Золотошвейная мастерская

Мастерские располагаются в надвратном храме святых Захарии и Елисаветы. С 2009 года Ирина Харитонова и Ирина Староверова работают золотошвеями в Донском монастыре. По благословению епископа Бронницкого, наместника Донского монастыря Парамона в 2012 году золотошвейная мастерская получила статус учебно-производственной золотошвейной мастерской.

Золотошвеи Донского монастыря создали малую орнаментальную пелену с изображением большого равноконечного Креста и текстом тропаря по периметру, праздничный Пасхальный орнаментальный литургический комплект из трех предметов красного бархата, большую праздничную орнаментальную синюю пелену под Чудотворную икону Донской Божией Матери в Большой Собор, с изображением равноконечного жемчужного креста в круге и травном жемчужном орнаменте из цветов, плодов и листьев граната и многие другие шедевры.
Ученики мастерской участвуют в изготовлении изделий для нужд монастыря: закладки для Евангелия и Апостола, дароносицы, просфорницы, шитые пасхальные яйца и др. небольшие предметы. Самые способные и усердные работают вместе с преподавательницами над серьёзными и трудоемкими проектами по вышивке.


Ирина Староверова и Ирина Харитонова показали участникам мастер-класса весь процесс работы от создания эскиза и прорисей до вышивки, а также примеры золотого шитья. Золотошвеи поделились с гостями секретами профессионального мастерства. Участники мастер-класса познакомились с техниками жемчужного, золотого шитья, вышивкой шнурами и шелками – традиционными основами древнерусского лицевого и орнаментального шитья. Кроме того, они узнали, что такое техника вышивания «в раскол».
Лицевое шитье – древнейший вид церковного художественного творчества. Лицевым называют шитьё разноцветными шелками и золотом по ткани изображений святых, библейских и евангельских сюжетов. К нам этот вид рукоделия пришел из Византии с Софьей Палеолог. Со временем мастерство русских вышивальшиц достигло такого совершенства, что литургические предметы шитья вывозились из России в другие страны.

О курсе

Золотое, или золотное, шитье – это особая техника ручной вышивки, известная еще с древности. Как правило, для золотного шитья применяются металлизированные золотые и серебряные нити, канитель, трунцал, а также жемчуг, бисер, пайетки.

Хотите изучить основы золотного шитья или усовершенствовать имеющиеся навыки и умения? Тогда мы приглашаем вас в нашу школу ручной вышивки на курс «Золотное шитье». На протяжении веков вышивка золотом оставалась литургическим искусством, но в наши дни золотое шитье – не только церковное. Одежда и аксессуары, украшенные вышивкой золотом, все чаще появляются на подиуме в коллекциях От Кутюр. Мы предлагаем изучение приемов и техник золотного шитья в его «мирском» применении.

Занятия проводятся опытным преподавателем в специально оборудованном светлом помещении, все необходимые методические материалы и инструменты, предоставляются. Группы до 3 человек и индивидуальный подход позволяют в полной мере уделять внимание каждому ученику и оказывать необходимую помощь в процессе обучения.

Основной (базовый) курс 1 ступень

Вышивка Эполета — наплечного аксессуара, который крепится на плечо готового платья или жакета.

  • Подготовка к работе: натяжение ткани на пяльцах, перевод рисунка на ткань
  • Техника шитья золотом (вышивка в «прикреп»)
  • Вышивка канителью, трунцалом — шов по веревочке, насыпь, прорезная гладь, сеточка, стебельчатый стежок
  • Техника пришивания пайеток, синели, страз
  • Вышивка битью
  • Пришивание жемчуга по бели
  • Работа с золотой нитью
  • Создание объема
  • Варианты пришивания шнура
  • Обработка края готового изделия
  • Создание бахромы
  • Завершение работы

Длительность курса: 5 дней (40 часов).

Стоимость курса:

85 000 рублей
Методические материалы и инструменты, проживание и питание входят в стоимость курса.

Как все начиналось

Когда в 1994 году Святейший Патриарх Алексий II благословил возобновление монашеской жизни в стенах древнего Сретенского монастыря, на обитель было страшно смотреть. Тогда художницы Нонна Ивановна Батытина и Екатерина Михайловна Пушкина, знавшие назначенного сюда отца Тихона (Шевкунова) еще по его служению в Донском монастыре, сделали аналойник с жемчужным крестиком.

Сотрудницы Золотошвейной мастерской. В центре — Екатерина Пушкина и Нонна Батытина

«Все началось с жемчужинки», – говорит Екатерина Михайловна. Тонкая работа с жемчугом станет одной из особенностей изделий созданной потом при монастыре золотошвейной мастерской «Сретение». Возможно, потому что жемчужными окладами на чудотворном образе Успения Пресвятой Богородицы славится Псково-Печерская обитель, в качестве подворья которой изначально и был открыт Сретенский монастырь.

Потом, узнав о том, что первая служба состоится на Сретение Господне, смастерили к празднику воздух и покровцы. На них первая Литургия в возрождаемой Сретенской обители и служилась.

Воздух и покровец. Золотошвейная мастерская Сретенского монастыря

«Тогда каждый, кто чем мог, стремился помочь монастырю», – вспоминает Нонна Ивановна.

В начале 1990-х годов специального образования по церковному шитью ни у кого не было – никакие курсы для золотошвеек еще не были открыты. Возрождением древнерусского искусства лицевого шитья занимались разве что отдельные реставраторы и искусствоведы. С ними и стали налаживать контакты. Одной из первых откликнулась Инна Исидоровна Вишневская, заведовавшая фондами Музеев Московского Кремля. Там и удалось поработать с памятниками церковного шитья, рассмотреть изнанку в целях реконструкции техники. Хотя для создания первой своей крупной работы отправились в музей-ризницу Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

Так к престольному празднику следующего 1995 года, в который отмечалось 600-летие перенесения Владимирской иконы Божией Матери из Владимира в Москву, вышили первое облачение – голубую фелонь, – также расшив ее жемчугом. «Это был подарок нашему духовнику отцу Тихону, возведенному в тот день Святейшим Патриархом Алексием II в сан игумена, а чуть ранее назначенному наместником обители», – комментирует Нонна Ивановна.

День празднования Сретения Владимирской иконы Божией Матери – 8 сентября того памятного юбилейного года – решили считать и днем основания золотошвейной мастерской «Сретение» при получившей уже статус ставропигии Сретенской обители.

Сначала все делалось просто, из подручных материалов: не было средств на приобретение металлических дробниц – так их просто имитировали шитьем; не могли найти бархат нужного цвета – брали, какой есть, и обращались к знакомым текстильщикам-декораторам, чтобы выкрасить ткань так, как того требовала богослужебная палитра праздничных облачений.

Следуя традициям

Сказано: Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам (Мф. 6: 33).

Шитье – это прежде всего молитва

Шитье – это прежде всего молитва. Желание трудом рук своих послужить Богу. Когда-то и Пресвятая Дева Мария вышивала для Иерусалимского храма, где херувимы на покрывалах из крученого виссона и из голубой, пурпуровой и червленой шерсти должны были быть, как сказано в Писании, искусною работою (см.: Исх. 26: 1).

Шитье. Византия. VIII век. Музеи Ватикана

Своего расцвета золотошвейное искусство, унаследованное христианством из Иудейского храмового богослужения, достигло в Византийской империи. Именно тогда, когда богослужение для ромеев было на первом месте, и создавались лучшие, в том числе из дошедших до нас, катапетасмы (то есть алтарные завесы), плащаницы, литургические воздухи, облачения – их и стали наряду с известными им ранее древнерусскими образцами брать за основу сретенские золотошвейки.

Архимандрит Алипий (Воронов)Особенности византийского стиля стали узнаваемыми чертами и их работ: красота композиции, ясность рисунка, простота техники (здесь не используется сложных прикреп) и, наконец, обилие в вышивке золота. Золото – цвет инобытия. «В Царстве Небесном, – как отмечал выдающийся иконописец наших времен «великий наместник” Псково-Печерской обители архимандрит Алипий (Воронов), – небеса – золотые!»

Используемые в мастерской «Сретение» нити с содержанием натурального золота, как и драгоценные и полудрагоценные камни, применяемые для украшения богослужебных предметов, стоят дорого. Поэтому так же, как это искони было в Византии и на Святой Руси, принимаются вклады, и имена благодетелей вышиваются по краям пелен или покровцов. Все, что делается для Церкви, делается так, чтобы служило в веках, – так что и имена поминаются за богослужениями столетиями.

Кто-то вкладывает средства, другие – свои таланты, тепло своих натруженных рук…

Мастерицы

Костяк творческого коллектива мастерской «Сретение» все это время неизменно составляли три художницы: Нонна Ивановна Батытина, Екатерина Михайловна Пушкина и Ирина Ивановна Шляндина.

«Мы так сработались, что каждый из нас дополняет друг друга. Нонна Ивановна, например, может сразу представить то, как работа, за которую мы только принимаемся, будет выглядеть в итоге. Это очень важно, потому что большие работы мы можем вышивать по фрагментам с участием многих вышивальщиц годами. Без этого целостного видения можно уйти в детализацию, а общая композиция рассыплется или работа, допустим, не соберется по цветам… – это все сфера компетенции нашей руководительницы. А Ирина Ивановна у нас мастер по вышивке ликов», – охотно рассказывает про коллег Екатерина Михайловна, у которой, кроме того, что она и сама замечательная художница, удивительный дар общения.

Золотошвейная мастерская Сретенского монастыря. За работой

В мастерской очень теплая, подлинно христианская атмосфера созидания и взаимного принятия друг друга.

За почти уже четверть века существования мастерской «Сретение» ее состав был то исключительно профессиональным, то при выполнении больших работ привлекались помощницы. Так, 15 вышивальщиц потребовалось пригласить, чтобы справиться за два года с вышивкой первосвятительского облачения Святейшего Патриарха Алексия II к празднованию 2000-летия христианства.

К празднованию 2000-летия христианства вышили облачение для Патриарха Алексия II

Уникальные работы

Архиерейское облачение Патриарха Алексия II
Москва, 1998-2000 гг.

Это облачение Патриарха – одна из редких работ, выполненных для приношения в дар. Также в Сретенской мастерской разработали и вышили для Преображенского храма Резиденции Святейшего Патриарха Алексия II в Переделкино Успенскую Плащаницу Пресвятой Богородицы с лилиями.

Выполнили в мастерской и несколько исторических работ: например, для Арзамасского музея русского патриаршества воссоздали ряску Патриарха Никона, а для Пушкинского музея – элементы шитья в дворянском интерьере. (Екатерина Михайловна является представительницей рода А.С. Пушкина, а авторы экспозиции хотели, чтобы в ее создании приняли участие прямые потомки.)

Кафтан домашний (ряска патриарха Никона)
Реконструкция XVII в. Москва, 2013

Однако основные работы мастерской, в том числе реконструкции, делались, конечно, для Сретенской обители.

Так, Нонна Ивановна нашла и восстановила прориси литургического комплекта, принадлежащего Сретенскому монастырю в XVII веке. Сейчас это уже известные по службам в еще древнем монастырском храме жемчужные на красном бархате воздух и покровцы.

Жемчужные покровцы
Служба в храме Воскресения Христова и Новомучеников и исповедников Церкви Русской

«Помню, нас много, ставим в центре мастерской на подрамнике это фантастически красивое полотно и все вместе шьем. Все друг друга знают, помогают одна другой», – вспоминает вышивальщица из прихожанок Елена Ивановна Дешко.

Это было уже в то время, когда в работе мастерской пригласили участвовать всех желающих. Просто повесили рядом с расписанием богослужений объявление, кого-то пригласили лично…

Мастерская – община-семья

«А вы не хотите вышивать?» – спросила как-то Екатерина Михайловна у молодой женщины, бегло скользящей глазами по объявлениям у монастырского храма, в том числе о наборе в золотошвейную мастерскую. «Не люблю», – сказала, как отрезала, та. «Вы приходите, попробуйте», – тем не менее услышала в ответ. И сейчас уже та, что согласилась, жизни своей не мыслит без золотошвейной мастерской «Сретение».

«Это еще в каком-то смысле и церковно-социальный проект Сретенского монастыря, – говорит теперь она. – Многие из нас пришли в мастерскую в самый трудный момент своей жизни. И тут наиболее полно ощутили себя в церковной общине-семье».

Все здесь разные: по характеру, по возрасту, по образованию, по профессии. Среди вышивающих – парикмахеры, медики, полицейские, повара, бухгалтеры, военнослужащие, математики… Есть Герой Труда, которая еще БАМ строила, а есть совсем юные студентки.

Однажды звонарь обители привел даже маленькую дочку. «Я хочу, чтобы она со взрослыми благоговейными женщинами пообщалась, стала серьезнее», – пояснил он.

«Некоторые просто из любопытства заглянут, бывало, к нам, раньше даже иголку в руках не держав, да так и остаются, – отмечает Елена Ивановна. – Мы сюда приходим, кто когда может, наиболее полным составом собираемся по воскресеньям. Иногда работу берем на дом».

«Мужья, видя жен за пяльцами, проникаются особым умилением. Все-таки вышивание – это исконно женское занятие, – дополняет Екатерина Михайловна. – Оно гармонизирует твое внутреннее состояние… Хотя в этом труде, – признается, – бывают, конечно, и моменты, когда становится очень тяжело: руки устают, на пальцах кровавые мозоли… А ты изо дня в день понуждаешь себя браться за иголку. Тогда поддержка друг друга особенно важна. Если ты видишь, что у соседки работа застопорилась, а вы вместе вышиваете поручи, то ты не можешь, сосредоточившись на своем, допустим, правом, выбрать лучший жемчуг».

В мастерской на опыте осознаёшь, что значит православная соборность

Мастерская – это вообще место, где многие впервые на опыте осознали, что значит православная соборность.

Всегда с молитвой

«Однажды, когда стало известно, что служба на память Небесного покровителя обители будет совершаться из-за многолюдства на пятилитровых чашах, мы взялись было шить новые увеличенные крестообразные покровцы, – рассказывает одна из вышивальщиц Александра Ч. – И вот уже приближается 28 декабря, и мы понимаем, что не успеваем… Взмолились к самому священномученику Илариону, и произошло следующее: вдруг на работе у каждой из нас начинают возникать какие-то окна, когда нас ни с того ни с сего отпускают… Мы сначала не понимали: «Что это такое?..” – а потом засели за пяльцы. И времени было дано каждой именно столько, чтобы к празднику успеть завершить литургический комплект».

Употребление покровцов во время богослужения

Перед работой над каждым образом Ирина Ивановна советует вышивальщицам отсмотреть как можно больше лучших образцов иконописи, фресок, мозаик, шитья. Как сказал один иконописец наших дней: «Я понял, почему Господь сохранил для нас древние образа: чтобы мы видели ту высоту духа, к которой нам надо стремиться».

«Мы должны напитывать свои глаза, ум, душу этой красотой, – соглашается одна из вышивающих. – Обращаемся к Тем, над Чьими образами работаем: к Господу, Божией Матери, архистратигам, святым».

Некоторые из девушек здесь молились об обретении супруга и выходили замуж. А те, кто ранее не могли родить, молясь о чадородии, становились матерями.

«Это издревле идущая традиция, когда даже представительницы царских династий делали собственноручно вышитые вклады в храмы и монастыри. Так же, как и дворяне, и бояре, и простые посадские люди, – поясняет Нонна Ивановна. – Сами вышивали или нанимали золотошвеек. Так, на вкладных надписях можно прочитать: «При таком-то царе такой-то вложил сию пелену в такой-то монастырь на вечное поминовение или в благодарность о том-то”».

Многие и сейчас при вышивании литургических комплектов, плащаниц или облачений молятся об исцелении или посвящают свой труд в помин душ усопших сродников.

Сами работы бывают разными по молитвенному настрою: есть великопостные – покаянные, есть Успенские плащаницы, при работе над которыми на душе особая тишина, есть Пасхальные – это радость благодарения.

От нас труды, а результат – от Бога

Работайте Господеви со страхом и радуйтеся Ему с трепетом (Пс. 2: 11), – иногда приводит слова из Псалтири сопровождающий от братии работу мастерской игумен Киприан (Партс). Перед началом большой работы его просят отслужить молебен на начало дела, как и по итогам – благодарственный.

Епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов), игумен Киприан (Партс) и мастерицы-золотошвейки

Когда уже готовая работа попадает в храм, освящаемая благодатью Духа Святаго, она просто на глазах преображается!

В храме твоя работа, освящаемая благодатью Духа Святаго, просто на глазах преображается!

«Вроде шьешь вкривь и вкось, нитки какие-то желтые, жемчуг серым и неровным кажется… А когда с этими покровцами начнут служить Литургию, смотришь и не узнаешь: так на земле белильщик не может выбелить (ср: Мк. 9: 3). Потом, когда сделанные нами же работы братия из ризницы возвращают нам на реставрацию, мы изумляемся: и жемчуг весь один к одному! – свидетельствуют труженицы. – Воистину, пусть левая рука твоя, – как сказано, – не знает, что делает правая (Мф. 6: 3). От нас труды, а результат от Бога».

Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу (Пс. 113: 9).

Дробница – в русском церковном ювелирном искусстве миниатюрные вставки, выполняемые на обложках Евангелия, митрах, панагиях или на парадных богослужебных облачениях.

Шитье вприкреп – техника вышивки, когда декоративную нить прикрепляют стежками, выполненными более тонкой нитью.

Плащаницы золотошвейной мастерской приобрели свой оригинальный вид, как и другие произведения их нельзя теперь спутать с аналогичными изделиями других мастеров золотного шитья.

Невозможно сосчитать количество выполненных в золотошвейной мастерской митр и плащаниц. Постоянно разрабатываются новые рисунки узоров и орнаментов, как по желанию заказчика, так и исходя из необходимости расширения ассортимента.

В начале 21 века золотошвейная мастерская помимо своей традиционной деятельности, связанной с изготовлением произведений церковного искусства, стала заниматься новым направлением — декором интерьера и одежды с использованием золотного шитья, которое в былые времена украшало костюм и интерьер не только знатных людей, но часто встречалось и в элементах народной одежды, что, безусловно, всегда свидетельствовало о состоятельности тех, кто носил такую одежду.

Технике золотошвейного шитья уже более 20 веков. В России золотошвейным промыслом занимались в основном в женских монастырях и великокняжеских светлицах, где и культивировалось золотошвейное искусство. Духовенство, а также знать не только России, но и всей средневековой Европы просто утопали в золотой вышивке, которая украшала костюмы светских красавиц, представителей дворянства, вельмож и сановников вплоть до начала 20 века. Широк и разнообразен ассортимент выпускаемых сегодня золотошвейных изделий. Золотошвейная вышивка используется для отделки одежды мужчин и женщин, скатертей и балдахинов, портьер, ширм и покрывал, декоративных подушек, постельного белья и стеновых панелей и включает золотую и серебряную вышивку, вышивку жемчугом, бисером, стразами, драгоценными и полудрагоценными камнями.

Нет никакой мистикик в том, что пребывание в таком интерьере позитивно влияет на наше настроение, при этом исчезают уныние и подавленность, окружающая нас гармония и красота дарят прилив сил и уверенность в завтрашнем дне, рождается ощущение, что «ВСЁ ХОРОШО! ВСЁ ЕСТЬ И БУДЕТ ХОРОШО!». Часто случается так, что люди, взявшие в руки ларец, отделанный вышивкой, не хотят выпускать его из рук, а проведшие пальцами по шитью скатерти, так и продолжают в задумчивости поглаживать драгоценный теплый рельеф.

В прежние времена золотошвейным ремеслом занимались преимущественно женщины-вышивальщицы, которых называли золотошвейками. Золотошвейка выполняла золотое шитье или вышивку с применением металлических сначала золотых и серебряных, а позже позолоченных и посеребрённых нитей. Впервые о ремесле золотошвеек упоминается в IX веке. Первоначально золотошвейки украшали золотым шитьем церковные облачения и храмовые тканые принадлежности, а позже одежды царских особ, бояр, князей. Сегодня золотошвейку можно застать за работами, связанными с декором интерьера и предметов современной одежды. Однако как и прежде золотошвейкам приходят заказы на изготовление куколей патриарха, митр ручной работы, скрижалей, вышитых вручную икон и окладов, изготовление и поновление плащаниц. О золотошвейках можно рассказывать много, но то как старинная техника золотошвейного мастерства продолжает жить и в наше время при создании витиеватых узоров и орнаментов, соединяя древнее искусство с современными технологиями, вызывает неподдельное удивление и восхищение.

Работы золотшвейной мастерской были высоко оценены широким кругом зрителей и заказчиков. Их дарят патриархам и высокопоставленным лицам. Они вызывают теплый душевный отклик заказчиков.

Нонна и Алексей Ивановы стали победителями Международного конкурса по декоративно-прикладным видам искусства в категории «Профи», номинации «Декоративные росписи и инкрустации», проводимого в рамках 6-ой Российской недели искусств (RUSSIAN ART WEEK) сезона 2009-осень (Москва: 27 сентября — 3 октября 2009 г., Санкт-Петербург: 5-11 октября 2009 г.).

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *