянными или кирпичными бордюрами или низким кустарником, ,были симметрично расположены обычно во внутреннем дворе обители так, чтобы к ним со всех сторон было удобно подойти.

На протяжении веков многие монастырские сады не раз возрождались, расширялись, преображались. Сегодня они приглашают окунуться в мир природы, древних знаний, умиротворения и покоя. Вот несколько примеров наиболее известных садов при монастырях Германии.

Аббатство Толай

Один из самых первых садов, в котором собирали травы и коренья для различных снадобий (ведь в то время за оказание медицинской помощи нуждающимся тоже отвечали монахи), был разбит в стенах древнейшего (VII век) в Германии монастыря в Толае (Abtei Tholey, федеральная земля Саар). Сегодня это действующий бенедиктинский монастырь Святого Маврикия. С 2009 по 2012 годы здесь была проведена масштабная реконструкция. Обновили и сад, заимствовав некоторые элементы из английского стиля. Теперь сюда, в частности, приезжают посмотреть и на цветущие рододендроны, лаванду и розы. Но многое сохранилось с эпохи барокко: сама структура сада, дорожки, скульптуры, фонтан и чайный домик, где монахи предлагают отведать ароматный мед с собственной пасеки.

Лаахское аббатство Святой Марии

Действующий и сегодня монастырь монахов ордена бенедиктинцев — Abtei Maria Laach — был основан в XI веке на берегу Лаахского озера в регионе Айфель. Особая гордость аббатства — садовое хозяйство с роскошным «аптекарским огородом» (Kräutergarten). Здесь можно получить консультацию садовника, узнать много полезного о траволечении, а заодно приобрести рассаду целебных трав.

Сад Хильдегарды на горе Рохусберг

В «Книге о простой медицине» (Liber simplicis medicinae или просто «Физика») основательница одного из первых женских монастырей в Германии Хильдегарда Бингенская (Hildegard von Bingen) подробно описала лечебное действие целебных трав, овощей, фруктов. Следуя ее советам, в Бингене на Рейне разбили сразу два монастырских сада. В одном из них монахини католоческого ордена сестер Святого Креста (Kreuzschwestern) возделывают такие обязательные травы, как анис, укроп, тмин, черный тмин (чернушка), петрушка, календула, розмарин, шалфей, золототысячник, лаванда, тысячелистник. Всего в этом саду выращивают около 80 видов растений, описанных в «Физике».

Монастырь Маульбронн

В лучших традициях Валафрида Страбона выдержан и сад основанного в XII веке монастыря Маульбронн (Kloster Maulbronn) в Баден-Вюртемберге. Эта единственная сохранившаяся обитель цистерцианцев севернее Альп — памятник архитектуры, внесенный в список Всемирного культурного наследия. Желая помочь страждущим, монахи в Средневековье выращивали не только популярные травы, но и такие малоизвестные виды, как шандру, помогающую при кашле. 16 грядок, расположенных в четыре ряда, удивляют посетителей и другими сюрпризами.

Монастырь Камп

Впечатляющий своими зелеными террасами барочный сад монастыря Камп (Kloster Kamp) в Камп-Линтфорте (Северный Рейн-Вестфалия) был разбит в VIII веке. Он делится на «старый сад», засаженный кустарниками, возрожденный в 2012 году «аптечный сад» и «сад братьев Конрад» (Bruder-Konrad-Garten), доступ к которому получают лишь участники экскурсий. И хотя в монастыре больше не живут монахи, их садовые традиции сохраняют сотрудники Духовного и культурного центра, работающего в стенах бывшего монастыря.

Монастырь Нойцелле

В здании единственного средневекового монастыря цистерцианцев в Бранденбурге, полностью сохранившегося до наших дней, расположен действующий монастырь Нойцелле (Stift Neuzelle). В живописных садах, частично разбитых еще в XIII веке на тематические разделы, и сегодня выращивают множество как декоративных растений, так и лечебных трав.

Фульдское аббатство

Сад некогда одного из богатейших имперских аббатств — монастыряв Фульде (Abtei Fulda), основанного в VIII веке, славится экологическим подходом к возделыванию овощей, трав и плодовых деревьев. В этом монахиням ордена бенедиктинцев помогают знания, накопленные веками. Особое внимание в монастыре уделяется посадке смешанных культур: пышные грядки и обильный урожай — лучшее подтверждение удачно избранного пути хозяйствования.

Монастырь Оберцелль

Неподалеку от баварского города Вюрцбурга расположен сад средневекового монастыря католического ордена монахов-премонстрантов Оберцелль (Kloster Oberzell). Сад, в котором и сегодня выращивают более 100 различных растений, один из самых известных в Германии. Его отличает образовательный характер: на каменных табличках — указатели с названиями и кратким описанием целебных трав.

Аптечный сад монастыря Оберцелль

Аббатство Фрауенкимзе

Фрауенинзель или «Остров Матери Божьей» на озере Кимзе в Баварии славится своим монастырским садом (на заглавном снимке). Он был разбит обитательницами здешнего монастыря Фрауенкимзе (Kloster Frauenchimsee или Frauenwörth), основанного в VIII веке. И сегодня за пышное цветение в саду отвечают монахини ордена бенедиктинцев. Площадь монастырского угодья вместе с садом занимает треть площади острова.

Остров цветов Майнау


  • Остров цветов Майнау

    Солнце, пальмы, изумрудная вода… Перед нами — не Лазурный берег, как может показаться на первый и последующие взгляды, а немецкий остров Майнау на Боденском озере. По площади он примерно равен Ватикану. Ежегодно этот остров посещает около 1,2 миллиона человек — любителей экзотических растений, бабочек и садово-паркового искусства.

  • В Германии Майнау известен как «Остров цветов» или «Цветочный остров» (Blumeninsel Mainau). Благодаря мягкому климату в этих местах хорошо себя чувствуют растения, характерные для Средиземноморья и субтропиков. Одних лишь деревьев и кустарников здесь насчитывается около пятисот разных видов. Что касается цветов, то весной, например, глаз радуют тюльпаны, нарциссы и гиацинты…

  • Боденское озеро находится в альпийских предгорьях на границе Германии, Австрии и Швейцарии. Всего здесь имеется примерно полтора десятка островов. Помимо Майнау, который на этой открытке расположен в правом нижнем углу, особой известностью пользуются монастырский остров Райхенау — объект Всемирного наследия ЮНЕСКО, а также остров Линдау со Старым городом.

  • У Майнау — богатая история. Мы успеем упомянуть лишь некоторые факты. Начнем с того, что остров часто менял владельцев. В 1928 году он по наследству стал собственностью шведской королевской семьи. Сейчас принадлежит фонду, основанному Леннартом Бернадотом (1909-2004) — сыном принца Вильгельма Шведского и русской великой княжны Марии Павловны — внучки Александра II.

  • На этой фотографии 2017 года изображена дочь графа, она же — нынешняя директор фонда Беттина Бернадот, представляющая памятную медаль в честь своего отца, который помимо садово-паркового искусства также добился больших успехов в кино и фотографии. До 1932 года Леннарт Бернадот имел титул принца Смоландского, который потерял после вступления в неравный брак с дочерью фабриканта Карин Ниссвандт.

  • Перед нами сейчас — не Боденское озеро, а Тихий океан, вернее — кадр из документального фильма норвежского путешественника Тура Хейердала «Кон-Тики» 1950 года, получившего две премии «Оскар». В свое время именно Леннарт Бернадот осуществил — технически сложное — копирование любительских 16-миллиметровых пленок Хейердала на профессиональные 35-миллиметровые, проложив для «Кон-Тики» курс в Голливуд.

  • Однако вернемся на наш остров. Здесь расположены барочные дворец и часовня XVIII века, возведенные на месте средневекового замка во времена, когда Майнау находился во владении Тевтонского ордена. Перед нами они изображены на старой почтовой открытке. В 1806 году при Наполеоне орден был упразднен, а здешние владения рыцарей-тевтонцев перешли только что созданному Великому герцогству Баден.

  • После свержения монархии в 1918 году остров остался в собственности Баденского дома. Через некоторое время его унаследовала Виктория Баденская, находившейся в браке со шведским королем Густавом V. После ее смерти Майнау перешел сыну — Вильгельму Шведскому, а тот в 1932 году передал его в управление своему сыну Леннарту Бернадоту, только что лишившемуся всех титулов из-за морганатического брака.

  • Получив этот полузаброшенный остров в управление, Леннарт Бернадот почти сразу открыл его для публики — за плату. В 1951 году он выкупил Майнау у своего отца и продолжил еще более целеустремленно осуществлять свою мечту — создать здесь прекрасный парк. В том же году великая герцогиня Люксембурга Шарлотта пожаловала ему новый титул — графа Висборгского.

  • Дворцовый фасад до сих пор украшает герб одного из тевтонских великих магистров — Клеменса Августа Баварского (1700-1761). На острове более пяти веков располагался центр одного из комтурств этого германского духовно-рыцарского ордена — своего рода местная администрация. По всей Европе в Средние века их насчитывалось около трех сотен.

  • Чтобы завершить краткий курс истории Майнау, отметим, что до 1271 года он принадлежал аббатству Райхенау, которому был подарен в VIII веке. Тевтонский орден получил его в собственность от одного из монастырских министериалов — так сказать, сильно превысившего свои полномочия, но против рыцарей-тевтонцев аббатство пойти не решилось. В качестве ответного жеста в орден были приняты два его сына.

  • Хотя собственностью шведской королевской семьи остров стал в начале XX века, свои следы шведы оставили здесь во время Тридцатилетней войны. Покидая Майнау в 1649 году, они увезли отсюда много разных ценностей — на 4,5 миллиона гульденов. Такой суммы было более чем достаточно, например, чтобы оплатить годовое жалование 90 тысяч солдат. С тех пор эта дозорная башня здесь называется Шведской.

  • Посещая Майнау, обязательно стоит заглянуть в Дом бабочек — второй по площади в Германии. Их здесь насчитывается до тысячи экземпляров примерно восьмидесяти видов — в основном, из Южной Америки. Каждую неделю сюда доставляют несколько сотен куколок из Коста-Рики, Великобритании и Нидерландов. Местных бабочек на острове тоже много — порхают повсюду, ведь условия для них здесь — просто райские.

  • В свою очередь, эта фотография сделана в Пальмовой оранжерее, где каждый год в марте-апреле проходит большая выставка орхидей. Здесь растут пальмы двадцати видов, в том числе, 15-метровый канарский финик, посаженый в 1888 году. На острове также есть Павлиний павильон и маленький зоопарк, в котором можно погладить коз и пони.

  • Роз на острове растет хотя не целый миллион, но все же — целое море. В общей сложности — около 30 тысяч кустов, а число сортов составляет примерно двенадцать сотен.

  • В сентябре-октябре на остров Майнау приезжают полюбоваться георгинами, которых здесь растет около 20 тысяч кустов. Немцы их называют далиями — Dahlien. На этой фотографии изображен лишь один из 250 здешних сортов — «Karma Fiesta».

  • Эти каменные фигуры хотя поросли мхом, но имеют все же вполне современное происхождение. Однако первые следы человека на этом острове датированы третьим тысячелетием до нашей эры, о чем свидетельствуют останки свайных жилищ, обнаруженные около берега. Отметим, что на Боденском озере есть место, где они даже реконструированы — в Унтерульдингене — объекте Всемирного наследия ЮНЕСКО.

  • Летом на так называемой Средиземноморской террасе помимо разных экзотическиз пальм выставляют также агавы, кактусы и бугенвиллии. В июле здесь цветут бругмансии и гибискусы, а в августе — пассифлоры. Эта фотография сделана весной в разгар сезона тюльпанов.

  • Вход на остров открыт 365 дней в году от восхода до заката Солнца. Планируя посещение, стоит обратить внимание на календарь событий — от концертов до разных садоводческих семинаров и гастрономических вечеров.

  • Сегодня остров Майнау является одной из главных достопримечательностей Боденского озера. Уход за таким райским местом обходится недешево. Детям до 12 лет билеты не нужны. В основной сезон вход для школьников и студентов стоит 12,50 евро, для взрослых — 25 евро. Семейный (двое взрослых плюс все дети до 15 лет включительно) — 43,50 евро. Плата за парковку — 5 евро.

    Максим Нелюбин

Хотите читать нас регулярно? Подписывайтесь на наши VK-сообщества «DW на русском» и «DW Учеба и работа» и на Telegram-канал «Что там у немцев?»

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *