Звенигородский спас

Успенский собор на Городке построен на рубеже XIV-XV веков. Фрагменты первоначальной живописи XV века находили тут и раньше: в барабане купола, в алтаре, на восточных столбах-пилонах и на северной стене храма. Их авторство приписывают Андрею Рублёву и Даниилу Чёрному.

Остальные сохранившиеся росписи были сделаны уже в 30-х годах XIX века. Реставраторы аккуратно их демонтировали, затем убрали штукатурку и метровый слой кирпича, который закрывал подпружные арки. Именно на этих арках нашли фрески XV века.

Александра Гребенщикова, художника реставратор 2-й категории: «Большие фрагменты, новые, неизвестные, предположительно, Андрея Рублёва. Пока что видны изображения святых и серафимы. Все требует детального изучения».

Всего таких арок тут четыре. И на каждой — фрагменты так называемой первоначальной живописи. Это уникальная роспись XV века. Сейчас реставраторы укрепляют штукатурное основание фресок — это длительный и трудоемкий процесс. Собственно, к восстановлению живописи планируют приступить лишь в новом году.

Пробы штукатурки и красочного слоя отдадут химикам для анализа: они определят их возраст и состав. И вместе с искусствоведами вынесут вердикт: Рублёв или нет. Хотя сомнений в этом почти нет, передает корреспондент НТВ Александр Калинин.

Успенский собор на городке в Звенигороде тесно связан с именем Андрея Рублёва. Именно здесь осенью 1918 года в сарае с дровами нашли три иконы, которые, предположительно, написал великий мастер. Сейчас они хранятся в Третьяковской галерее. Обнаружение новых работ Рублёва для художественного мира — это историческое событие, ведь творчество знаменитого живописца — это одна из вершин русской и мировой культуры. И найти доселе неизвестные его работы спустя много веков — это большая удача.

ЕВАНГЕЛИЕ ХИТРОВО — лицевая рукопись времени преподобного Андрея Рублёва.

Получившая название по имени последнего владельца Б.М. Хитрово; памятник древнерусского книжного искусства. Относится к типу служебных Евангелий (Евангелие (полный апракос) с месяцесловом). Это рукопись большого формата, в 1° (32,2×24,8 см), написанная на пергамене (299 листов) уставом в 2 столбца. По палеографическим признакам датируется концом XIV — началом XV веков. Переплет XVII века — доски, обтянутые бархатом 2 цветов: с золотисто-зелеными цветами и узорами рытого бархата по атласному малиновому полю. На верхней крышке серебряные, гравированные чернью наугольники с образами евангелистов и средник с изображением Распятия, на нижней — 5 овальных серебряных жуковин.
Сведения о происхождении Евангелия Хитрово содержатся в пространной вкладной записи боярина оружничего и дворецкого Хитрово в Троице-Сергиев монастырь. В надписи, выполненной по нижнему полю на листе 3-61, сказано, что Евангелие Хитрово было подарено Хитрово в 1677 году царем Феодором Алексеевичем, а сам Хитрово «сие Евангелие для древняго писма далъ въ обитель пресвятыя и живоначальныя Троицы…». На последнем листе той же рукой написано: «Въ лето 6740 (1231-1233 годы)». Вероятно, вклад следует датировать 1679 годом (смотри: ВКТСМ. С. 279). Имеющиеся в рукописи другие пометы исторического характера (СКСРК, XIV. № 186. С. 327) к этой надписи ничего не добавляют.

Евангелие Хитрово постоянно хранилось в ризнице Троице-Сергиевой лавры. После национализации монастырского собрания в 1920 года было передано в Сергиевский филиал Государственного Румянцевского музея и библиотеки (хранилось по-прежнему в ризнице лавры). В 1921-1931 годах оно находилось на выставке древнерусской рукописной книги и искусства XIV-XV веков в Сергиевском музее (Троице-Сергиева лавра), в РГБ поступило с одной из этих выставок 11 марта 1931 года.

Перечисленные Евангелия вышли из московского скриптория при митрополичьей кафедре, возглавляемого в конце XIV — начале XV веков протодиаконом Спиридоном (Спиридонием), которого Н.Б. Тихомиров и Г.И. Вздорнов (Вздорнов. 1978. С. 24-26) ошибочно считали одним из писцов Евангелия Хитрова. Источником ошибки Тихомирова было размещение А.Н. Свириным снимка из Евангелия Успенского собора Московского Кремля в качестве репродукции Евангелия Хитрова (Свирин. 1964. С. 215). Тихомиров справедливо атрибутировал почерк Спиридону, но не проверил наблюдение по рукописи. Позднейшие исследования доказали, что текст Евангелия Хитрова (кроме правки и надписей на миниатюрах) выполнен одним почерком (СКСРК, XIV в. № 186. С. 326), который, по мнению А.А. Турилова, можно отождествить с основным, «старшим» почерком Климентьевского Евангелия (Турилов. 2002. С. 38. Примеч. 6; Попов. 2002. С. 17). Принадлежность Евангелия Хитрова в XVII веке царской фамилии позволяет считать, что оно было создано для великокняжеского двора, возможно для одного из кремлевских соборов. Гипотеза Г.В. Попова, что Евангелие Хитрово было написано в 1399/1400 (6908) годах для кремлевского Архангельского собора, основывается на предположении об «испорченности» первоначальной даты (6908), размещавшейся на утраченных листах древней вкладной рукописи, которая в результате ошибок переписчиков последней четверти XVII века, заменивших буквы «цы» и «иже» на «пси» и «мыслите», стала читаться как «6740». Однако более вероятна замена буквы буквой а не наоборот. Мифологический характер даты «6740» подтверждается отсутствием в рукописи как следов «неоднократной переписки», так и других сведений в существующей вкладной записи, которые бесспорно содержались в древней вкладной Евангелия Хитрова. Некоторые основания для датировки и решения вопроса о его происхождении дает гипотеза Попова об одновременности, «параллельности» создания около 1400 года в одной мастерской Евангелия Хитрова и Евангелия Успенского собора Московского Кремля, работа над которым не была завершена при митрополите Киприане и была продолжена уже при митрополите Фотии (Попов. 2002. С. 16-23). Если создание Евангелия Успенского собора было приостановлено в связи со смертью митрополита Киприана (16 сентябя 1406 года), то 1-й этап работы над рукописью может приходиться на 1405-1406 годы (Дудочкин. 2000. С. 60), таким образом, можно датировать Евангелие Хитрово около 1405 года. Это позволяет предположить, что оно предназначалось как напрестольное для великокняжеского Благовещенского собора, расписанного Феофаном Греком, Прохором из Городца и Андреем Рублёвым в 1405 году. Данная гипотеза согласуется со сложной историей строительства Благовещенского собора в XV веке (предполагаемое Поповым «изъятие» рукописи из Архангельского собора не находит убедительных подтверждений).
Высказывались и другие мнения о времени возникновения Евангелия Хитрова: до 1392 года (Л.П. Жуковская), около 1392 года (Т.Б. Ухова), 90-е годы XIV века (Ю.А. Олсуфьев, Д.В. Айналов, М.В. Алпатов, В.Н. Лазарев, Ухова), конец XIV — начало XV веков (А. Грабар, О.С. Попова, Э.С. Смирнова, Л.А. Щенникова, В.Г. Брюсова), начало XV века (М.В. Алпатов, М. М. Постникова-Лосева, Т. Н. Протасьева), между 1405 и 1408 гг. (Н. А. Дёмина), ок. 1408 г. (Ю. А. Лебедева, Вздорнов), середина XV века (А.И. Некрасов) и даже XVI век (Г.П. Георгиевский).

Широкую известность Евангелие Хитрово приобрело благодаря богатому декору, оформление которого следует единому принципу (8 миниатюр, 5 заставок и 437 инициалов). Дополнительную пышность придает обилие золота (фон миниатюр и инициалов, заполнение орнамента в заставках, нимбы евангелистов, заголовки чтений, заглавные буквы, большие точки в тексте).

Миниатюры Евангелия Хитрова отличаются точным, изящным рисунком, гармоничностью композиций и просветленностью красочной гаммы, которая основана на сочетании голубых, разбеленных фиолетово-лиловых, голубовато-серых и серебристо-зеленых цветов, дополненных акцентами красного и золота. В изображениях евангелистов — воплощенных образах гармонии и благодати, как и в изображениях их символов, выражена главная идея украшения Евангелия Хитрова — победное шествие и торжество Благой Вести в мире. Художественный строй миниатюр свидетельствует о свободном владении мастером едва ли не всем арсеналом приемов современной ему византийской живописи и его обширных знаниях в области иконографии.

Заставки представляют собой большие прямоугольные рамки, образованные комбинациями кругов и квадратов, которые заполнены крупными бутонами стилизованных цветов и листьями. Красочная гамма заставок неовизантийского стиля определяется сочетанием золота и дымчатого голубца с темно-голубым, зеленым и темно-вишневым, а заставок балканского стиля — золота с голубым и зеленым.

Текст Евангелия Хитрова украшают многочисленные инициалы неовизантийского стиля, выполненные золотом (15) и красками с тонкой золотой обводкой (422). Зооморфные или зооморфно-растительные инициалы (47, за исключением 71г и 79а), описаны Олсуфьевым (Олсуфьев. 1921. С. 20-23). 23 из них представляют собой отдельные фигурки зверей или сценки их борьбы. Из этой группы наиболее известны «Цапля со змеей» (лист 74а) и «Дельфин» (Лист 8в). 24 инициала включают животные и растительные мотивы в неожиданных и остроумных сочетаниях. Образы в инициалах лишены напряженности и драматизма, нередко свойственных византийским инициалам, и выражают идею красоты божественного мироустройства, общую для декорации Евангелий группы Хитрово. 375 многоцветных инициалов представляют собой композиции из геометрических и растительных форм, которые подразделяются на несколько групп (Петрова. 2002. С. 128-129).
Большинство специалистов считают бесспорным факт участия Андрея Рублёва в украшении Евангелия Хитрова. Многочисленные аналоги этим миниатюрам, в том числе и инициалам, исследователи находят в наиболее достоверных произведениях мастера: в росписях Успенского собора во Владимире (1408) и на иконе «Святая Троица» (ГТГ), а также на близких к ним иконах Звенигородского чина (ГТГ). И.Э. Грабарь, который первым предположил в создании Евангелия Хитрова участие Андрея Рублёва, приписывал ему исполнение всего декора рукописи (Грабарь. 1926. С. 104). Того же мнения придерживались Алпатов, Дёмина, С.С. Чураков, Ухова. Вздорнов склонялся в пользу авторства Даниила (Вздорнов. 1980. С. 107-109). Некоторые исследователи считали, что над миниатюрами Евангелия Хитрова работали нескольк мастеров. Так, Олсуфьев связывал миниатюры с творчеством Феофана Грека или с его мастерской (Олсуфьев. 1924. С. 10), допуская авторство Андрея Рублёва в миниатюре с ангелом (Олсуфьев. 1925. С. 8). Лазарев считал, что миниатюры созданы русскими художниками из мастерской Феофана Грека под непосредственным руководством или даже при участии последнего (Лазарев. 1961. С. 75-82). Это мнение было поддержано Поповой, полагавшей, что 2 миниатюры (Иоанн с Прохором и ангел) создал греческий художник, возможно Феофан Грек, а остальные — русский мастер, возможно Андрей Рублёв. В дальнейшем Попова согласилась с точки зрения Грабаря. Лебедева связывала с Андреем Рублёвым лишь миниатюру с ангелом, остальные — с его ближайшими помощниками. Брюсова и В.А. Плугин приписывали Андрею Рублёву все миниатюры Евангелия, за исключением Иоанна с Прохором (1-я считала ее принадлежащей кисти Даниила, 2-й, возможно, Феофана Грека). По мнению Е.Я. Осташенко, создателями миниатюр были 2 или 3 мастера, в том числе Андрей Рублёв. Смирнова отмечала работу 3 мастеров над миниатюрами Евангелия Хитрова, одного из них она отождествляла с Даниилом, полагая, что Андрей Рублёв не принимал участия в этой работе.

Наблюдения Щенниковой и автора настоящей статьи, сделанные как в период реставрации рукописи в 1984-1993 годах, так и после нее, позволяют предположить, что миниатюры Евангелия Хитрова созданы 2 художниками; эта гипотеза опирается, главным образом, на небольшие различия в манере личного письма. Моделировка ликов 1-й группы миниатюр выполнена тонкими, сплавленными лессировочными слоями розоватых охр, полностью скрывающими зеленоватый санкирь. Форма ликов 2-й группы образована густыми, переплетающимися мазками розовой, красной, желтой и зеленой красок, лежащими на зеленоватом санкире, видимом в теневых частях. Миниатюры 2-й группы отличают несколько упрощенная пластика и некоторая схематичность рисунка. К 1-й группе можно отнести Иоанна с Прохором, Матфея, орла (?), льва (?); ко 2-й — ангела, Марка, Луку и тельца (?). Щенникова считает, что миниатюры 1-й группы созданы Андреем Рублёвым, 2-й — Даниилом; по мнению автора настоящей статьи — наоборот. Попов не исключает вероятности работы над миниатюрами 3 художников, а над инициалами — 3 или 4 (Попов. 1995. С. 51). Уровень исполнения всех миниатюр одинаково высок, а различия в манере письма незначительны. Возможно, правы исследователи, считающие автором всех миниатюр Андрея Рублёва, который представил в Евангелие Хитрово несколько вариантов собственной манеры письма или письма своих предшественников и современников, послуживших основой его стиля.

Анализ миниатюр из Евангелия Хитрова и из Евангелия Успенского собора дает основание считать, что они восходят к общему протографу — византийскому Евангелию (скорее тетр, а не апракос) XIV века, в свою очередь ориентированному на греческие образцы XII века, что объясняет характер византинизмов в стиле миниатюр Евангелия Хитрова. Гармоничность и целостность рукописного материала, высокое художественное качество миниатюр, философская значительность и выразительность образов выделяют Евангелие Хитрово из Евангелий его группы.

Иллюстрации:

Архив ПЭ.

Имя Андрей художник получил только, когда принял постриг, а вместо фамилии у него просто прозвище – семья была ремесленной, а слово «рубель» означает инструмент для выделки кожи. Первой его «работой» была роспись Благовещенского храма в Москве. Известно, что иконописец умер от чумы в 1428 году. Позже был причислен к лику святых.

«Троица»

«Троица», «Живоначальная Троица», или «Гостеприимство Авраама»

Эта икона сейчас выставлена в Третьяковской галерее. Она была написана в 20-е годы 15 века. Жизнь Рублева мифологизирована, авторство большинства его икон не доказано, но «Троица», несомненно, принадлежит ему.

В центре иконы – три ангела, они сидят за столом, а за их спинами гора, дерево и дом. Сюжет взят из Библии. Три ангела означают святую Троицу: Отца, Сына и Святого духа. Чаша на столе — символ мудрости и жизни. По некоторым версиям, на иконе изображен святой Грааль. Иисус пил из нее на Тайной вечери, после которой его предал ученик Иуда.

Многие пытались найти Грааль. Считается, что если человек попьет воды из этой чаши, ему гарантирована вечная жизнь.

«Спас», или «Спас Вседержитель», «Звенигородский Спас».

«Спас»

Эту икону нашли в 1918 году в Успенском монастыре в Звенигороде в самом неподходящем месте – в сарае под кучей дров. Она также «прописана» в хранилище Третьяковки. «Спас» был написан в начале 15 века, около 1410 года.

К сожалению, икона сохранилась плохо. Уцелела только середина полотна с ликом Иисуса Христа. То, что было по бокам и составляло композицию иконы – уже не узнать. Кстати, исследователи считают, что Рублев намеренно придал Христу русские черты лица, хотя ранее его изображали по византийскому канону, греческому.

Богоматерь Владимирская

Богоматерь Владимирская

С этой иконой связано интересное предание. Рублев написал икону около 1409 года, но списал ее, якобы, с копии рисунка Луки, одного из составителей Евангелия. Лука писал свою Богородицу еще при ее жизни, на доске от стола, за которым обедала мать Христа. Это изображение датировано 450 годом. Потом князь Юрий Долгорукий заказал себе копию этого изображения, а вот Андрей Рублев написал свою «Владимирискую Богоматерь» уже с первой копии.

Икону Богоматери с младенцем на руках в России почитают как защитницу страны. Сейчас она хранится в Центральном музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, а когда-то за нее спорили Владимир и Москва, перевозили из одного города в другой

Преображение Господне

Преображение Господне

Еще одна знаменитая икона Андрея Рублева – Преображение Господне, хранится в Третьяковской галерее. Библейский сюжет – Христос повел своих учеников на гору Фарвор. Хотел показать, что будет с ними всеми после смерти. К ним с неба спустились пророки Моисей и Илия, бывшие когда-то простыми смертными.

На обратной стороне иконы есть авторская роспись, но, как выяснили ученые, она сделана много позже, в 17-18 веках. Это дает повод думать, что икону мог написать не Рублев, а кто-то из его учеников или последователей.

Благовещение.

Благовещение

Благовещение хранится Благовещенском соборе Московского Кремля, датируется 1405 годом. Основа сюжета иконы – Мария узнает от ангела, что ее ребенок не простой смертный, а сын Бога. В этой иконе большое значение играет цвет. Все вокруг красное, тревожное, а плащ ангела зеленый, цвета надежды.

Эта икона посвящена одному из самых больших праздников в православии – Благовещению, которое отмечается 7 апреля.

Звенигородский чин

Следующей по времени создания работой Андрея Рублева является так называемый Звенигородский чин, один из самых прекрасных иконных ансамблей рублевской живописи. Чин состоит из трех поясных икон: Спаса, архангела Михаила и апостола Павла. Они происходят из подмосковного Звенигорода, в прошлом центра удельного княжества. Три большемерные иконы, вероятно, когда-то входили в семифигурный деисус. В соответствии со сложившейся традицией по сторонам от Спаса располагались Богоматерь и Иоанн Предтеча, справа иконе архангела Михаила соответствовала икона архангела Гавриила, а в паре с иконой апостола Павла должна была быть слева икона апостола Петра.

Сохранившиеся иконы были обнаружены реставратором Г.О.Чириковым в 1918 году в дровяном сарае близ Успенского собора на Городке во время обследования экспедицией Центральных государственных реставрационных мастерских этого древнего княжеского храма Юрия Звенигородского, второго сына Дмитрия Донского. Поскольку характер расположения икон на алтарной преграде не вполне ясен, чин мог входить в иконостас как княжеского Успенского, так и соседнего Рождественского собора Саввино-Сторожевского монастыря, ктитором которого был звенигородский князь.

В отношении этой группы памятников авторство Андрея Рублева, к сожалению, не удостоверяется ни одним из дошедших до нас письменных источников, современных живописи. После реставрации чина впервые опубликовавший его И.Э.Грабарь, основываясь на данных стилистического анализа, атрибуировал иконы как произведения Андрея Рублева. Эта атрибуция, не оспоренная никем из исследователей творчества художника, подтверждается вместе с тем и историческими фактами. Предполагаемый заказчик чина Юрий Звенигородский известен своими связями с Троице-Сергиевым монастырем; он был крестником преподобного Сергия Радонежского и воздвиг над его гробом каменный Троицкий собор (1422). Закономерно предположить, что Андрей Рублев, работавший в Троицком монастыре, мог исполнить заказ крупного вкладчика, являвшегося к тому же и крестником основателя монастыря.

Сохранились более поздние сведения, которые связывают со звенигородским чином. Согласно описи 1697-1698 годов, семь икон деисуса были развешаны на стенах Успенского собора на Городке. Трудно сказать, в силу каких обстоятельств деисус в это время располагался не на алтарной преграде. Может быть, иконы были переданы из Саввино-Сторожевского монастыря, может быть, были перенесены с алтарной преграды Успенского собора.

В Звенигородском чине Андрей Рублев выступает как сложившийся мастер, достигший вершин на том пути, важным этапом которого была живопись 1408 года в Успенском соборе во Владимире. Используя возможности поясного изображения, как бы приближающего укрупненные лики к зрителю, художник рассчитывает на длительное созерцание, внимательное вглядывание, собеседование.

Андрей Рублёв

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *