Значение храма в жизни человека

После утери рая через грехопадение нашими прародителями земля для всех живущих и появляющихся на ней стала местом изгнания, утратила свою благодатность по сравнению с райским ее состоянием до грехопадения. Возникла особая нужда, необходимость в месте освящения души человеческой, и таким местом стали возводимые храмы, которые были самыми святыми местами на земле.
Причина создания храмов земных лежит в грехопадении и помрачении падшего человеческого естества – в них оно находит себе врачевание, одуховление, обновление, воссоздание и восстановление для жизни в Царствии Небесном.
День Введения во храм Пресвятой Богородицы — еще и храмовый праздник – праздник всех богородичных храмов, своего рода их День ангела.
Храм Божий – уголок рая на земле, преддверие Царства Небесного, заемное Небо, место, где более всего открывается нам Бог, а мы – Богу, где мы собеседуем молитвенно с Ним, исповедуемся Ему, соединяемся с Ним, получаем от Него несказанно много. Здесь, в храме, нас, прежде усвоенных греху, усвояет вновь Бог, особенно через Причащение Святых Христовых Тайн Тела и Крови – дарующего максимально возможную в земной жизни глубины богообщения вплоть до богоединения.
Именно здесь, в храме – некоей здравнице души – мы начинаем больше и глубже познавать себя и то, что есть в нас, без прикрас видеть себя, ставить себе истинный диагноз, нащупывать все болевые точки своей души и узнавать себя; видеть в себе образ Божий и то безобразие, которое сквернит его; через покаяние, примирение и всепрощение обретать лучшую связь с Богом и с людьми, глубже проникать в евангельские смыслы Божественных Откровений.
Храм, или церковь есть Небо на земле. В это-то земное Небо, соединяющее нас с небесным, духовным миром, и приведена была Божия Матерь на вос-питание – вос-полняющее питание души Духом Святым. Поэтому храм и все, что имеется и происходит в нем, имеет колоссальное воспитательное значение, особенно для детской души, начиная от необыкновенной архитектуры храма, всей его глубоко духовной символики, внутреннего устройства и атмосферы, до свечей и лампад, ликов святых на иконах, которые именуют окнами в духовный мир, молитвенного чтения и пения, слов пастырских, обращенных к душе каждого присутствующего…

Первым храмом, как мы знаем, была ветхозаветная скиния (переносной храм в виде палатки), об устройстве которой Моисею поведал Сам Бог, поэтому храм, так же, как и Священное Писание, есть Божественное Откровение.

Мы должны вспомнить первый Великий храм Соломонов, построенный в Иерусалиме и разрушенный язычниками – вавилонянами. Второй храм – т.н. послепленный, хоть и меньший по размеру, но более славный. Именно в него введена была Пресвятая Дева, и затем в нем остался Отрок Иисус в 12 лет в праздник ветхозаветной пасхи; в нем Он поучал ежегодно в течение трех лет; именно из него Он изгнал некогда торжников; в нем многократно исцелял; о нем пророчествовал, что не останется от него камня на камне, что и произошло в 70 годы I века при императоре Тите, когда уничтожен и сметен был весь город с лица земли.
И теперь весь христианский мир имеет Новый Иерусалимский храм, который является центром всего христианского мира, Вселенской Церкви – немного юго-западнее прежнего, там, где живоносный Гроб Господень.
Шествие во храм Пречистой Девы, Богоизбранной Отроковицы, есть путь души человеческой от мира к Богу через храм, чтобы обрести большее благо и спасение, исполнить волю Божию. Это – шествие из тьмы к Свету, ради укоренения творения в Боге. Бог на это ответствует преизобилием Своих милостей, которые мы – человечество – получили через Матерь Божию и Ее Сына – Иисуса Христа.

Храм Божий – это место встречи Бога и человека, чтобы человеку жить в согласии и по воле Божией, в Его любви и благодати. Это и место укрытия от всех бурь, страстей и невзгод мира сего. Храм – это чрево Матери Церкви, где она пестует и напитывает, как божественная воспитательница, души своих чад.
Именно через храм, богослужение и таинства Бог вновь и вновь вдыхает в нас дыхание жизни Своей. Здесь мы обретаем заряд и запас душевных и духовных сил, дабы дальше нести свой крест. Здесь наши души врачуются, умы просвещаются, сердца обновляются и размягчаются, а души — спасаются.
Храм Божий – это наш в прародителях утерянный рай.
Храм Божий – это наш спасительный ковчег и ветхозаветный Синай по выходе из непомерного рабства греху.
Храм Божий – это дом нашего духовного рождества вместе с Девой Марией, это место обретения нашего жизненного креста и пути ко спасению.
Храм Божий – это и наша Вифлеемская пещера рождества, нашей веры во Христа и жизни с Ним и в Нем.
Храм Божий – это и Иордан нашего покаяния и Крещения.
Храм Божий – это Отчие объятия после наших измен и блуда.
Храм Божий – это и место нашего малого (Исповеди – покаянного самоосуждения), во образ Страшного Суда.
Храм Божий – это и Силоамская купель нашего прозрения от духовной слепоты и прелести.
Это – отложение всяческих житейских забот и дел, тихое и безмятежное пристанище души.
Храм Божий – это наша тайная (ночная) беседа (как евангельского Никодима) со Христом, Божией Матерью и всеми святыми.
Храм Божий – это и Кана Галилейская пира веры брачного союза мира и любви с Господом и Церковью, где наша пресная жизнь исполняется благодати и радости.
Храм Божий — это Фавор нашего непрестанного преображения, уподобляющего нас Первообразу — Христу.
Храм Божий – это и Сионская горница нашей вечери со Христом, и прообраз общения с Ним как Женихом в Чертогах Отца Небесного.
Храм Божий – это место нашего совоскресения со Христом, чтобы и будущее воскресенье было всем нам во спасение!
Аминь.

Храм — религиозное сооружение для совершения богослужений и обрядов. Неотъемлемой его частью является жертвенник, на котором обязательно должно приноситься жертвоприношение. В христианстве принято называть храмом здание, в котором имеется алтарь и совершается евхаристия — бескровное жертвоприношение.

С древних времен храмы мира считались местом обитания богов. Древние египтяне полагали, что боги проживали в домах. В иудаизме такие строения назывались «Святой дом».

Древние греки называли свои святилища temenos — «священный участок». Святость окружающего места была более важной, чем само здание, поскольку алтарь, где приносились жертвы, находился под открытым небом. Само сооружение с культовой статуей изначально имело довольно простую структуру, но после VI века до н.э. она становилась все сложнее. Архитектура храмов Греции оказала глубокое влияние на древние традиции Европы (до наших дней сохранились святилища Аполлона, Посейдона, Ники Аптерос, Зевса и др.).

В Древнем Риме только сооружения для божеств римской мифологии назывались templum (храмы), остальные — fanum.

Индуистские храмы также имеют свои названия в зависимости от региона: мандир, амбалам, каву, койл, деул, девалая… С доисторических времен в Индии в труднодоступных горных местах были широко распространены пещерные храмы. Отличительная черта индуистских святилищ — мурти, которому оно посвящено — это статуя или изображение определенной формы Бога, девы или святого. К самым знаменитым на сегодня можно отнести храм Махабодхи, который расположен в том месте, где Гаутама Сидхартха достиг Просветления.

Буддийские храмы включают в себя ступы и пагоды (хранилища священных предметов или мемориальные комплексы). В буддизме они олицетворяют чистую землю и чистоту Будды. Традиционные буддийские религиозные сооружения предназначены вдохновлять внутренний и внешний мир. Боробудур в Индонезии — самый большой буддийский комплекс в мире. Примечательны также храмы Неба в Китае, Потала и Норбулинка в Тибете.

Храмы сикхов называются гурудвара, то есть «дом Гуру». Наиболее важным элементом гурудвары является наличие в нем Гуру. Гурудвары имеют вход с четырех сторон, показывая, что они открыты для всех, без каких-либо различий. Золотой храм в Амритсар — главная гурдвара сикхов и самая посещаемая в Индии.

В джейн храмах поклоняются тиртханкарам — людям, достигшим высшего духовного совершенства, проповедникам и обновителям джайнского учения. Они, как правило, построены из мрамора с колоннами и резными скульптурами. В главном зале обычно находятся статуи трех тиртханкар: Паршванах, Ришабдев и Махавира. Древние святилища Ранакпур и Дилвара на горе Абу считаются самыми красивыми джейн-местами паломничества мира.

Христианские храмы в Западной Европе называют базиликой, собором, церковью. Слово «храм» используется в восточном христианстве для обозначения здания церкви, как храма Божьего, то есть слова «церковь» и «храм» являются взаимозаменяемыми. Самые известные церкви — это Киево-Печерская лавра, Благовещенский собор на Украине. С конца XVIII века протестантские конфессии во Франции и в других странах Европы начали использовать слово «храм», чтобы отличить их от католической церкви.

Храмы святых последних дней относятся к мормонам. По словам святых последних дней, в 1832 году Джозеф Смит-младший получил откровение восстановить практику богослужения в «доме Господнем». Киртленд был первой церковью святых последних дней и единственной завершенной при жизни Смита, хотя храм в Наву был частично построен к моменту его смерти. Самый большой из них находится в Солт-Лейк-Сити, США. В церкви святых последних дней допускаются исключительно члены организации, оберегающие их святость от осквернения иноверцами. Только во время открытых дверей после окончания строительства и до освящения здания любой человек может войти, чтобы увидеть его изнутри.

Предварительные замечания

Церковь (ekklisia) основана Спасителем нашим Господом Иисусом Христом на незыблемом камне веры и наделена непреодолимою духовною силою (Мф. 16,18). Уже при первом обетовании об устроении Церкви Господь называет ее Своею: «Я создам Церковь Мою». На этом Божественном обетовании основано неизменное самосознание Церкви, которая всегда, устами своих апостолов, учителей и проповедников возвещала миру о своем Божественном происхождении.

Из всего многообразия наименований, обозначавших в античном мире религиозные собрания и конгрегации, христианство с самого начала сделало своим исключительным достоянием слово ekklisia, употреблявшееся в дохристианскую эпоху, как религиозный термин, только в тексте Септуатинты.

Таинственное, сверхприродное содержание понятия «Церковь» раскрывается в Священном Писании с помощью различных обозначений.

Церковь включает в себя не только живущих на земле, но и прибывающих в духовном мире; земная Церковь, по учению Священного Писания тесно связана с Церковью Небесной (Евр. 12, 22-23). В духовном единении Церкви земной с Церковью небесной находится залог исполнения всех божественных обетований, данных Церкви во всей ее полноте.

Основные признаки и свойства Церкви, которыми определяется ее значение в жизни христиан, даны в словах Символа веры: «Верую… во едину, святую, соборную и апостольскую Церковь».

а) Понятие о Церкви

Получив благодать Св. Духа в день Пятидесятницы, малое стадо учеников Христовых стало Церковию. Первые страницы церковной истории свидетельствуют о том, что христиане с самого начала сознавали себя в виде единомысленной и единодушной общины людей, призванных Самим Богом из среды их соплеменников и единоверцев. «Из посторонних же никто не смел пристать к ним» (Деян. 5,13). Когда Церковь Христова вышла из Иерусалима и Апостолы начали свою всемирную проповедь Евангелия, то они, по существу дела, занимались тем, что раздвигали первоначальные границы единой Церкви все шире и шире, делая членами этой единой Церкви представителей различных национальностей. В этом единстве Церкви, пребывающей в разных местах и включающей в себя множество людей, совершается и исполняется Божественная воля, многократно возвещенная и в Ветхом и в Новом Завете и с предельной ясностью выраженная в Первосвященнической молитве Христовой: «Отче Святый, соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы… Не о них же молю только, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едины: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Иоан. 17, II, 20-21. В основу единения членов Церкви Христос полагает любовь, а идеал Церкви указан в единосущии Лиц Пресвятой Троицы. Единство Церкви основано на возглавлении ее Единым Главою Христом (Еф. 4, 15-16), на единстве Богопреданного вероучения и на единстве пребывающей в Церкви благодати (Еф. 4,5).
Необходимо отметить, что в древней Церковной практике различия в церковных обрядах и в местных обычаях не считались нарушением единства Церкви, а принадлежность к христианству всегда понималась не только как признание учения Христова, но и как органическая принадлежность к Церкви.

Хотя в Новозаветных книгах слово ekklisia часто употребляется для обозначения отдельных Поместных Церквей, весь контекст Апостольских Писаний свидетельствует об изначальном, живом и отчетливом самосознании Церкви, как цельного и единого по своей природе организма, без которого немыслимо бытие отдельных общин.
Взаимоотношения членов Церкви с самого начала были проникнуты взаимной органической связью, которая в своем наиболее упорядоченном выражении осуществлялась в церковной иерархии. Вся духовная атмосфера первоначального христианства была проникнута идеей единой Церкви, члены которой, хотя и рассеяны в мире, но благодатию Божией соединяются в общении любви. Это учение об органическом, взаимно обусловленном и жизненно необходимом единстве членов Церкви, изображаемое в Апостольских Писаниях, было впоследствии развито св. Отцами. В их творениях мы имеем подробное изложение учения о Церкви единой и единственной, учрежденной для всех христиан и имеющей Божию силу, для объединения спасаемых в Духе Святом.

Спасение людей от греха, отдалившего человека от Бога, является целью пришествия в мир Сына Божия. Осуществление этой Божественной цели совершается путем восстановления нарушенного единения человека с Богом, а концом этого пути является обожение человека в вечной жизни. Все это дело спасения совершается в Церкви Христовой Духом Божиим. Церковь — это не простое объединение множества людей, имеющих общую веру и определенную организацию, а таинственный Богочеловеческий организм, возглавляемый Господом Иисусом Христом и одушевляемый Святым Духом.

б) Значение Церкви
(Определение этого понятия)

Значение Церкви для ее членов определяется ее святостью. Эпитетом, наиболее часто употребляемым древними христианскими писателями в связи со словом ekklisia является agia — святая. Но наименование Церкви святою никогда не соединялось с мыслью о том, что земная Церковь состоит исключительно из святых, достигших совершенства, Проповедь самых возвышенных идеалов святости, обращенная к живущим на земле членам Церкви, всегда соединялась с обращенною к ним же проповедью покаяния. Для отдельных членов Церкви возможны различные нравственные состояния. Церковь видит свою задачу в том, чтобы возводить своих членов к совершенству во исполнение воли Божией, а Божественное изволение о Церкви как раз и заключается в том,»чтобы освятить ее», «чтобы представить ее Себе славною Церковию, не имеющею пятна или порока или чего-нибудь подобного, но дабы она была свята и непорочна» (Еф. 5, 26-27). Церковь свята, ибо она есть Тело Христово. Грехи ее членов не распространяются на Церковь. Святость Церкви, пребывающей на земле, отнюдь не заключается в однажды и навсегда достигнутой святости всех ее членов, а в том, что всем членам Церкви открыт Богом путь освящения, идя по которому, они вступают в общение со святыней Божественной благодати, укрепляющей человеческие души в борьбе с грехом и искушениями.

Только участие в жизни Церкви может дать освящение ее членам, ибо Церковь Христова есть «полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1, 23). Реальность этого освящения, делающего причастником святости того, кто состоит в Церкви, звучит в литургийном возглашении: «Святая святым». Каждый несовершенный человек, живущий в общении с Церковью, призывается к участию в Трапезе Господней. Церковь имеет от Господа власть не только призывать, учить и руководить, но и врачевать человеческие души, недугующие грехом. Эта исцеляющая сила принадлежит Церкви по Божественному повелению (Мф. 10,1; Мк. 3,15; 6,7; Лк. 9,1). Церковь осуществляет это Божие повеление в силу того, что в ней пребывает данная ей Господом освящающая Божественная благодать, всегда врачующая немощное и восполняющая оскудевающее. В связи с этим стоит воззрение на Церковь, как на Божественную врачебницу для людей, нравственно больных, недугующих грехом. Если Церковь — врачебница, то задача ее в том и состоит, чтобы врачевать нравственные недуги своих членов силою Богодарованной освящающей благодати. Выясняя и выявляя учение о пребывающей в ней освящающей благодати Св. Духа, Церковь в свое время осудила и отвергла заблуждение лиц, учивших, что к Церкви принадлежат только совершенные святые. Осудив эту точку зрения, Церковь осталась верна апостольскому предостережению: «Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1 Иоан. 1,8). Церковь отвергла также и мнение о том, что действительность и святость церковных таинств определяется и обусловливается, будто бы, личной святостью тайносовершителя. По церковному чтению, освящающее человека таинство не является достоянием отдельного лица, а принадлежит всей Церкви. Законно рукоположенный и законно исполняющий свои обязанности священнослужитель преподает таинства не в силу своих личных качеств, а в силу Божественного полномочия, данного Христом Церкви.

Находясь в постоянном органическом единении со своим Небесным Главою, земная Церковь свята Его святостию, как Его Тело, и ей дана власть освящать силою Божественной благодати всех, стремящихся к освящению.

В силу неразрывного союза Церкви земной с Церковью Небесной святость и молитвы Божиих угодников, составляющих «Церковь первенцев, написанных на небесах» (Евр. 12,23) содействуют обильному и полноценному духовному плодоношению членов Церкви Божией на земле (1 Кор. 3,9). Пречистая Божия Матерь — венец и похвала всех святых, честнейшая херувимов и славнейшая без сравнения серафимов, бесчисленные сонмы известных и неизвестных миру Божиих угодников являют в себе образцы достижения и усвоения доступной для человеческого естества святости. Господь призывает к святости и всех верующих (1 Петр. 1,15), щедро венчая дарами Своей благодати даже тех, которые приходят к Нему лишь «в одиннадцатый час» (Мф. 20, 1-16).

в)С о б о р н о е с о з н а н и е Ц е р к в и

Под соборностью Церкви подразумевается ее кафоличность. Соборность, кафоличность — это действенное выражение единства Церкви в живом многообразии ее бытия и в полноте ее вселенского опыта.
Вместе с тем, соборность — зто синтез авторитета и свободы в объединяющей любви. Единая в себе и единая для всех Церковь проявляет себя, по отношению к своим членам, как общее, всех объединяющее и собирающее начало, как соборный принц. Соборность или кафоличность — зто историческая реальность жизни Церкви, как одушевляемого Духом Святым Тела Христова.

Соборность осуществляется в живом опыте собирания и объединения многих; отдельные лица, принадлежащие к Церкви, объединяются в своей общине, общины объединяются в Поместной Церкви, а единство Поместных Церквей осуществляется во Вселенской Соборной Церкви, которая живет в этом всеобщем единении. Таким образом каждый член соборной Церкви пребывает в благодатном единении со всею Церковию. (Лишь у того, кто отделяет и исключает себя из этого соборного единения, дары Св. Духа оскудевают).

Одним из проявлений соборности является, в частности, деятельность церковных соборов, как вселенских, так и поместных. Необходимую практическую предпосылку деятельности церковных соборов следует искать в стремлении к совместному решению принципиально важных вопросов, в живом кафолическом самосознании Церкви.

Во все времена бытия Церкви на земле ее самосознание проявляется и осуществляется в ее кафоличности, в соборности, основанной на том единении верующих, которое восходит к единодушию апостольской общины (Деян. 1,14). Церковь не чуждается всего того, что есть доброго в окружающем ее мире. Церковь Христова существует повсюду и для всех. Целью кафолической, собирательной деятельности Церкви является созидание Божиего Царства. Собирая и объединяя людей, ищущих спасения, Церковь слагает возрастающий духовный опыт ее членов в свою сокровищницу и делает его общим достоянием. В этой готовности делиться своими духовными сокровищами со всеми желающими, во всей своей практической деятельности, в молитвах и священнодействиях Церковь осуществляет свою заботу о строительстве Божиего Царства и о спасении всех людей.

г) Непогрешимость Церкви
выраженная ее иерархией
на Вселенском соборе

Сфера непогрешимости Церкви — это вероучение и нравоучение. Чистый и подлинный источник церковного учения — апостольская проповедь, совершаемая по повелению Господа. Христос заповедал соблюдение истины апостолам, апостолы — своим преемникам — епископам. Таким образом Церковь, пребывая в верности Христову учению, в непрерывном преемстве своих епископов сохраняет эту истину в неповрежденном виде. Истина пребывает в Церкви до скончания века благодаря непрерывному преемству благодатной жизни и, в частности, благодаря преемству епископов. С этой точки зрения преемство епископов является важной гарантией неповрежденности истины, содержимой и проповедуемой в Церкви. Церковь, будучи «Столпом и утверждением Истины» (1 Тим. 3,15), всегда мыслила себя непогрешимой хранительницей и истолковательницей Божественного Откровения.
По церковному учению, благодатный дар сохранения истины неразрывно соединен с богоучрежденным непрерывным преемством епископов.
Непогрешима только Церковь, а выразительницей ее непогрешимости является во всей своей совокупности ее иерархия, представленная на Вселенском Соборе. Не следует забывать, при этом, что Церковный Собор является выразителем голоса всей Церкви — не только ее иерархии, но и мирян, ибо и мирянам, церковному народу, вверено участие в хранении истины. Единомыслие тех, кому вверено учение и управление в Церкви, т.е. епископов, должно быть непременным условием непогрешимости Собора. Епископство, разветвленное в единодушном лике многих епископов, по существу, одно. Сообщаясь с другими епископами, единодушествуя с ними, каждый отдельный епископ является носителем вселенского священства. «Епископство одно и нераздельно, и каждый епископ участвует в нем при общем согласии» (Св. Киприан, «О единстве Церкви», гл.5). Таким образом, точное следование истине и непогрешимость решений принадлежит совокупности епископов Вселенской Церкви, озаряемых благодатию Св. Духа. Если Вселенский Собор является самым реальным осуществлением идеи единства епископата, то полное равенство всех епископов при соборном решении дел является необходимым условием нормальной деятельности Собора.

Согласие с Собором, со всей совокупностью епископства, должно предохранять каждого отдельного епископа от возможных заблуждений, а Церковь — от разделений. Вселенский Собор Христовой Церкви имеет исключительное значение и наивысший авторитет.

Основанием уверенности в действительной непогрешимости таких решений является вера в истину слов Христовых: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28,20). Зто Божественное обетование, данное в лице апостолов всем их преемникам и продолжателям их дела, свидетельствует о том, что осуществление всех повелений, данных Господом святым Апостолам, а чрез Апостолов и их преемникам — епископам, совершается Божиим благословением и Божиею силою.

Страница сгенерирована за 0.06 секунд !

Место молитвы, община, народ Божий… — у слова Церковь множество значений. Как же произошло слово Церковь? В каждом языке — своя история. Например, вы знаете, что в лютеровском переводе Библии на немецкий язык нет слова «Церковь»? Немецкое слово Die Kirche там отсутствует. Когда речь шла о храме, Лютер использовал слово Tempel, а в остальных случаях – слово Gemeine, что значит по-немецки «община», «приход».

В чем причина этого очень странного обстоятельства? Дело в том, что отвергнув Римо-католическую церковь и не признавая Православной Церкви, Лютер все новозаветные утверждения о Церкви как столпе и утверждении истины, о ее непоколебимости и т.д. стал относить лишь к сообществу мирян, в котором, по сути, нет иерархии и священноначалия.

Впрочем, это лютеровское нововведение в немецком все равно не удержалось, и слово Die Kirche осталось вполне употребительным как обозначение Церкви. Между прочим, именно этому немецкому слову родственно древнеславянское цркы и русское слово «церковь». Их общий предок – греческое слово το κυριακόν (kyriakon). Так греки IV и V вв. обозначали церковь в смысле здания или храма. Образованное от греческого слова «Господь» (Кύριος), дословно оно значило «Дом Господа». Кстати, многие народы стали называть Церковь словом, которое обозначало место богослужения. Так румынское слово «Церковь» biserica образовалось из basilica. А у венгров слово egyhäza (церковь) означает дом, здание. Или польское kos’ciol, от латинского castellum (крепость, стены), тоже указывает на здание или архитектуру церкви.

Но собственно в Новом Завете для Церкви как Божиего народа и Тела Христова используется другое древнегреческое слово (которое на немецкий и переводится как Die Kirche). При этом оно находится в интересной смысловой перекличке с греческим словом, обозначавшим язычников.

Итак, раньше мы уже писали о том, как в Новом Завете на древнегреческом языке называли язычников. Дословно «язычники» переводятся с древнегреческого как «народы», «племена». Это слово – τὰ ἔθνη (ethnē) – множественное число от τό ἔθνος (ethnos) –»народ», «племя», «общество», (отсюда, например, в русском языке прилагательное «этнический»). Поэтому в Священном Писании на церковнославянском «языки» означают одновременно и народы, и язычников.

А язычникам как совокупности разных непросвещенных светом Христа народов и противостоит народ, состоящий из тех, кого призвал к себе Бог из разных «языков» или племен, – то есть, Церковь. Ведь древнегреческое слово, взятое для обозначения Церкви, – ἡ ἐκκλησία (ekklēsia) – образовано от глагола ἐκκαλέω (ekkaleō), который значит «вызывать», «призывать».

Вообще слово ἡ ἐκκλησία в древнегреческом языке имеет большую и почтенную историю. Первоначально оно значило общее или Народное собрание всех граждан, которое решало самые важные дела в жизни полиса – древнегреческого города-государства. Всех мужчин, имевших в нем право участия и голоса, вызывали (ἐκκαλέω) в установленные часы герольды, поэтому Народное собрание назвали ἡ ἐκκλησία. Потом в Новом Завете этим словом и назвали Церковь. Получается, если следовать древнегреческой этимологии, что Церковь – это те, кто призван из разных «языков» или народов, собрание «призванных». Более того, так стали называть и христиан – призванные. Призванный по-гречески κλητός (klētos). Так и первые ученики Христа, апостолы сознавали себя призванными Богом. Апостол Павел в самом начале Послания к римлянам обращается к христианам, как «κλητός απόστολος κλητοΐς άγίοις», то есть – «призванный апостол призванным святым» (Рим. I. 1, 7).

Члены Церкви – это призванные не только из иудеев, но и из язычников (ἐθνικοί), то есть из разных народов, которые должны составить новый единый народ, единое тело во Христе. Принадлежность к Церкви в христианстве не зависит от этнического фактора. Она открыта для всех народов или «языков», как и для людей всех возрастов, любого социального положения и образования. Ибо во Христе «нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3, 28-29).

Вступившие в Церковь должны стать членами Единого Тела Христова, «братьями» и «сестрами». Они ответили на призыв Бога поменять свою жизнь, отказаться от эгоистического и автономного существования. Теперь их под началом Господа Иисуса Христа должны объединять между собой вера и любовь, Таинства и священноначалие.

Члены Церкви участвуют в Евхаристической трапезе, принятии Плоти и Крови Христа под видом хлеба и вина. Во второй главе «Деяний апостолов» описаны исходные принципы, объединившие в Церковь самых разных людей. Верующие постоянно находились «в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитве» (Деян. 2,42). «Все же верующие были вместе и имели все общее; и продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого; и каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца» (Деян. 2, 44-46).

Кстати, эти строки Нового Завета были популярны среди некоторых коммунистических идеологов и комментаторов. Они усматривали особую близость раннего христианства к коммунистическим учениям, которая выражалась в том, что в первых христианских общинах тоже существовала общность имущества. Между тем, общность имущества как признак христианской жизни оказалась исторически преходящим явлением. Гораздо более существенным было другое: «принятие хлеба» и «принятие пищи в веселии и простоте сердца». Евхаристическая Трапеза и участие в Ней является центральным смыслом церковной жизни, по сравнению с этим вопрос, является ли, например, собственность в государстве общественной или частной, выглядит в христианской традиции как совершенно вторичный. С другой стороны, из объединения вокруг Благодарственной Чаши и христианской любви вытекают дела милосердия и то, что сейчас принято называть социальной работой. Напомним, что в ранней Церкви диаконы как раз были такими служителями в христианских общинах, одним из основных призваний которых и была помощь больным, сиротам, беднякам и другим нуждающимся.

Иллюстрация foma.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *